Once upon a time (Однажды в сказке): 1-12 «Внешность обманчива»

Серия 12-я первого сезона лидирует во всех опросах общественного мнения, пара Румбель также показывает стабильно высокий результат, недосягаемый для других пар сериала.

При первом просмотре эта серия держит нас в постоянном нервном напряжении. Мастерски написанный сюжет строится на чередовании взволнованно-нежных, очень светлых и, в общем-то, бесконфликтных сцен в зачарованном лесу, показывающих любовь Румпеля и Белль, и трагически окрашенных сторибрукских эпизодов, в которых нет никакой Белль, зато есть одинокий и страдающий от каких-то ужасных воспоминаний мистер Голд. Вся серия – это нарастающее ожидание катастрофы плюс сама катастрофа, очень реальная и ничуть не картонная. Я, откровенно говоря, не уверена, что кадры с живой Белль в конце серии – это хорошее решение. Насколько сильнее был бы эффект ее появление в конце сезона! Но, если учесть, что этот сериал смотрят дети, подростки и чувствительные домохозяйки вроде меня, то, да, все правильно…

В 8 серии нас показали, каким прекрасным человеком был Румпель до его обращения ко злу. 12 серия наконец-то подтверждает то, что мы и так знали: да, он таким и остался!

Румпель в этой серии прекрасен! Именно внешне прекрасен! Не могу понять, как ему в гриме монстра удается быть таким печально-возвышенно-красивым.

Думаю, что здесь все-таки особый вид грим, не такой, как в других сценах. И, конечно, потрясающая операторская работа: ракурс, светотень. Стоячий воротничок, он так ему идет! Роберт Карлайл, как мы помним, рассказывал, что грим Румпеля очень сильно сковывает мимику, это, фактически, маска, которая оставляет возможность только для выражения самых простых эмоций, поэтому все они преувеличены. Здесь же ему приходится в крайне тяжелых условиях выражать тонкие оттенки чувств, неуловимый момент зарождения симпатии, перерастающий в любовь. Причем, слова выражают только малую толику того, что он на самом деле чувствует.

Сюжетная схема этой истории весьма распространена в кинематографе. Согласно классификации одного из теоретиков сценарного мастерства, она относится к типу «Дружище». В начале фильма этой категории герои находятся в ситуации острого конфликта, в конце они понимают, что их очень многое связывает, что внешние различия не имеют решающего значения, если двое хотят спасти друг друга от одиночества. Интересно, что это может быть не только история зарождения любви из ненависти, но и дружбы. Примерами такого рода фильмов могут служить «Ирония судьбы», «Служебный роман», «Игрушка». Материалом для этой серии послужила всем нам хорошо известная сказка «Красавица и чудовище». Обращение к этой истории всегда сулит внимание и сочувствие зрителей.

Но Джейн Эспенсон делает очень неожиданный, я бы сказала, рискованный ход: она не показывает нам, как именно страх превратился в любовь, как именно Белль поняла, что Румпель не монстр, а принц Прекрасный, что он «самый лучший в мире крокодил». Вернее нам показывают первый и последний этап этого процесса. Когда именно Белль поняла, что Румпель не душитель младенцев, а сама невинность, нам не показали. И правильно сделали, потому что мы и так знаем, что Румпель – прекрасный человек, в которого просто нельзя не влюбиться. Повторение было бы излишним.

В начале Белль боится Румпеля. Она пытается ему угодить, и роняет нашу обожаемую чашечку от вполне понятного ужаса. С ее точки зрения, Румпель вполне способен освежевать младенца.

Вот и чашечка разбилась! Она ждет гнева своего господина и безумно радуется, что Румпель ее за это не убил. И не побил. И не превратил в улитку. Это, в общем-то, проявление стокгольмского синдрома. Кто бы мог подумать, из какого сора выросло это светлое и чистое чувство! Что касается Румпеля: он так одинок, так несчастен, что любой знак внимание со стороны любой девушки, любой намек на человеческое к нему отношение мог бы разжечь в его сердце огонь любви. Зачем Румпелю Белль? Думаю, он и сам не знает. Он забрал у короля самое дорогое, что у него было, просто из глупой детской вредности. И нигде его ребяческий характер не проявляется с такой яркостью, как в сцене «помолвки» с Белль. Румпель во дворце очень художественного изображает злобного мага, похитителя девиц, но именно изображает. Играет роль. Потому и ведет себя так развязно, по хозяйски положив ей руку на талию.

Но в сценах в замке Румпеля мы видим его хозяина робким и застенчивым юношей! В своем собственном доме он не смеет к ней прикоснуться.Он буквально затылком чувствует присутствие возлюбленной, и это заставляет его по-другому двигаться, по-другому говорить, по-другому думать. в его пластике появляется что-то балетное, хотя обычно Румпель двигается довольно неуклюже. Он при ней всегда как на экзамене, он ее боится, как боится школьник свою первую любовь. Белль же чувствует себя гораздо свободнее. Видно, что в их отношениях она играет ведущую роль. Она не только не боится его, но очень активно с ним заигрывает, всячески пытается сократить дистанцию.

Какая такая Кора? Если она и была его возлюбленной, то он уже не помнит подробностей их общения. Что, кстати, не так уж невероятно. Румпель уверен, что все, что было с Корой – это обман, что никакая женщина не полюбит такого *подставить нужное ругательное слово*, как он. «I’m not a man» — говорит он. «Я не человек», но как призвук слышится и второе значение этого слова: я не мужчина. Хорошо, что сценаристы не поставили здесь политкорректного I’m not a human being.

Любовь Румпеля и Белль чиста и невинна. Как же здорово, что у этого фильма рейтинг 12+! Сценаристам приходится изворачиваться.

Вот они сидят. Два школьника за партой. Интересно, что Румпель в этой сцене повторяет позу Белль, он как зеркало отражает ее мысли, ее надежды. Он становится тем, кем она хочет его видеть. Строит ли он планы? Надеется на взаимность? Я думаю, он не думает о будущем. Вообще не думает. Он погружен в настоящее, которое настолько прекрасно, что становится трудно дышать. Это очень светлая сцена, таких безоблачных моментов в жизни Румпеля немного.

И все –таки Румпель в 12 серии, это «Румпель-после», а не «Румпель-до». Он погружен в стихию зла и его зловещая тень накрывает безоблачное счастье влюбленных. Помните ли вы Гастона? Бедный мальчик, смелый, верный, может быть не очень умный, недалекий, нелюбимый. Он появился не вовремя. И Румпель его убил. Почти убил.

Интересно, как бы повела себя Белль, если бы узнала о судьбе своего нареченного? Может быть, еще узнает…

Последовавший диалог Румпеля и Белль – это очень страшная сцена, в которой показано, как тонка граница между подлостью и благородством в душе Темного мага. Только что он (навсегда!) лишил человеческого облика своего соперника. И вот теперь он в словах Белль слышит почти неприкрытое признание в любви. Боль и ликование переполняют его сердце! Он уже забыл о совершенном злодействе. Он снова полон любви и готов к самопожертвованию. Это одна из самых блистательных сцен Карлайла без слов, где только выражение лица показывает, как он понимает происходящее, намного лучше и яснее, чем понимает ситуацию Белль.

Как тонко он все подстроил! Он мог бы сказать Белль открытым текстом: я тебя люблю и отпуская на все четыре стороны. Будь счастлива, девочка моя. Но это значит, привязать ее к себя навек узами благодарности. Он поступает по-другому. Он хочет, чтобы она сама приняла это решение, чтобы все получилось как бы случайно. Это же просто «стокгольмский синдром»! Она стряхнет наваждение, когда вдохнет воздух свободы, правда ведь? И как же он надеяться, что это неправда и что она, вопреки здравому смыслу вернется…

Кто ждет, тот дождется…
Признайтесь, что история с «тру лав кис»’ом нам уже слегка поднадоела? То он работает, то не работает! Отчего это зависит? Он настроения? От погоды? Непонятно.

Но изначально это была очень сильная идея, яркий и неожиданный финал для истории Румпеля и Белль, в которой заложены важные символические смыслы. Любовь врачует сердце Темного мага. Не просто соприкосновение губ. Дорога к спасению открыта. Осталось сделать только один шаг, но… Сделать его невозможно. Заклятие крепко держит свою жертву. Двери Ада заперты изнутри.
Этот момент снова ставит героя перед выбором. Он не марионетка в руках судьбы, пусть даже сегодня она благоволит ему. Он не может исцелится неожиданно, случайно, поддавшись минутному порыву. С точки зрения структуры образа это очень важно.

Отказ Румпеля можно объяснить вполне прагматически. Ну в самом деле, если он снова станет беззащитным, сколько дней или часов он будет оставаться в живых? Учитывая сколько у него могущественных врагов… И, что гораздо важнее, если он поцелует Белль, он потеряет надежду встретится с сыном. Нам кажется, что он выбирает между любовью и властью. А он выбирает между любовью к женщине и любовью к сыну. Он близок к цели, но его методы не найдут понимания у девушки. Потому что в основе его заклинания лежит человеческая жертва. Регина убивает своего отца, чтобы Румпель нашел своего сына. Процесс можно было бы ускорить, если бы Румпель принес в жертву сердце своей возлюбленной.

Отказ Румпеля выводит эту историю за пределы мелодрамы. Он ставит перед нами главные вопрос фильма: готов ли герой к покаянию, к «перемене сознания», сожалеет ли он о том, что с ним произошло, страдает ли он под оболочкой монстра, или его вполне устраивает это положение вещей? Понимает ли он, что является рабом кинжала и той силы, которая им управляет? Которая, по его собственным словам, является «абсолютным злом». Увы, у нас нет основания ответить на эти вопросы утвердительно.

Румпель, прогоняя Белль, говорит о том, что ему власть намного дороже ее любви. Это, конечно, неправда. Он просто хочет оттолкнуть ее от себя. Да, именно так и нужно сжигать мосты! Не оставляя ни малейшего шанса на возвращение. Не стараясь оставить за собой право называться положительным героем. Белль осыпает его упреками, которые не имеют никакого отношения к реальности. Румпель не пытается ее разубедить. Он берет всю вину на себя.

Но что же происходит в Сторибруке? Здесь мы ждем катастрофы и как же здорово и страшно перемешаны сцены надежды и отчаяния, отнюдь не механически, как это порой бывает в других сериях «Сказки…». Мы действительно видим, что Румпель и мистер Голд – это один и тот же человек, а история, которая с ним произошла, вполне архетипична и свободна от временной конкретики.

И пока мистер Голд избивает мистера Френча, а Румпельштильцсхен той же самой палкой крушит посуду, мы ждем худшего: смерти Белль от руки Темного мага.

О да, душа Румпеля действительно темна! Но добро и зло перемешаны в ней не случайным образом. В сцене, где Голд избивает отца Белль, нам показано, как именно искривляется в ней путь добра, как из раскаяния вырастает агрессия. Вслушайтесь в слова Голда. О чем он говорит: «Она тебя любила и ты ее прогнал! Это ты виноват, не я, не я, НЕ Я!!! ». Себя он избивает, себя он ненавидит, себя он винит. Но мистеру Френчу, который ни в чем не виноват, от этого не легче.

Что ж… еще одна незаживающая рана в душе Румпеля/Голда. Еще одна вина, еще одна трагедия. Еще более сильная драматическая ситуация. Если до этой серии я сомневалась, что главной герой сериала – Румпель, то теперь все сомнения отпали. Карлайл, когда подписывал контракт, как мы помним, думал, что его персонаж будет «приходящей звездой», редким подарком для зрителей. После 12 серии такое развитие сюжета уже невозможно.

И Белль. Мне нравится как Эмили воплощает ее образ на съемочной площадке. Мне нравится, что она не похожа на фотомодель, мне нравится ее полноватость, ее неуклюжесть, ее некрасивость в некоторых ракурсах. Мне нравится, что она любит моего любимого героя. Мне нравится, как он смотрится рядом с Карлайлом.

Белль – это образ-эхо. Это девушка, которая подыгрывает Голду. Девушка, которая вечно ждет его на берегу. Девушка, чье призвания, напоминать Румпелю, какой он хороший. Девушка, которая всегда будет в его жизни второй. После Бэя. Линия их отношений лишены того трагического надрыва, который есть в отношениях Румпеля с сыном, даже с Милой. Но если бы ее не было, смотреть этот сериал, для тех, кто сочувствует Румпелю, было бы слишком тяжелым испытанием.

Яндекс.Метрика