Вернуться   IWTB RU forum > Наше творчество > Творчество по сериалу Секретные материалы > TXF: законченные переводы

Ответ
 
Опции темы
Старый 02.12.2017, 10:24   #291
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 151
По умолчанию

Ааааааааааааа так все было хорошо нет нет только не выстрел. Девушкииии так низяя в кого попадут, блин обоих жалко ...жду жду
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.12.2017, 23:33   #292
Nataly-X
¡No pasarán!
 
Аватар для Nataly-X
 
Регистрация: 27.09.2008
Адрес: Kiev
Сообщений: 378
По умолчанию

Перевод Hitrost0.
*******
Военно-воздушная база «Хилл»
Ангар №19
14 мая 1998 года
15:14


- Начинается.

В заявлении Джейсона не было никакой необходимости – в нарушении течения времени невозможно было ошибиться.

Воздух наполнился пылью, кружащей подобно снежным хлопьям на северо-востоке. Серебристая трещина пересекла ангар ровно через рубку самолета.

Джейсон и Лиза сидели у пульта управления самолета, побелевшими пальцами вцепившись в приборы. Через лобовое стекло они видели Кебэка, Бэка и Линдена, с открытыми ртами глядящих на яркий разлом. Свет из него освещал ангар, словно непрекращающаяся цепь молний, окрашивая воздух в голубой цвет; зародившееся шипение, треск и гул становились громче с каждой секундой.

Джейсон был готов заглянуть в свое прошлое и будущее, как обычно во время разрыва континуума. Время завивалось кольцом и переплеталось, напоминая ему плавящуюся игрушку-пружинку. События, произошедшие годы назад, располагались на нижних кольцах, будущие – на верхних. Они сливались по мере того, как разрыв времени увеличивался. Детские воспоминания смешивались с моментами из старости, и рождающаяся в результате хронология была незнакома, вызывала головокружение. Человеческий мозг не в состоянии был справляться с нелинейным существованием; Джейсону приходилось видеть, как это сводило неподготовленных путешественников во времени с ума.

Он вдруг обнаружил себя в окружении событий из детства: празднование шестилетия его сестры, захватывающая дух поездка на санях с горки, стрижка овец на ранчо отца. Вскоре, однако, его разум захватили события из будущего. Он заметил длинную лабораторию с двадцатью странными, не предназначенными для работы человека компьютерами. Монитор каждого был размером с дверь ангара, но тонким, как бумага, и прозрачным. Каждый демонстрировал временную аномалию, подобную этой.

Где-то вне поля его зрения Лиза резко втянула воздух, и ее страх помог ему вернуться в реальность.

- Не бойся, - прокричал он.

- Что… что происходит?

- Это нарушение. Континуум сворачивается сам в себя. – Джейсон хотел объяснить данный феномен ей подробнее, успокоить ее, сведя все к физике, но времени на это не было. Он схватил ее за руку. – В этом нет ничего страшного, просто не сопротивляйся.

- Я боюсь!

- Все закончится, как только мы вернем агентов.

- О боже… я вижу… нет, хватит, хватит!

- Что такое?

Возможно, она ответила ему, возможно, - нет. Джейсон не был уверен, потому что Лиза, военные снаружи и даже сам самолет то появлялись, то исчезали. Ему показалось, что он увидел осеннюю листву и костер, услышал слова, произнесенные на древнем незнакомом языке, ощутил льдинки, скользящие по его коже.

Не глядя, он схватил Лизу за руку и взмолился, чтобы это не стало его последним осознанным действием.

*********

Клэш не мог поверить своей удаче. То, что он обнаружил Дзе и Мал-да-ра вместе на берегу, наверняка являлось подарком Духов. Два злейших врага были в его руках, и он не собирался проявлять великодушие.
Он направил громогласное оружие прямо в сердце Дзе. Духи помогут ему воспользоваться им – сегодня они были на его стороне.

- Где Клиззи? – требовательно спросил Дзе. Его глаза полыхали огнем, и он сделал угрожающий шаг вперед.

- Нет, - предупредил его Мал-дар, схватив за руку. – Оно может быть заряжено.

Клэш не знал, что означали эти слова, но с удовольствием заметил, что человек из клана Угря был обеспокоен. Его тревога свидетельствовала, что он осознавал могущество этого оружия, но не мог контролировать его с расстояния. Он не был Духом, он не был даже шаманом. Он был простым человеком с теми же страхами и слабостями, как и у всех других. И скоро берег обагрится его кровью.

- Где она? – крикнул Дзе. – Если ты причинил ей боль, я убью тебя!

- Ты не в том положении, чтобы кого-то убивать, - с ухмылкой ответил Клэш, указывая на жалкий нож Дзе. – Спроси своего дружка-чинди, что у меня в руке.

- Я знаю, что это. Я видел, как он убил с помощью этого мастодонта.
Мастодонта? Клэш удивился. Он был свидетелем того, как это оружие продырявило ладонь Тзе-е, но завалить мастодонта? Очевидно, эта штука была могущественнее, чем он себе представлял.

- Тогда ты знаешь, что это оружие может убить вас с Мал-да-ром вместе.
На западе сверкнула молния, на мгновение осветив гору Припадающей к земле кошки. Гроза, очевидно, проходила далеко стороной, потому что над ними не было ни облачка, и даже грома не было слышно.

Мал-дар сделал несколько шагов вперед, располагаясь на линии между оружием и Дзе. Он что-то тараторил на своем языке. Может быть, заклинание? Призывал ли он Духов?

- Не двигайся! – приказал Клэш, и Мал-дар замолчал.

Комок тополиного пуха размером с кулак упал с ночного неба и приземлился в шести шагах от Клэша. Второй снежно-белый ком опустился на песок. Затем еще один, и еще.

Что это за чинди-магия? Клэш поднял лицо к небу и с удивлением обнаружил, что множество таких шаров опускались к земле.

Он рефлекторно нашел пальцами свой мешочек с тотемом, надеясь на его защиту. Внутри он нащупал перекрещенные палочки блестящего тотема Li-chi Tse-gah. Может быть, он защитит его от этого странного пухового шторма.

Еще одна вспышка молнии осветила ночное небо, на этот раз куда ближе.
Продолжая держать мужчин на прицеле громогласного оружия, Клэш вынул из мешочка тотем рыжеволосой женщины. Он поднял его к небу.
Глаза Мал-да-ра расширились, когда он увидел это.

- Ах ты гребаный сукин с… - С этими словами Мал-дар бросился на Клэша.

******

Мужчина с коротко остриженными волосами и голубыми глазами преграждает Скалли путь. На нем надет ничем не примечательный костюм. Пистолет в наплечной кобуре заставляет пальто топорщиться. Этот человек не знаком Скалли, но она предполагает, что он агент ФБР. Она знает, что должна в обход него добраться до отделения интенсивной терапии, но не уверена, почему… Она лишь чувствует страх.

- Я должна его увидеть, - говорит она.

- Знаю, но мне бы этого не хотелось, - отвечает мужчина полным сочувствия голосом; в его глазах Скалли видит тревогу.

Не обращая на него внимания, она заходит в помещение. Видя Малдера, лежащего на больничной койке, Скалли одновременно испытывает потрясение и облегчение. Ему поставили носовой кислородный катетер и капельницы. Ужасные шрамы пересекают его лицо и конечности, незажившие надрезы начинаются у его шеи и исчезают под воротом больничной сорочки. Различные аппараты издают шипящие и пищащие звуки, а воздух пахнет моргом. Она подходит к нему и неуверенно опускает ладонь ему на грудь, ожидая почувствовать… что? Ничего? Но, Господь милосердный, его тело теплое. И как бы невероятно это ни было, его сердце бьется. Ее страх начинает отступать. Она склоняется над ним, обнимая и плача от невероятного облегчения.

Вот, оказывается, каково это – когда на твои молитвы отвечают.
Внезапно она больше не находится у его постели, а открывает дверь, ведущую в его квартиру. Малдер ждет у нее за спиной, ошеломленный и переминающийся с ноги на ногу. На нем надеты новые штаны и куртка. Скалли держит сумку с вещами и на ней самой надето длинное пальто, едва прикрывающее ее огромный живот. Она заходит в квартиру в сопровождении Малдера, осознавая, что это не сон и не реальность, а еще одно из ее видений.

- Должно быть, здорово оказаться дома, - говорит она.

Малдер отвечает невнятным мычанием.

Его безразличие волнует ее. Она кладет сумку в его спальне.
- Что-то изменилось, - говорит он, когда она возвращается в гостиную.

- Здесь чисто.

- А… вот оно что, - он безрадостно усмехается. Почему он выглядит так, словно ему неуютно, тогда как она так рада просто быть рядом с ним?

- Молли нет, - замечает он, приглядевшись к аквариуму.

- Да, ей не так повезло, как тебе.

Малдер подходит к столу и осторожно облокачивается на его краешек. Он ведет себя так, словно мир рухнет, если он двинется слишком быстро или попытается улыбнуться.

- Малдер, не знаю, сможешь ли когда-нибудь понять, каково это было. Сначала узнать о твоем похищении…

Его похищали. Но кто? Или как?

- Затем искать тебя и найти мертвым. А теперь ты вернулся и э-э-э… - Голос подводит ее, и она не может выговорить то, что хочет.

Это происходит после того, как она похоронила его в Роли, Северная Королина, понимает вдруг она. События, которые она видит в своих видениях, происходят без порядка, следовательно, она, скорее всего, не так истолковала и другие, основываясь на своем неверном понимании их хронологии. Даже если и так, она не может быть уверенной в точном времени происходящего. Это Уильям находится в ее животе, или она беременна повторно? Она уже отдала своего сына, или этот кошмар еще предстоит ей?

У нее нет времени выяснять это. Не успевает она и глазом моргнуть, как оказывается вместо квартиры Малдера в каком-то темном помещении. Оно похоже на тюремную камеру, а у нее на глазах снова – или все еще? – слезы. Малдер лежит на полу. Медленно он садится и зевает.

Она замечает, что больше не беременна.

- Малдер, поговори со мной. Начистоту, иначе мы проиграем.

- Мы не можем выиграть, Скалли. Мы можем лишь надеяться погибнуть, сражаясь.

- Ты меня пугаешь. – Она подходит к нему. – Малдер, мне так страшно, что я только что вернула тебя, а теперь могу потерять снова.

- Я знаю, что делаю.

Так ли это? Очевидно, что его били, морили голодом, и он явно не высыпался.

- Что ж… что бы ты ни делал… ты и понятия не имеешь, сколько мы уже потеряли… что мне пришлось сделать.

Ее захлестывает чувство сожаления. Сердце, кажется, вот-вот разорвется в груди.

- Я знаю, - отвечает он полным сочувствия голосом. – Скиннер рассказал мне.

Она начинает плакать.
- Наш сын, Малдер… я отдала его.

Ужасающая истина повисает в воздухе между ними, и в этом темном месте она кажется во сто крат невыносимее. Малдер принимает ее в объятия, и от его утешения последние капли самообладания оставляют ее. Уильям потерян для них... навсегда. Он живет с незнакомцами. Она не уверена, откуда знает это, но знает тем не менее. Каким-то образом она осознает, что по многу раз каждый день молится за безопасность своего ребенка. Даже сильнее она молится о том, чтобы Малдер не начал презирать ее за то, что ей пришлось сделать.

- Наш сын… Я так боюсь, что ты меня никогда не простишь.

- Я знаю, что у тебя не было выбора.

Иногда не существует правильного выбора, есть только выбор.

Темнота тюремной камеры постепенно сменяется ослепительным солнцем пустыни. Она находится на пассажирском сиденье ржавого пикапа; Малдер рядом с ней за рулем. На нем надеты зеркальные солнечные очки, и ей не удается прочитать выражение его лица. Мучавшее ее чувство вины утихло, но не исчезло полностью.

Пыль покрывает потрескавшееся лобовое стекло. У нее на коленях разложена карта дорог Нью-Мехико. Ее палец лежит на голубой линии, обозначающей шоссе I-40, лежащее к западу от Альбукерке.

- Скоро должен быть поворот, - говорит Малдер. – Мы почти в Гэллапе.

- Ты уверен, что хочешь ехать по дороге номер 666? Звучит зловеще.

Малдер усмехается и кивает.

- Учитывая обстоятельства, это кажется мне весьма подходящим.

Какие обстоятельства он имеет в виду?

- Сколько миль до Шипрока? – спрашивает он.

Сначала ей кажется, что он сказал «шипрек» [от англ. Shipwreck – обломки корабля], и кожу на затылке закололо. Но она сверяется с картой, находит крохотный городок, расположенный в резервации Навахо, и прикидывает расстояние.

- Восемьдесят миль. Почему Шипрок?

- Шипрок находится в полукилометровом выветрившемся вулканическом шлейфе. Это место священно для индейцев навахо. Они называют его Tse Bi dahi, что означает «скала с крыльями», - объясняет Малдер. – Название берет свое начало в древнем мифе об огромной птице, которая принесла предков в эти земли, а затем превратилась в каменный пик. Звучит знакомо?

- Не особенно.

Он хмурится.
- Tse Bi dahi – метафора для внеземного корабля.

- Скорее, это метафора для способности этого места возносить человеческую душу над проблемами ежедневного существования и позволять почувствовать Великого Духа.

Кажется, Малдеру ее объяснение нравится так же, как и его.
- В любом случае, нам нужно быть в этом месте.

- Разве оно не закрыто для посещения?

- А мы что, вдруг начали играть по правилам? – Малдер улыбается и направляет машину на дорогу 666.

Она с радостью наблюдает за его улыбкой и надеется, что его хорошее расположение духа продержится до самого Шипрока, только вот… они больше не едут в кабине пикапа. Они стоят в обветшалой знойной гостиной. Она ощущает себя как дома в этом маленьком строении, хотя и не узнает выцветшей мебели в западном стиле или индейских ковров, украшающих стены и полы.

Маленький мальчик сидит на софе с вытершейся обшивкой. На коленях он держит диванную подушку, почти полностью скрывающую его вытянутые ноги. Его ступни босы и покрыты пылью. На нем надета маленькая футболка с надписью «Yankees» и джинсовые шорты, а на подбородке наклеен пластырь. У него рыжие волосы, голубые глаза и веснушки на носу, но при всем этом он так похож на Малдера, что у Скалли перехватывает дыхание. Она сразу же понимает, что это его сын. Ее сын. Это Уильям.

- Привет, дружище, - говорит Малдер мальчику. – Ты готов?

Тот кивает, ерзая, как его отец, когда тот возбужден в ожидании чего-либо.

Малдер держит новорожденного ребенка, завернутого в розовое покрывало, в изгибе локтя. Редкие волосики девочки такого же темного цвета, как и его. Она молотит кулачками по воздуху и издает мяукающие звуки, и Скалли ощущает боль в грудях.

- Отоди, отоди, - приказывает рыжеволосая девчушка двух лет от роду, одетая в желтый сарафан. Она толкает пластиковую пожарную машину по терракотовому полу и ударяет ею прямо в ногу Малдера. – Папочка! Отоди!

- Элла, не хочешь поздороваться со своей новой сестрой? – спрашивает он.

- Нет! – Она морщиться от отвращения и увозит машинку прочь.

- Я хочу! – говорит Уильям, очевидно теряя терпение. – Я ждал этого целую вечность.

- Мама уехала в больницу лишь вчера, дружок, - напоминает ему Малдер.

- А мне кажется, что целая вечность прошла.

Малдер подносит младенца к Уильяму и осторожно опускает его на подушку у него на коленях. Он остается рядом и внимательно наблюдает за мальчиком, но позволяет ему самостоятельно держать сестру.

- Привет, Вирджиния, - говорит Уильям, глядя на нее широко распахнутыми глазами. Он аккуратно похлопывает ребенка по голове, словно щенка. – Ее ведь зовут Вирджиния, верно?

- Да, милый, - отвечает Скалли. – Хотя твой папа уже называет ее Джинни.

- Я хотел назвать ее Элвисом, - сообщает Малдер Уильяму, - но твоя мама не согласилась. – В его глазах светится гордость, когда он наблюдает за своим сыном и новорожденной дочерью. Собираясь отпустить очередную остроту, он переводит взгляд на Скалли, и его улыбка блекнет. – Почему бы тебе не прилечь, милая? – предлагает он. – Ты выглядишь разбитой. Я присмотрю за детьми.

Ее живот болит, и она знает, что ей не следует так долго стоять, но она не желает оставлять свою семью: сына, двух дочерей и мужа, которого она любит всем сердцем. Она крутит на пальце обручальное кольцо и размышляет над тем, как она оказалась в этом чудесном мгновении.

- Она смотрит прямо на меня! – говорит Уильям. Из-за отсутствующего переднего зуба он шепелявит. – Она мне нравится, папа.

- Мне тоже, сын, - отвечает Малдер и подмигивает Скалли.

- Мне не нравится, - говорит Элла из-за кресла и начинает вопить во весь голос.

Новорожденная начинает хныкать из-за громкого звука, и Малдер сразу же забирает ее с подушки.

- Все в порядке, в порядке, - шепчет он, а затем передает ее Скалли. Сам он идет к Элле, поднимает ее на руки и, прижавшись губами к ее животу, издает смешной звук. Недовольный крик девочки сменяется счастливым визгом.

- Папа-а-а-а!

- Что, мелкая?

- Пощекочи меня!

Это все так знакомо, словно дежа вю. Словно бы она ходит кругами.
Скалли вспоминает о своей татуировке. Ороборос олицетворяет будущее, обращающееся к древним корням прошлого.

«В этот момент появится новая грань личности, и мир переродится».
Она не помнит, кто это сказал ей или когда, но знает, что именно это и происходит сейчас… в ее видении и в ледниковом периоде. Прошлое открывает ее будущее. В первый раз она видит события своей жизни, выложенные рядом друг с другом, и истина раскрыта.

Малдер был прав, во всяком случае, в одном – каждое отдельное решение изменяет будущее. Но что он не видел, не мог видеть – это то, что предсказать результаты этих решений невозможно. То решение, что изначально выглядит неверным, при взгляде на проблему в целом может оказаться правильным. Вся картина, великий замысел, божий план – как ни назови – слишком огромен, чтобы охватить целиком без перспективы, даруемой временем.

Окончательный результат решений, принимаемых Скалли, возможно, никогда не будет ей открыт, однако ее пребывание в плейстоцене и видения научили ее, что вера – в высшие силы или же, что важнее, в саму себя – в конце концов приведет ее к нужному пункту назначения. Все тропы не ведут в одно и то же место, но все решения приведут ее туда, куда ей суждено дойти.

Она понимает, что отдаст своего сына, потому что любит его. Незнакомцы будут растить его в безопасности, потому что они хорошие люди. И Бог вернет ей его по своим собственным причинам.
Она смотрит на своего маленького мальчика, мужа и дочерей и видит счастливый конец и новое начало одновременно.

Хождение по кругу? И да, и нет. Она часть последовательности, звено в цепи, которая сама является звеном более крупной цепи, замкнутой подобно спирали ДНК, ведущей к… чему? Бог позволяет ей увидеть только крошечную часть своего божественного плана, но этого вполне достаточно.

*********

Скалли проснулась, ощущая спокойствие, подобное тому, что она испытывала в раннем детстве, когда делила крошечную спальню с Мисси. Тогда, засыпая каждый вечер, она чувствовала запах моря через открытое окно и слышала приглушенный смех родителей в гостиной на первом этаже. Это был невинный период ее жизни, когда так легко было найти истину, когда стоящие перед ней выборы оказывались незамысловатыми, и так просто было принять решение.

Однако каким бы замечательным то время ни было, ей вовсе не хотелось возвращаться туда, ведь будущее сулило ей столько всего.

Невероятно, что лишь несколько часов назад она сказала Малдеру, что хочет остаться в прошлом и никогда не возвращаться в 1998-й год.

Она перевернулась на шкурах, желая немедленно сообщить ему, что изменила свое мнение, но обнаружила, что постель пуста, а Малдера нет в хижине. От тревоги закололо кожу головы, и она села. С трудом ей удалось вспомнить, что он что-то говорил о том, чтобы сходить к озеру и вымыть спину. Скалли поднялась. Ощутив холод, она накинула куртку Малдера. Немного успокоенная ее теплом и знакомым запахом, она подошла к выходу, откинула полог и выглянула в темноту ночи.

Вдали над озером вспыхивали молнии, несмотря на то, что над головой мерцали звезды и не было ни облачка. Что-то похожее на семена или комки пыли падало с неба. Когда луна вдруг расплылась и дернулась куда-то к востоку, Скалли ощутила тошноту. С ужасом она наблюдала за тем, как полная луна уменьшилась до четвертинки, а затем обратно, рывками двигаясь по небосклону. Неестественные движения небесного тела напомнили Скалли НЛО, за которыми они с Малдером наблюдали с покрытого травой холма рядом с военно-воздушной базой Элленс в Айдахо во время своего второго совместного дела. Они спорили по поводу странных танцующих огоньков, по поводу того, были ли они лазерами, экспериментальным самолетом или внеземным кораблем.
Над головой вспыхнули еще несколько молний, и созвездия, казалось, вращались с таинственной и головокружительной скоростью. Скалли ухватилась за стену хижины для равновесия.

Какого черта происходит?

Вспышки заставили жителей деревни покидать свои хижины. Они нервно перешептывались и указывали в небо.

Серебристо-голубая щель вдруг появилась примерно в ста пятидесяти метрах над головой. Она протянулась от гор на западе через всю долину к лесу на востоке.

Вот оно, - вдруг поняла она. Это их спасение. Джейсон Николс открывал временной портал.

Телефоны! Господи! Малдер взял свой с собой? Скалли поспешно вернулась в хижину и принялась лихорадочно копаться в спальных шкурах в поисках своего телефона. Вот он! Вот! Рядом с телефоном Малдера.

Черт побери! Она должна отнести его ему. С их помощью они вернутся домой.

Скалли схватила оба телефона и бросилась к озеру.

*********

- Сукин сын! – Малдер кинулся на покрытого шрамами пещерного человека. Воспоминания о том, как он держал голову Скалли прижатой к земле, стараясь изнасиловать ее сзади, подпитывали его гнев. Он до сих пор помнил ухмылку дружка Конана, когда тот ждал своей очереди. Плечи и руки Скалли, ее бедра и ступни были покрыты порезами и синяками, свидетельствуя о том, как грубо с ней обращались. Одетая только в свое шелковое белье, она закричала, когда Конан сдернул ее трусики и…

Малдер, подавшись вперед, врезался в дикаря, и они оба повалились на землю. Странное чувство дежа вю накатило на агента. Пистолет вылетел из руки Конана и приземлился с глухим ударом в песок примерно в трех метрах.

- Это за Скалли! – выкрикнул Малдер, поднимаясь на колени и нанося три быстрых удара дикарю в челюсть, рот, нос. – А это… - он ударил его слева, - за меня.

Кровь брызнула из рассеченной губы дикаря, и он взвыл от боли и прикрыл лицо руками. Цепочка Скалли свисала с его сжатых пальцев, и один только вид ее привел Малдера в ярость. Он потянулся за ней, но Конан оказался быстрее и отдернул руку. Малдер бросился вперед снова, но на этот раз дикарь ударил его кулаком в подбородок, и агент упал назад.

Кровь потекла из открытого рта Малдера.
- Отдай мне это! – заорал он.

Конан усмехнулся и поднял цепочку, дразня.

- Гребаный… - Малдер кинулся к нему, нанося хук справа, а затем апперкот.

Не обратив внимания на его удары, дикарь впечатал кулак в ребра Малдера, заставив того согнуться пополам. Еще два удара в грудь, и он повалился на землю.

Над головой сверкнула молния. Странные комки пыли катились по песку, летали в воздухе, прилипали к волосам и потной коже мужчин.

Сплюнув кровь, Малдер позвал Дзе:
- Поможешь мне или как, приятель?

Глянув через плечо, он увидел, как тот поднимает пистолет.
- Кинь сюда! – крикнул Малдер, указывая на оружие.

Дзе сделал, как велено. Малдер попытался поймать пистолет, но Клэш как раз врезался в него, опрокинув на бок. Похожие на кувалды кулаки принялись бить его по голове и шее, с каждым ударом причиняя боль.
- Дзе… черт!.. помоги…

Дикарь уже был рядом, рывком поднял Конана на ноги и тут же повалил его одним точным ударом.

Покрытый шрамами мужчина упал на землю.

- Как, понравилось? – спросил Малдер, поднимая пистолет с песка.
Победа оказалась недолгой. Пяткой Конан ударил по руке Малдера, и оба мужчины на четвереньках бросились за отлетевшим в сторону оружием. Конан оказался быстрее, и его покрытые шрамами пальцы сомкнулись на рукояти. Малдер схватил его за запястье и попытался вырвать пистолет.

Дзе подошел сзади и обхватил темной рукой Конана за шею, да так, что у того глаза выпучились.

- Ну и кто выиграет теперь? – спросил Малдер, имея в виду предпочтение дикаря нападать вдвоем на одного. Он снова попытался выдрать пистолет у неандертальца, но тот не поддался. – Дай сюда!

Неожиданно Конан вырвался. Оружие выстрелило.

С такого близкого расстояние грохот показался невыносимым. Дзе отпустил Конана и прижал ладонь к левому глазу. Кровь начала сочиться из-под пальцев. Он открыл рот, словно собираясь что-то сказать, но вместо этого упал на колени, а затем плашмя на песок.

Малдер с опаской посмотрел на Конана и обнаружил, что глядит в дуло пистолета Скалли.

************

Военно-воздушная база «Хилл»
Здание № 30
14-е мая 1998 года
15:14


Пирселл вцепился в столешницу позади себя и попытался понять, что происходит. Он видел Стремера, стоявшего на другом конце помещения между двумя столами для осмотров и с улыбкой глядящего на потолок. Казалось, что крыша здания исчезла, сменившись ночным небом. Воздух наполняли комки пыли размером с кулак, поднимавшиеся с пола к звездам. Пораженный этим зрелищем Пирселл с небольшим облегчением осознал, что узнает созвездия.

Дверцы шкафа позади него задребезжали, и, пребывая в каком-то ступоре, он связал этот звук со Змеей Змееносца. Казалось, монстр ожил на ночном небе, извиваясь и дергаясь в руках удерживающего его героя.

- Невероятно, правда? – прокричал Стремер.

- Какого черта происходит?

Мензурка упала на кафельный пол и разбилась.
- Искривление времени. Глядите.

К удивлению Пирселла, две обнаженные фигуры появились из воздуха на столах рядом со Стремером: долговязый темноволосый мужчина и изящная рыжеволосая женщина. Практически сразу же они исчезли, словно мерцающие призраки.

- Скоро все будет кончено, - проговорил Стремер, потирая руки.

Пирселл моргнул и внезапно оказался в другом помещении – более современной лаборатории с невероятным оборудованием и количеством коек в двадцать раз большим. На каждой лежал пациент. Мужчины и женщины с пораженными выражениями на лицах были пристегнуты к койкам ремнями, и все что-то неразборчиво кричали. Это видение быстро сменилось ярким воспоминанием из детства – поход в Национальный зоопарк, когда Пирселл, сидя на плечах отца, разглядывал змей в серпентарии.

Большая гремучая змея скользнула в тень внутри вольера; судя по раздутым бокам, она недавно поела.

Где-то за стеклянными стенками обиталища змеи доктор Оскар Стремер захлопал в ладоши и загоготал, словно сумасшедший.

******

«В моём сне новопришлый по имени Мал-дар поймал змею и посадил её в костяную клетку. А когда Дух Змеи увидел это, то разгневался. Он освободил змею и превратил её в человека, которого отправил вершить возмездие. После продолжительных поисков человек-змея нашёл Мал-да-ра живущим с его рыжеволосой женой в лагере клана Совы. Мал-дар боролся с человеком-змеёй и победил его, разломав на две части. Дух Змеи разгневался из-за смерти человека-змеи, поэтому он превратился в молнию и спустился на землю во чреве большой бури, намереваясь убить Мал-да-ра. Всё в ночном небе поколебалось: звёзды и луна сдвинулись со своих обычных мест, когда молния выросла до невероятных размеров. Тополиный пух падал подобно снегу, хотя для этого не было никакой причины. Члены клана бросились врассыпную, опасаясь за свои жизни. Оставшиеся же слышали щебетание птицы. И прозвучал голос Женщины-Духа, явившейся издалека, она беседовала с Мал-да-ром, и хотя мы не могли понять её слов, он говорил с ней на своём странном языке, чему был несказанно рад. Она глубоко вдохнула и подула на тополиный пух, чтобы вернуть его обратно в Мир Духов. Потом она проглотила Мал-да-ра и его жену, и люди клана Совы были опечалены их уходом».

Перед закрытыми глазами Дзе плясали звезды. Во рту он ощущал привкус крови. Казалось, весь мир накренился под его вытянутыми руками. Он лежал лицом вниз на пляже. Песок покрывал его губы, прилипал к пальцам, впивался в локти и колени. Что-то влажное и теплое текло по левой стороне его лица и впитывалось в бороду. Он хотел вытереть эту жидкость, подняться на ноги, однако даже малейшее движение доставляло невыносимую боль.

Злобные голоса доносились до него как будто через слой воды. Прислушавшись, Дзе узнал говорящих: это были Мал-дар и Клэш, и они спорили. Открыв здоровый глаз, Дзе попытался рассмотреть их, но, несмотря на то, что они стояли всего в нескольких шагах от него на освещенном лунным светом пляже, их скрывали клубы тополиного пуха.
Мал-дар стоял на коленях, а над ним возвышался Клэш, который держал таинственное громогласное оружие направленным ему в голову. Оба мужчины были мрачнее тучи и спорили резкими голосами. Клэш ткнул Мал-да-ра оружием в щеку, и тот зарычал.

Дзе хотел помочь Мал-да-ру и принялся вспоминать, где уронил свой нож. Он помнил, что он был у него до того, как он схватил Клэша за горло, до того, как над его ухом прогремел гром и огненное копье поразило его в лоб над левым глазом.

Ощущая вес словно бы навалившихся на него невидимых камней, Дзе с трудом поднялся на четвереньки. Левый висок пульсировал болью, а конечности дрожали, но он полз по песку к ножу. Молния разделила небо пополам над его головой. Она шипела, как разъяренная змея. В отличие от обычной молнии, эта не исчезла; она сияла сильнее любой другой, виденной Дзе, и напоминала ему о белом и изменчивом леднике Tkin на севере или же о серебристых шрамах на лице Клэша.

Найдя нож, он поднял его и позвал Мал-да-ра, а когда тот посмотрел на него, кинул ему оружие. От предпринятых усилий его голова взорвалась болью, и он упал, но прежде успел увидеть, как Мал-дар поймал нож и приставил его к груди Клэша.

Затем произошло нечто неожиданное, и Дзе не уверен был, стоит ли верить своим глазам. Вполне возможно, что он погружался в мир снов Духов и наблюдал что-то, чему не место в реальности.

Позади Клэша из полной тополиного пуха ночи вышла Клиззи. Она была обнажена, а ее покрытая синяками кожа сияла серебристо-голубым в свете невероятной молнии. Кровь виднелась на ее запястьях и пальцах. Бусы, вплетенные в ее волосы, перестукивались со звуком, издаваемым стручками рожкового дерева накануне зимнего шторма. Ее темные, полные решимости глаза сияли от слез.

- Клэш, - прошептала она, - все кончено.

Клэш обернулся к ней с мерзкой улыбкой, отчего шрамы на левой щеке стали глубже. Он наставил страшное громогласное оружие ей в голову.
- Ты права.

Без предупреждения она поднырнула под его выставленную вперед руку и сильно толкнула его. Он споткнулся и покачнулся в сторону Малдера. Громогласное оружие снова прогремело.

В течение двух биений сердца никто не двигался – все были напуганы грохотом.

Затем Клэш посмотрел вниз, где из широкого пореза на его животе текла кровь. Нож Дзе глубоко вошел в его бок. Громогласное оружие выпало из его руки, а глаза расширились, когда внутренности внезапно выскользнули наружу, словно клубок змей, катящихся по горному склону. Клэш постарался подхватить их и остановить жуткий процесс, удерживая кишки в руках. Его деформированные ноги задрожали, и он упал на колени. С изумлением он взирал на страшную рану и покрытый кровью песок, на Мал-да-ра и Клиззи.

Отняв руку от живота, он указал сучковатым пальцем на нее.
- Ты?..

Клэш не мог сказать ничего более – Духи гасили огонь в его глазах. Он наклонился вбок, три раза поверхностно вздохнул и затем упал. Комья пуха собирались вокруг его более неподвижного тела.

К этому моменту множество людей уже собралось на берегу. На их лицах застыло выражение ужаса; они указывали на Клэша, громогласное оружие и небо. Они кричали:
- Дух змеи пришел убить нас!

- Мы будем наказаны.

- Это вина чужака!

Дзе знал, что его видение претворяется в жизнь. Молния разрасталась до невероятных размеров. Тополиный пух заполнял воздух и мешал зрению. Неузнаваемые созвездия и луна плыли по небу, словно опавшие листья по осенней реке. Спасет ли их Женщина-дух, или его соплеменники обречены?

«Пророчества часто непонятны, когда впервые открываются, - сказал Шаман, когда Дзе рассказал свой сон мужчинам в пещере Тса-онд. – Объяснять их – все равно что гоняться за дымом. Иногда мы должны подождать развития событий, прежде чем сможем понять, бежать нам или сражаться».

По краям огромной молнии зажглись огни, заставляя ее трещать и расширяться. Люди бросились врассыпную, опасаясь за свои жизни. В поднявшейся суматохе Дзе потерял Клиззи. Когда он не сумел найти ее, страх сдавил горло, не давая вздохнуть. Он попытался подняться на ноги и отправиться на поиски, но голова закружилась, и он снова упал на четвереньки. Рана на виске пульсировала болью, и он зажмурился.

- Не двигайся, - сказал кто-то, и нежные руки обхватили его лицо. Подняв голову, Дзе увидел Клиззи – изнуренную и напуганную.

- Ты в порядке? – спросил он.

Она кивнула и, обхватив его за талию, помогла встать.
- Нам нужно идти. Здесь не безопасно.

- С нами все будет хорошо. Женщина-Дух спасет нас, - объяснил Дзе и потянул Клиззи за собой, садясь на песок.

В этот момент небо распахнулось, разорванное молнией пополам. Окружающий пейзаж пошел волнами, а тополиный пух, падавший до этого с неба, вдруг начал подниматься вверх, в расширяющуюся щель. Невозможно было разобрать, что находится по ту сторону; небо стало таким же ярким, как полуденное солнце. Дзе показалось, что он разглядел на нем лицо своей мертвой матери – такой же молодой и веселой, какой она была при жизни. Ее изображение исчезло так же быстро, как и появилось, сменившись другими лицами, смеющимися детьми, похожими на Клиззи. Были ли это их сыновья и дочери? Их лица тоже растворились в ярком свете.

Серебристое свечение наполнило долину, освещая перепуганных мужчин и женщин, молящихся на пляже. Да-на стояла среди них, глядя только на Мал-да-ра. Она была одета в одежду клана Угря. В вытянутой руке она держала два небольших фосфоресцирующих, словно светлячки, предмета.

Мал-дар посмотрел на нее, а затем забрал громогласное оружие и сияющее украшение из пальцев Клэша. Затем он подошел к Да-не и обменял украшение на один из предметов, что она держала. На ее лице отразилось облегчение, и Дзе не знал, что стало причиной тому, что ее глаза сияли слезами благодарности: этот тотем или улыбка Мал-да-ра.

Они вздрогнули, когда предмет в ее руке запел, словно птица на рассвете. Предмет Мал-да-ра вскоре тоже начал издавать звуки, и какое-то время светящиеся объекты пели в унисон. Птичья трель сменилась голосом тихим, словно звучащим издалека. Это была Женщина-Дух из видения Дзе. Казалось, она жила внутри предмета в ладони Мал-да-ра. Когда же он ответил, его голос дрожал от волнения. Он схватил Да-ну за руку, а затем прокричал, обращаясь к Дзе:
- Будь здоров, приятель. Позаботься о Клиззи и Джини.

Затем небо стало нестерпимо ярким. Обхватив любимую жену руками, Дзе наблюдал за тем, как Мал-дар и Да-на исчезли подобно звездам на рассвете.
__________________
"Love is real, real is love." John Lennon
Nataly-X вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.12.2017, 02:31   #293
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 151
По умолчанию

Вооооу здорово супер мне очень понравилось спасибо. Вроде все целы кроме кеша.
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.12.2017, 19:39   #294
Саржента
новичок
 
Аватар для Саржента
 
Регистрация: 07.10.2013
Адрес: Тюмень
Сообщений: 6
По умолчанию

Ну наконец-то! Когда следующие части??? На самом интересном оборвалось..
Саржента вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.01.2018, 18:57   #295
Blacky
пользователь
 
Аватар для Blacky
 
Регистрация: 20.10.2010
Адрес: Bayern, Deutschland
Сообщений: 275
По умолчанию

А дальше им сотрут память и усе.
Blacky вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.01.2018, 14:22   #296
AlexMS
посвященный
 
Регистрация: 18.04.2014
Сообщений: 204
По умолчанию

Ураааа! Как хорошо.
Видение было прекрасным...
AlexMS вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.01.2018, 14:57   #297
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 151
По умолчанию

Выложили этот фик .. мамочки мои 2011год 7 лет такого фика я ещё точно не читала сама читаю получается 3 год вот это растянули удовольствие ))))))
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.01.2018, 21:06   #298
Caprise
посвященный
 
Аватар для Caprise
 
Регистрация: 06.01.2011
Сообщений: 245
По умолчанию

Девочки, а я все ещё держусь. Не читаю, жду весь фик
__________________
Мы предсказываем будущее, а лучший способ предсказать будущее — это совершить его.
Caprise вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.01.2018, 08:20   #299
Василиса
посвященный
 
Аватар для Василиса
 
Регистрация: 10.03.2016
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 151
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Caprise Посмотреть сообщение
Девочки, а я все ещё держусь. Не читаю, жду весь фик
Ничего себе
Василиса вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.01.2018, 20:41   #300
Nataly-X
¡No pasarán!
 
Аватар для Nataly-X
 
Регистрация: 27.09.2008
Адрес: Kiev
Сообщений: 378
По умолчанию

Перевод MrsSpooky
Глава двадцать вторая


Он был уверен лишь в ощущении пальцев Скалли, которые связывали его с реальностью, пока хаос атаковал его разум. Детские воспоминания, словно искры, вспыхивали и исчезали перед его мысленным взором. Вот он сидел на корточках над игровой доской вместе с Сэм… Отпрянул от отцовской пощечины… Покраснел при прикосновении губ Кристи Маккарти к его губам. Ноздри наполнил аромат имбирных пряников его матери. Затем его вытеснил пугающий запах дыма. По щекам побежали горячие слезы. Тело холодил воздух Атлантики. Он чувствовал гнев, облегчение, раздражение, надежду…

- Люблю тебя, Скалли, - произнес он, сильнее стискивая ее руку. Она в порядке? Он хотел спросить, что она видит и чувствует, но очередное воспоминание помешало ему.

- Мам? В чем дело?

- Как тебе не стыдно, Фокс.

- Что? В чем я провинился?

- Ты на весь день оставил сестру прятаться в гараже. Она ждала, что ты будешь ее искать.

- Я пошел к Полу.

- Ты пообещал поиграть с ней в прятки. Почему ты оставил ее и ушел? Я очень разочарована, Фокс.

Смаргивая слезы, Малдер ощутил довольно слабое облегчение, когда внезапно обнаружил, что он больше не пристыженный мальчишка, скорчившийся под осуждающим взором матери, а взрослый мужчина, сидящий на диване в своей квартире. Он вертел на пальце обручальное кольцо. Горло свело от горя, в груди чувствовалась какая-то пустота, и он понял, что минутами ранее Диана ушла из его жизни навсегда. Он облажался и потерял ее.

Мгновение спустя его квартира, как и его ожидания, рассыпалась в прах.

Образы из папок с делами начали проноситься перед его мысленным взором, словно подхваченные ветром моментальные снимки. Первые были ему знакомы: женщина-дьявол, смертоносный суперкомпьютер, мстительный пироманьяк. Он ощущал холод Ледового Мыса и знойную жару Пуэрто-Рико. Он чувствовал острый вкус соуса барбекю и горечь желчи. Он вдыхал запахи огня, рвоты и цветения вишни… перемешанные с соблазнительным запахом Скалли. Он видел смех в ее глазах, видел, как они наполняются слезами и округляются от тревоги, отвращения и удовольствия. Он передавал ей фото с места преступления, пробирку с обезьяньей мочой, подарок на день рождения. Он обнимал ее, и, о боже, ее сердце неистово стучало у нее в груди, потому что она едва избежала смерти от рук некрофила.

Последующие образы оказались ему незнакомы. В них он видел себя со Скалли, но не узнавал окружающую обстановку, а потому не понимал, что вообще происходит. Он подозревал, что это были фрагменты их будущего, того, что им еще предстояло пережить.

И в основном они были невыносимо мрачными.

Скалли истекала кровью на опутанном паутиной полу в готическом особняке, умирала рядом с конторкой в банке, лежала без сознания на коврике в его гостиной, а по ее белоснежной блузке растекалось кровавое пятно. Он видел ее покрытой синяками, ослепшей и…

Беременной?

Господи Боже, она была так прекрасна, вынашивая их ребенка. Он жаждал стереть беспокойство с ее лица поцелуем.

Видение вновь изменилось, и вот уже она лежала под ним в незнакомой кровати, уже не будучи беременной. Они занимались любовью под слишком теплым одеялом, полностью укрывавшим их, за исключением голов. Она выглядела старше, с лицом, покрытым морщинками, но все равно до боли прекрасным. Он проводил пальцами сквозь ее волосы с вкраплениями седины, шелковистые пряди которых рассыпались по подушке. Они двигалась вместе с ним, смягчая его резкие толчки. Воздух в спальне был спертым, но ему было по-домашнему комфортно. И вот, когда до разрядки оставался всего лишь миг…

- Пап, где ключи от ма…

Малдер замер и перевел взгляд в сторону говорившего. Одетый в мятую футболку и линялые джинсы рыжий подросток с испуганным выражением на лице растерянно моргал, смотря на них с порога спальни.

Щеки парнишки стремительно покраснели, и он закатил глаза.

- Извините, - бросил он, схватив связку ключей с тумбочки, и развернулся к выходу.

- В следующий раз попробуй постучать, сынок, - предупредил Малдер.

- Куда ты собрался, Уильям? – спросила Скалли.

Держа руку на дверной ручке и по-прежнему стоя к ним спиной, подросток бросил через плечо:

- Мы с Эллой и Джинни съездим за бургерами.

- Гамбургеры на завтрак? – потрясенно уточнила Скалли.

- Уже двенадцатый час, мам. Мы давно позавтракали. Господи. Выходите хоть иногда на улицу. – С этими словами он быстро закрыл дверь, снова оставив их одних.

- Дети. – Малдер покачал головой и улыбнулся.

- Может, стоит потом поговорить с ним об увиденном.

- Он знает, что мы занимались сексом, Скалли. Ему семнадцать.

- И все же…

- Думаешь, мы нанесли ему пожизненную психологическую травму?

- Вероятно, нет, но я однажды наткнулась так на своих родителей.

- Правда? – он рассмеялся при виде страдальческого выражения на ее лице.

- Это было не смешно. Я была в ужасе.

- Не похоже, что это тебе как-то повредило.

- Нет. Сотня «Аве Мария» помогла мне пережить этот ужасающий опыт. – Обняв его руками за шею, она улыбнулась в ответ и поцеловала в нос, подбородок и затем в губы. – Все равно поговори с ним, пожалуйста, - пробормотала она.

- Поговорю.

Она провела ногтями по его спине, отчего его кожа покрылась мурашками.

- На чем мы остановились?

- Ты собиралась воззвать к Богу.

- Вот как?

- М-м. – Он провел губами по ее шее. – Я люблю тебя, Скалли...

Он хотел в полной мере насладиться этим моментом, но тот слишком быстро растаял вслед за остальными.

Его разум прояснился, и он обнаружил, что стоит в прохладной сумрачной тени массивного летательного аппарата, одетый в одну лишь набедренную повязку. Скалли была рядом с ним, держа его за руку. Трое офицеров военно-морского флота пялились на них с расстояния в несколько метров, пока метель из чего-то похожего на тополиный пух взмывала вверх.

- Я люблю тебя, Скалли, - прошептал он, - я люблю тебя…

***
Военно-воздушная база «Хилл»
Ангар №19
14 мая 1998 года
15:12


Джейсон Николс вздохнул с облегчением, когда вихрь из событий прошлого и будущего наконец утих, и он снова почувствовал, что сидит в кресле пилота экспериментального летательного аппарата. Еще не открыв глаза, он понял, что попытка спасения удалась. Только безопасное возвращение агентов ФБР в настоящее могло привести к восстановлению линейности времени.

- Вон они! – выдохнула Лиза из кресла второго пилота. Ее лицо было смертельно бледным и покрытым потом в результате пережитого искажения времени.

Джейсон посмотрел сквозь ветровое стекло наружу.

Разлом исчез. Свет в ангаре исходил лишь от обычных флуоресцентных ламп на потолке. В воздухе кружились обломки – призрачные фрагменты потерянного прошлого. Было что-то гипнотизирующее в том, как они на мгновение зависали в воздухе в восходящем потоке, а потом вновь медленно оседали на пол под действием гравитации.

Агенты Малдер и Скалли, должно быть, материализовались, пока Джейсон был захвачен путаницей из своего прошлого и будущего. Однако он не сомневался, что пропустил их появление всего на пару секунд. Они потрясенно взирали на Бэка, Линдена и Кебэка, смотревших на них со схожим выражением на лицах. На Скалли была явно большая ей кожаная куртка и меховая юбка, на Малдере – всего лишь набедренная повязка. На лице темнела неопрятная борода, благодаря которой он выглядел свирепее, чем гладко выбритые офицеры военно-воздушной базы, и куда более примитивным, чем Джейсон его помнил. В правой руке он сжимал пистолет, который направлял на генерала. Рука сильно дрожала, но плечи были расправлены, и он твердо стоял на ногах.

Джейсону вдруг захотелось, чтобы Малдер застрелил всех троих психов прямо на месте, хотя это ничем бы не помогло – снаружи их уже поджидали все сотрудники базы.

И вот уже полдюжины вооруженных винтовками охранников вбежали внутрь, окружили агентов и выкрикнули:

- Опустите оружие!

Малдер с явной неохотой опустил и отложил в сторону пистолет, и Джейсон разочарованно зашипел.

- Мы следующие, - сказал он Лизе.

- Я боюсь, - пожаловалась она.

Он взял ее за руку.

- Я тоже.

- Я не хочу, чтобы мне стерли память. – Он ощущал, как дрожат ее пальцы. – М-может, они оставят нас в покое. Мы можем пообещать никому об этом не рассказывать.

- У них нет причин нам доверять.

- Мы можем сказать, что обнаружили кое-что новое о Проекте, кое-что важное, что…

Тут полковник Бэк указал на них пальцем, и четверо охранников отделились от остальных и побежали к летательному аппарату.

- Ты сама это сказала, Лиза: мы им больше не нужны. Мы доказали, что путешествие во времени возможно, и теперь они могут использовать все наши наработки.

- Удали их.

- Нет времени.

Раздался стук ботинок по металлу, и вот уже в дверь кабины ворвались двое охранников.

- Следуйте за нами, - потребовал более низкорослый из двоих, своим М-16 не давая им возможности поспорить.

Джейсон выключил бортовой компьютер и неохотно подчинился приказу.

***
Военно-воздушная база «Хилл»
Здание №30
14 мая 1998 года
15:14


В течение последних трех месяцев Скалли носила не намного больше, чем юбку из шкур и шелковый лифчик, и чувствовала себя вполне комфортно в этом скудном одеянии. Но при свете современных флуоресцентных ламп она оказалась в центре внимания дюжины откровенно пялящихся на нее сотрудников базы, и их нежеланные взгляды заставили ее краснеть от смущения. Она поплотнее запахнула куртку Малдера на груди, упорно смотря в пол.

Их с Малдером эскортировали под дулами винтовок по длинному коридору ничем не примечательного одноэтажного здания, находившегося в пяти минутах езды на джипе от того ангара, в котором они очутились по возвращении. Плиточный пол холодил ее голые ноги, заставляя дрожать, пока они следовали мимо закрытых дверей без окошек. Стоял стойкий запах дезинфицирующего средства и аммиака, щекоча ее ноздри и напоминая о психиатрической палате в больнице «Калумет Мерси», где Малдера держали всего за несколько дней до их отъезда в Юту. Камеры видеонаблюдения, расположенные каждые десять метров на потолке, неотступно следили за каждым их шагом.

- Как насчет того, чтобы на этот раз обойтись без промывки мозгов, капитан, и сразу перейти к прощальной вечеринке? – спросил Малдер.

Молчаливый капитан с каменным лицом проигнорировал вопрос.

- Я просто надеялся успеть на «Элли Макбил» [«Элли Макбил» (англ. Ally McBeal) — американский комедийно-драматический телесериал о буднях молодой девушки-адвоката], - добавил Малдер.

Охранники вели их вперед, в унисон громыхая ботинками по полу. Малдер сбивался с общего шага, а его полуобнаженная фигура диссонировала с униформой окружающих его мужчин. Он шел так близко к Скалли, как позволяло оружие их стражей, и она была благодарна ему за очевидную попытку защитить ее. Три месяца назад подобные проявления заботы вызвали бы у нее лишь раздражение, но сейчас она продемонстрировала свою признательность, взяв его за руку у всех на виду.

Благодаря своим видениям она без тени сомнения знала, что они с Малдером предназначены друг для друга. «Промывка мозгов», как он это назвал, лишь отсрочит их воссоединение, но не помешает ему. Она сожалела о драгоценном времени, которое будет потеряно, пока они вновь будут черепашьим шагом двигаться в сторону интимных отношений, но была уверена, что в конце концов им суждено быть вместе.

Охранники остановились на пропускном пункте, и капитан открыл дверь ключ-картой. По другую ее сторону оказался точно такой же неброский коридор.

Солдаты подтолкнули агентов вперед дулами своих винтовок.

- Смотри, куда тыкаешь этой штукой, - прорычал Малдер перед тем, как подчиниться.

Пару минут спустя группа снова остановилась, на этот раз перед дверью без окошка и номера. Капитан также отпер и распахнул ее.

- Заходите, - велел он.

Малдер помедлил, и Скалли посмотрела внутрь через его плечо. Открывшаяся ее взгляду комната была размером примерно в четыре квадратных метра и полностью лишена как мебели, так и окон. Стены были покрашены в белый цвет. Камера видеонаблюдения обозревала помещение из угла под потолком. Внутри на двери не было ручки.

- Тут какая-то ошибка: мы бронировали номер для новобрачных. – За свою остроту Малдер получил тычок винтовкой под ребра и вынужден был переступить через порог комнаты.

Скалли впихнули следом, после чего дверь за ними захлопнули и заперли.

- Проклятье. – Уперев руки в бока, она покрутилась по сторонам, осматривая потолок и стены.

Там не оказалось ни съемной решетки вентиляции, ни замка, который можно было бы вскрыть, ни какого-нибудь другого, за исключением двери, способа выбраться оттуда.

Малдер потер ушибленный бок.

- Добро пожаловать назад в будущее, Скалли.

Она смотрела на камеру и думала про себя, транслирует ли она звук или только видео? Решив, что это неважно, она спросила:

- Малдер, что ты помнишь о базе «Йеллоу»?

- Базе «Йеллоу»?

- В Элленс. Дело Будахаса.

- Э-э… не много. В этом, похоже, и суть.

- Как, думаешь, они это сделали? Заставили тебя забыть.

- Лекарствами.

- Без хирургического вмешательства? – Мысль о том, что кто-то будет копаться в ее мозгах, здорово нервировала ее. Она невольно вспомнила снимок МРТ Мари ЛеФанте, сделанного после того, как Джерри Шнауц произвел ей лоботомию.

- Ты подобрала меня через несколько часов после того, как я туда попал. Не было времени на операцию. Верно?

- Да, если использовать традиционные методы. У тебя не было никаких явных надрезов.

Он запустил пальцы в волосы и провел ими по голове, словно проверяя наличие пропущенных прежде шрамов.

- Что ты помнишь?

- Помню, как меня бросили в отеле «Бич Гроув». – Она наградила его выразительным взглядом.

- О… э-э… бросили? Это немного сильно сказано, не думаешь?

- А как ты называешь то, что ты сбегаешь один, оставив меня позади?

- М-м… независимым расследованием?

- Ну… как бы то ни было… в любом случае, я тебя спасла.

- И я это ценю, Скалли, правда.

Обратив все свое внимание на стены, она обошла комнату по периметру в надежде обнаружить скрытые возможности для побега.

- Ты отсутствовал всю ночь. Я забрала тебя чуть позже семи утра. Ты был дезориентирован, твоя речь – невнятна, зрачки – расширены. Спросил, как там оказался.

- Я ничего этого не помню.

- Ты странно пах.

- Странно?

Она провела рукой по трещине в штукатурке, но, к своему разочарованию, обнаружила, что это самая тривиальная трещина.

- Какими-то химикатами, лекарствами.

- Ты узнала их по запаху?

- Нет.

- Ну, вряд ли имеет значение то, как они стерли мои воспоминания. Конечный результат все равно такой же – я не помню ничего о базе «Йеллоу», о том, как туда попал, или что я там видел. Сплошное белое пятно. – Он подошел к ней сзади и положил руки ей на плечи, пресекая ее неугомонные попытки найти выход. – Это было не больно. Просто… приводило в замешательство.

Она резко развернулась к нему лицом.

- Я не верю этим людям, Малдер. Мы не знаем, кто они или какой тренинг прошли. Их мотивы сомнительны, а технологии экспериментальны. Я не хочу, чтобы какой-нибудь шарлатан проникал в мой мозг… или твой. Это до чертиков меня пугает.

***

- Не делайте этого, - умолял Джейсон. – Пожалуйста. – Он переводил взгляд между Пирселлом и Стремером, но, похоже, ни тот, ни другой его не слушали.

Пирселл вогнал иглу ему в вену, подключая его к капельнице. Стремер тем временем перебирал различные лекарства на ближайшем столе. Лиза лежала на соседней койке уже без сознания, присоединенная к мониторам. Ее кожа приобрела нездоровую бледность, и даже во сне она беспокойно хмурила лоб.

Джейсон безуспешно пытался высвободиться из плена ремней, сковывающих его запястья и лодыжки. Холодная янтарная жидкость текла по его венам из капельницы, вызывая боль в руке.

- Стойте, пожалуйста. Вы не понимаете, что вы делаете.

В улыбке Пирселла не было и следа теплоты.

- Постарайтесь успокоиться, мистер Николс. Все будет хорошо.

- Нет, не будет. Если только вы не сделаете кое-что.

- Что именно?

- Положите конец Проекту… и путешествиям во времени. Вы всех убьете, - предупредил он. – Вы спровоцируете конец света. Остановите Бэка. Остановите его до того, как будет слишком поздно. – Джейсон вытянул шею, чтобы лучше видеть Стремера. – Я знаю, кто ты такой! – крикнул он Мяснику.

Стремер пересек помещение со шприцем в руках и, наклонившись над Джейсоном, улыбнулся ему, сверкая серебряным зубом. Половина его лица была багрового цвета из-за сосудистого дефекта, тогда как другая напоминала тонкую серую бумагу.

- Я врач, юноша.

- Вы разрушаете разум людей.

- Вы ошибаетесь. Я военный хирург и достаточно квалифицирован для этой работы.

С этими словами Стремер вогнал иглу ему в шею.

Почти в тот же миг Джейсон ощутил, как его язык распух, а ступни и ладони начали покалывать. Он запаниковал.

- Остановите его, - умолял он Пирселла, пока ему на лицо не надели маску.

Мясник хохотнул, отчего складки на его шее задрожали, и закапал какие-то едкие капли в глаза Джейсона.

Мир померк. Пустой, жестокий и такой чертовски близкий смех Стремера отзывался у него в ушах. Он больше не видел ни Лизы, ни Пирселла.

«Все кончено, - подумал он. – Я проиграл. Я не покончил с Проектом».

Пораженческое настроение затянуло его во тьму. Страх сжимал сердце, пока последние крупицы надежды исчезали в водовороте увядающей памяти.

***

- Какого черта так долго? – Малдер нетерпеливо мерил шагами помещение. Они ждали уже почти два часа. Он ударил кулаком по стене и выкрикнул в камеру видеонаблюдения: - Покончим уже с этим!

- Ты и вправду хочешь, чтобы они поскорее разделались с нами? – спросила Скалли, стоявшая посреди их камеры и наблюдавшая за его метаниями со скрещенными на груди руками.

Обернутая в слишком большую для нее куртку она выглядела маленькой и уязвимой. За ее показным раздражением он без труда различил страх.

- В этом могут быть некоторые плюсы, Скалли.

- В чем? В потере памяти?

- Да.

- Например?

- Не все, произошедшее с нами за последние три месяца, стоит того, чтобы это помнить.

Она резко втянула воздух, так что получилось нечто среднее между вздохом и хрипом.

- Обмен.

- Да.

- Я говорила, что он не причинил мне боли.

- Знаю… но…

- Но ничего! Все прошло, Малдер. Не делай из мухи слона.

- Скалли, я…

- Мне не нанесли травмы – ни физической, ни эмоциональной. Можешь ты уже просто забыть об этом?

- Нет.

- Нет? – Она явно пыталась взять себя в руки и успокоиться. – Я говорила, что со мной все нормально. Почему тебе этого не достаточно?

- Потому что… - Он стиснул зубы и сжал кулаки, поражаясь тому, как до сих пор силен его гнев на… Дзе… на самого себя. – Потому что со мной не все в порядке. – Неутихающая ревность жгла ему горло. Не в силах сдержаться, он схватил ее и крепко прижал к себе, едва не задушив в объятиях. – Скалли, вряд ли я когда-нибудь смогу простить себя за то, что случилось. Позволив другому мужчине прикасаться к тебе… таким образом… я хочу это забыть. Я хочу, чтобы ты об этом забыла. Мне будет легче никогда об этом не думать.

Она ничего не ответила, пока он пытался совладать со сбившимся дыханием. Только когда она обвила его руками за талию, его отчаяние потихоньку начало отступать.

- Знаю, - утешающе произнесла она, поглаживая его по спине. – Я просто…

- Просто что?

- Если я потеряю воспоминания о Дзе, то это будет означать утрату воспоминаний и о тебе тоже. – Казалось, она готова расплакаться. – Я… я не хочу лишиться твоей любви.

- Никто не сможет лишить нас этого, Скалли. Я любил тебя до того, как мы оказались в прошлом. Я люблю тебя сейчас и буду любить до конца своих дней. Мне не нужно об этом помнить – это просто есть. – Опустив подбородок ей на макушку, он ослабил свои медвежьи объятия, но руки не опустил. Мгновение спустя он добавил: - Я видел его.

- Дзе?

- Нет, Уильяма.

- Нашего ребенка? – Она чуть отодвинулась, вглядываясь ему в лицо с напряженным любопытством.

- Он был не совсем ребенком. – Он решил опустить ту часть, где их сын застал их в процессе занятия любовью. – Он попросил у меня ключи от машины.

- Машины? Малдер, когда это…

Грохот внезапно распахнувшейся двери, ударившейся о стену снаружи, заставил их испуганно отпрянуть друг от друга. Капитан, окруженный охранниками, поманил их пальцем через плечо.

- Идемте.

- Куда? – Малдер приобнял Скалли рукой в защитном жесте.

- В душ.

- Нет, спасибо, нам и так неплохо.

- Это не подлежит обсуждению.

Охранники подняли оружие и нацелили его на агентов.

- Полагаю, принять ванну не повредит. – С этими словами Малдер направил Скалли в коридор.

Их провели мимо нескольких дверей до душевой, у входа в которую Скалли чуть помедлила – очевидно, из-за интернационального знака на двери, означающего, что она предназначена для мужчин.

- Внутрь, - велел капитан.

Она подчинилась и, толкнув дверь, вошла в помещение. Малдер с остальными последовали за ней.

Душевая комната была разделена на три секции: сначала уборные, затем шкафчики и в самом дальнем углу непосредственно душевые. Это напоминало типичную школьную раздевалку, если только не брать в расчет царившую там стерильную чистоту.

Они прошли в дальний конец помещения, где к облицованной плиткой стене крепились дюжина душевых насадок.

- Рядовой Тэйлор заберет вашу одежду. – Капитан кивком головы указал на бесстрастного молодого мужчину со светлой щетиной на лице и раздвоенным подбородком.

Когда Тэйлор шагнул к Скалли, Малдер предупреждающе поднял руку, останавливая его.

- Отвали!

В тот же момент пистолет капитана уперся ему в щеку.

Малдер встретился с решительным взглядом капитана.

- Как насчет того, чтобы предоставить даме немного приватности? – спросил он и добавил, практически выдавив из себя следующее слово: - Сэр.

Подозрительно прищурившись, капитан задумался на мгновение, после чего, казалось, решил пойти на уступку и опустил оружие.

- У вас десять минут. Мы будем ждать снаружи.

Следуя приказу своего капитана, его люди ретировались в коридор.

- Спасибо, - прошептала Скалли, когда охранники ушли. Она быстро разделась и подошла к ближайшему крану. Касаясь его блестящей поверхности, она произнесла: - Я уже с трудом вспоминаю, как этим пользоваться.

- Скалли, э-э…

- Хм?

- Твоя татуировка… Она верну-у-у-улась, - протянул он, старательно пародируя фразу из «Полтергейста».

Она развернулась к нему лицом.

- Как и твой шрам. – Она опустила взгляд на его бедро. – Оба шрама.

Он коснулся старой раны на груди.

- Ничего себе. Я, похоже, так привык к нему, что даже не заметил, как он снова появился.

- Вот тебе и ответ на вопрос о том, вернутся ли наши тела в свои изначальные состояния.

- Не совсем. – Он провел рукой по бороде. – Почему она все еще на месте? Или вот это? – Он протянул руки, показывая порезы и синяки, полученные во время борьбы с Клэшем.

Она покачала головой.

- Насколько мне известно, научного объяснения этому нет.

- Я говорил тебе, что мы найдем «секретный материал» в Юте. – Он постучал по голому запястью. – Как там у нас со временем?

- О! – Она глянула на свои часы. – Черт, у нас осталось семь минут.

Он быстро снял свою набедренную повязку и присоединился к ней в душе.

Повернув кран, он ступил под поток воды, встав позади напарницы.

- Я прикрываю твою спину, - пробормотал он ей на ухо, когда наклонился, чтобы выдавить немного мыла из подвесного дозатора. Затем он намылил ее плечи и спину.

Ее мышцы начали расслабляться под его мыльными ласками.

- Спасибо тебе еще раз, - начала она, - за… за все.

Капли горячей воды стучали по его шее и рукам, отчего кровь быстрее побежала по венам. А может, это происходило от ощущения ее влажной пылающей кожи под его пальцами. Это могло стать его последней возможностью прикоснуться к ней подобным образом – по крайней мере на некоторое время. Надо было воспользоваться возможностью. Все шесть с половиной оставшихся минут.

- Повернись ко мне лицом, - попросил он.

- У нас нет на это времени, Малдер.

- Все в порядке, мои намерения честны и благородны… в основном. – Он тихонько рассмеялся и протянул руку, чтобы выдавить на ладонь немного шампуня. – Намочи волосы.

- Ты тоже, - ответила она, очевидно поняв, что он намеревался сделать.

Вместе они нагнулись под потоком воды.

У него подогнулись колени, когда она начала быстро массировать кожу его головы сладко пахнущим шампунем. Затем она намылила и потерла его бороду. Стоило ей закончить, как он ответил ей тем же, намылив ее волосы.

- М-м, как приятно, - промурлыкала она, когда он начал втирать шампунь.

Он поцеловал ее под испускавшей пар водой.

- Обещаю, что мы снова это сделаем, - сказал он, едва отрываясь от ее губ, - когда у нас будет больше времени.

- Я намерена поймать тебя на слове. – Она смыла пену с его левой брови. – Повернись, я займусь твоей спиной.

Хотя ему совсем не хотелось лишаться вида обнаженной напарницы, он все же сделал, как она сказала. Его глаза закрылись сами собой, стоило ей провести ладонями от его шеи к ягодицам. Мыльная пена стекала по его ногам, щекоча коленные впадины и кружась у пальцев ног. Благоухающий пар проникал в его ноздри, согревая легкие, кончики ушей, опущенные веки.

- Лучше сполоснись, - произнесла она. – Время почти вышло.

- Уже? – Он развернулся и увидел, как она пальцами вычесывает мыло из волос. Ее движения были грациозны, и вся она мерцала, словно мираж. Он бы отдал все, чтобы остановить время и заставить это мгновение длиться вечно.

- Поспеши, Малдер.

Он быстро смыл с себя пену и закрыл кран. Вода стекала с их волос.

- Черт, не вижу тут полотенец, - заметила она.

- Отлично. И как нам вытереться? – Он протер глаза тыльной стороной ладони и прошлепал к раздевалке. – Капитан? Кап…

Охранники ворвались внутрь, держа оружие на изготовку. Они направили его ему в грудь, и он медленно поднял руки над головой.

- Вы же не будете стрелять в голого человека, верно?

Капитан выступил вперед.

- Пора идти. Доктор Стремер ждет.

- Кто? – Скалли появилась позади Малдера, одетая в его кожаную куртку.

- Врач базы. Он просто хочет убедиться, что вы в порядке, мэм.

- Точно. – Она обошла Малдера и направилась к выходу.

Капитан жестом велел Малдеру следовать за ней.

«Вот оно, - подумал Малдер, делая, как было велено, - словно снова вернулся на базу «Йеллоу».
__________________
"Love is real, real is love." John Lennon
Nataly-X вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 01:49.


Работает на vBulletin® версия 3.7.0.
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot