Вернуться   IWTB RU forum > Наше творчество > Авторские разделы > Переводы и фанфики от Hitrost0

Ответ
 
Опции темы
Старый 26.09.2012, 18:17   #1
hitrost0
When my inner beast purrs
moderatorv.i.p.
 
Аватар для hitrost0
 
Регистрация: 15.10.2010
Адрес: Калининград
Сообщений: 1,208
По умолчанию Mass Effect: перевод фанфика Fly By Night (Свежий ветер)

Сначала от себя напишу

Решила и тут выкладывать свой перевод, вдруг кого-то заинтересует эта невероятная история. Кроме того, сам фанфик просто великолепен с точки зрения человеческой психологии. Ну и вселенная Mass Effect бесподобна
__________________
Помогая кому-то взбираться на гору, вы и сами приближаетесь к вершине.
hitrost0 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.09.2012, 18:28   #2
hitrost0
When my inner beast purrs
moderatorv.i.p.
 
Аватар для hitrost0
 
Регистрация: 15.10.2010
Адрес: Калининград
Сообщений: 1,208
По умолчанию

Весь фик одним файлом.

Название: Свежий ветер (Fly By Night)
Автор: LockNRoll
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/8124618/1/Fly-By-Night

Перевод: Mariya-hitrost0
Редактирование: MrsSpooky

Рейтинг: NC-17
Классификация: Romance/Angst
Пейринг: Shepard (F)/Kaidan Alenko

Аннотация: Она ушла из банды Красных, сжигая за собой мосты, и обрела новый дом в Альянсе, став элитным бойцом с пугающей репутацией. Лишь один человек сумел разглядеть ее истинную сущность за тщательно воздвигнутым фасадом, и она, наконец, поняла, каково это – иметь что-то, что ты боишься потерять. Фанфик охватывает все три игры Mass Effect.

От автора: Эта история началась с коротенького рассказа длиной в 500 слов и каким-то образом разрослась до фанфика размером в 35 глав. Закончив играть в Mass Effect 3, мне захотелось рассказать историю моей Шепард, выходящую за рамки игры. Я думала обо всех тех ужасных испытаниях, через которые ей приходилось проходить, невыполнимых поручениях, которые ей давали, и я спросила себя: «Каким должен быть человек, чтобы пережить все это и не свихнуться в процессе?» Так что я просто описала свою героиню, и да, возможно, она вспыльчива, заносчива и эмоционально незрела, но я люблю ее такой и надеюсь, что и вам она понравится.

Временной интервал: Первая глава повествует о событиях до ME-1, следующие 20 глав содержат воспоминания героев во время заключения Шепард под стражу, произошедшего после событий ME-2, - они посвящены развитию отношений и героев и почти полностью оставляют за кадром события игры, которые мы все и без того прекрасно знаем. Думаю, проблем с пониманием сюжета быть не должно, но если вдруг вы чего-то не поймете, дайте мне знать.

Статус: закончен
Статус перевода: закончен
Разрешение на перевод получено.

________________________________________

Глава I. Побег.
2171 год – до вторжения Жнецов осталось пятнадцать лет

- Запусти еще раз.

Сидя в полной тишине, он внимательно вглядывался в зернистое изображение проигрываемой записи, уже зная, что увидит. Но даже несмотря на то, что он ждал этого, появление из-за нагромождения ящиков худенькой фигуры в темной одежде и с пистолетом наизготове вновь застало его врасплох. А затем в течение нескольких минут все закончилось. Он посчитал выстрелы – двенадцать, полная обойма. Десять тел. Ей даже не пришлось перезаряжать оружие.

Последняя жертва – мистер Калверн, главарь банды – пытался сбежать, но недрогнувшей рукой она прострелила ему обе коленные чашечки. Жаль, что запись не имела звука – пытаясь отползти как можно дальше и оставляя за собой кровавый след, мистер Калверн сказал что-то. Она ответила, а затем с каменным выражением лица сделала последний выстрел. Изображение было слишком плохого качества, чтобы попытаться разобрать слова.

Он наблюдал, как она вставила в оружие новую обойму, а затем одним быстрым движением вскинула руку, и запись прервалась. Хотя, пожалуй, она заметила камеру слишком поздно – именно этот факт заставил его предположить, что она не могла быть наемным убийцей. В пользу этой догадки говорила и татуировка, отмечающая ее как члена той самой банды, на которую она напала.

Красные Десятки понесли огромную потерю, которая, скорее всего, окажется невосполнимой. Одним дерзким актом она уничтожила босса, пятерых его помощников и четырех важных дилеров. В полиции знали об этой встрече – они собирались окружить здание и взять преступников с поличным. Однако они не заметили одинокую вооруженную девушку, проскользнувшую мимо них; хотя, возможно, она просто пряталась внутри с самого начала.

Мужчина был рад, что ему рассказали о ней. Было бы ошибкой позволить кому-то, вроде нее, сгнить в тюрьме.

Он снова открыл ее файл, по большей части состоявший из нечетких снимков и знаков вопроса, – проверенной информации удалось найти очень мало. У них не было даже ее имени. Из того, что они смогли узнать, становилось понятным, что она является – являлась – непревзойденным стрелком мистер Калверна – главаря банды, которого она застрелила.

Поднявшись с места, мужчина подошел к одностороннему зеркалу, по ту сторону которого совершенно неподвижно сидела она – напряженная, но с вызывающим выражением на лице. Когда полиция ворвалась в то помещение, она сразу же сдалась. Окруженная, она бросила оружие и резко подняла руки вверх – эти мгновенные действия уберегли ее от участи быть изрешеченной пулями. Вероятно, подобный инстинкт самосохранения и объяснял то, насколько неполным оказался ее файл.

Когда мужчина вошел в комнату, ее взгляд устремился на него, но сама она даже не пошевелилась, демонстрируя полное отсутствие какого-либо интереса. Он далеко не первый, допрашивающий ее, даже за сегодняшний день, и у нее не было никаких оснований считать, что его визит окажется отличным от других.

- Здравствуй, - произнес он, и ответом ему стала стена равнодушной тишины. «Она симпатичная, даже несмотря на татуировки на плечах и руках», решил он, «симпатичная, но суровая». Ему сказали, что ей семнадцать – столько же, сколько и его дочери, но девочка, сидевшая перед ним сейчас, была покрыта царапинами, а взгляд ее темных, пустых глаз словно говорил о том, что ей доводилось заглядывать в ад. Таковы были последствия тяжелой жизни в жестоком городе.

- Итак, как же ты сделала это? – спросил он наконец, подаваясь вперед; облокотившись на стол, мужчина задумчиво сплел пальцы.

- Сделала что? – Ее голос звучал небрежно, словно ее всего лишь вызвали к школьному директору – вероятно, эта наглость являлась результатом осознания того, что ей больше нечего терять.

- Десять тел, двенадцать пуль – у нас есть запись камеры слежения.

Мужчина включил свой инструметрон, и на маленьком экранчике вне поля зрения девочки отобразились ее жизненные показатели, уровень стресса, результаты анализа голоса, направленного на поиск лжи. Судя по всему, она нервничала куда сильнее, чем показывала, но ей было всего семнадцать.

Она безразлично пожала плечами, а затем подняла на него взгляд и с ухмылкой ответила:
- Было бы десять на десять, но…

- Ты решила сперва прострелить Майклу Калверну оба колена, а уже затем убить его, - закончил мужчина за нее, внимательно наблюдая за реакцией своей собеседницы. – Как я уже сказал, у нас имеется съемка камеры слежения.

- Так зачем же вы спрашиваете меня о том, как я сделала это? – огрызнулась она; ее прямые темные брови раздраженно сошлись у переносицы. – Все, что вам нужно сделать – просто посмотреть эту гребаную запись.

Он кивнул, очевидно, удовлетворенный ответом: она и в самом деле такая, как ему рассказывали. Возможно, ее нельзя назвать идеальным кандидатом, но в ней была какая-то искра, которую еще можно… спасти. Он подумал о ее движениях – элегантных и смертоносных в своей простоте. Чтобы окончательно убедиться, он задал еще один вопрос:
- Кто обучал тебя?

Она могла бы назвать несколько имен, принадлежавших людям, имевшим отношение к Красным, которые учили ее, как не быть увиденной, как убить практически любое живое существо голыми руками, как пробираться сквозь толпу подобно призраку. Однако он спросил не об этом, и она это знала. Девочка внимательно оглядела мужчину перед собой: его гордую осанку, шрамы на руках, свидетельствовавшие о том, что их обладатель повидал на своем веку настоящие сражения. Возможно, он сможет понять.

- Нельзя научиться тому, что я умею, - сказала она.- В противном случае он обучил бы и других, и мне не удалось бы подобраться так близко.

- И что же делает тебя такой особенной?

- Дайте мне пистолет и узнаете, - просто ответила она; опасная, заносчивая ухмылка появилась на ее лице – эта девчонка смеялась в лицо любому вызову. – Я причуда природы. Мне не нужно целиться, не нужно думать об этом – я просто знаю. И так было всегда. Этому невозможно научиться.

Ему даже не нужно было смотреть на экран, чтобы поверить в то, что она говорила абсолютно искренне. Он вновь вспомнил о записи – сидевшая перед ним девочка появилась из тени, двигаясь так быстро, что им пришлось замедлить воспроизведение, чтобы разглядеть, как она разделалась с собравшимися бандитами, словно с беспомощными котятами. Ни один из мужчин даже не успел к ней приблизиться. Невозможно натренировать подобный естественный талант к убийству; все, что в вашей власти – лишь попытаться использовать его.

Не похоже, однако, что ей нравилось быть использованной. Он наблюдал, как она откинулась назад и принялась качаться на стуле. Она вела себя так обыденно, словно находилась не в полицейском участке в ожидании пожизненного заключения с закованными в наручники руками, а в баре.

Нет, поправил себя мужчина, не в баре. Она даже недостаточно взрослая, чтобы пить алкоголь.

- Как тебя зовут? – спросил он, зная, что до сих пор она отказывалась отвечать на этот вопрос.

- Лилли Калверн, - произнесла девочка, и он даже без подсказки, промелькнувшей на экранчике, понял, что это ложь.

- Лилли Калверн не существует. Это имя дал тебе мистер Калверн, когда ты присоединилась к Красным?

Она лишь пожала плечами, но ее жизненные показатели ответили положительно за нее. Мужчина выразительно посмотрел на расположенную на ее шее татуировку в виде красной римской цифры X – эта метка придавала всему делу особый интерес, как будто уже того, что семнадцатилетняя девочка смогла убить десятерых опытных членов преступной группировки, было недостаточно.

- Как тебя зовут по-настоящему? – попытался он снова, но она опять промолчала, разглядывая свои закованные в наручники руки. – Пока ты не ответишь мне, я не смогу тебе помочь.

Девочка подняла на него глаза, очевидно сомневаясь в том, что он вообще может ей помочь, а затем, к его удивлению, честно ответила:
- Джена.

Может быть, все это ей просто наскучило, и она лишь хотела узнать, что ее ожидает.

- Джена, - повторил он, пока его инструметрон перебирал записи о пропавших без вести. Несмотря на то, что имя было довольно обычным, поиск не увенчался успехом. – А фамилия у тебя есть?

- Нет.

Это неправда, но вполне могло бы быть ею, да и инструметрон в этот раз не поймал ее на лжи. Она перестала пользоваться своей фамилией много лет назад, когда улицы города стали ее новым домом. Она до сих пор не могла вспомнить, какого цвета были глаза ее матери – вечно затуманенные воздействием красного песка. Но это не имело значения – она всегда была смышленым ребенком, даже тогда. Она знала – и тогда, и теперь – как выжить, ведь это именно то, чем она занималась, сколько себя помнила.

Некоторое время они провели в тишине. Он ждал, что она даст ему какую-нибудь информацию, она же отвечала лишь вызывающим взглядом, вновь отметив про себя его осанку и командующие нотки в голосе. Он не был похож на копа, и она предположила, что он мог быть военным.

- Мне любопытно, - произнес он наконец, решив сменить тактику, - как ты узнала, что они вообще будут на этом складе? Ты выбрала время и место, когда мистер Калверн был более или менее один, лишь в окружении своих генералов. В течение трех минут ты с легкостью уничтожила правящую верхушку своей же банды. Откуда ты узнала о месте встречи?

- Я хочу заключить сделку, - сказала она вдруг, проигнорировав заданный вопрос. – Я знала про ту встречу, как знаю и про дюжину других, которые состоятся в самое ближайшее время с целью решить, кто теперь станет во главе Красных. Я сообщу вам, на кого обратить внимание, скажу, за что можно арестовать каждого из них, выдам их союзников, месторасположение убежищ, все, что знаю. Вы сможете уничтожить крупнейшую банду в городе всего за неделю.

Это была самая длинная речь, произнесенная девочкой за время ее пребывания в участке, и мужчина удивился подобному красноречию. Похоже, мистер Калверн вложил в свою подопечную больше, чем он думал.

- И почему же ты хочешь поделиться этой информацией?

- По той же причине, по которой я хотела видеть, как Калверн умоляет сохранить ему жизнь. – Она шевельнула руками, сожалея, что они скованы. В памяти всплыло воспоминание о том, когда в последний раз она чувствовала нечто подобное, однако тогда ее руки были скованы не наручниками, а страхом. Ее босс, человек, давший ей эту жизнь, говорил, что она ничто без него, что он сделал ее той, кем она теперь являлась, и что она стала приносить больше проблем, чем пользы. «Оружие, - сказал он, - не должно обсуждать приказы. Оружие не должно иметь своего мнения». А именно такая роль ей и предназначалось.

- Я хочу, чтобы они сгорели.

- Что они тебе сделали?

«Они убили моего единственного настоящего друга», - подумала она, вспоминая, как что-то словно оборвалось внутри, когда она узнала; ярость, горе и разочарование закипали внутри, а руки тряслись, бессильно свисая по бокам, когда Калверн просто сказал ей забыть об этом. Мира была всего лишь шестнадцатилетним механиком в банде - таким всегда с легкостью находят замену. Кроме того, она была хорошенькой, и это повлекло за собой ужасное последствие. Ей бы стоило знать, что сопротивляться бесполезно, и просто смириться с происходящим – тогда ему не пришлось бы затыкать ей глотку.

Это событие стало последней каплей, а когда Джена срывалась, она срывалась. Человек, сделавший это, умер первым – пуля пробила его горло насквозь, и он просто захлебнулся собственной кровью, фонтаном забрызгавшей стену. Каждый из них заплатил за все то, чему она стала свидетелем. Еще никогда она не убивала с таким удовольствием, ведь с каждой выпущенной ею пулей грязи в мире становилось меньше. А затем она пришла за Калверном, боссом всего этого; за тем, кто нашел ее, кто создал ее, и она смотрела, как он пытался уползти, оставляя за собой кровавый след, а в его глазах плескался ничем не прикрытый страх. Он снова кричал, что это он дал ей все, что без него она ничто. Она заставила его замолчать, и в этой тишине впервые в своей жизни она почувствовала себя свободной.

С лицом, словно вырезанным из камня, Джена подняла взгляд на сидевшего перед ней мужчину.

- Но сперва вы дадите мне то, что я хочу.

«Наконец-то мы сдвинулись с мертвой точки», - подумал он, а вслух спросил:
- И что же это?

- Новое удостоверение личности и билет на шаттл с Земли.

Это был вполне обычный запрос, и мужчина развел руками, словно рассматривая этот вариант.

- Уже знаешь, куда направишься?

- На Омегу.

Она слышала, что это самое подходящее место для наемников, скитальцев и неудачников. Там она сможет сама о себе позаботиться.

- И вы никогда больше обо мне не услышите.

- Ты убила десять человек, - напомнил он.

- Среди них нет ни одного, кого вы бы стали оплакивать.

Она была всего лишь семнадцатилетней девчонкой, но под ее бросающим ему вызов взглядом мужчине захотелось отвести глаза. Он был уверен, что запомнит этот необычный опыт надолго.

- Это ничего не меняет.

- Еще как меняет, - настойчиво заявила она; ее показатели зашкаливали от адреналина, но голос оставался абсолютно спокойным. - А кроме того, я подам вам остальных на блюде с гребаной голубой каемочкой. Вы можете считать, что я не в том положении, чтобы торговаться, но позвольте мне объяснить, что это, - она подняла руки, натягивая цепочку наручников, - не помешает мне убить вас. Стрелки, окружившие склад, не помешали бы мне скрыться, и единственная причина, по которой я нахожусь в этой комнате и разговариваю с вами, заключается в том, что я не могу в одиночку покончить с тем, что осталось от Красных. Зато с информацией, полученной от меня, вы сможете справиться с этой задачей.

Мужчина вновь взглянул на экранчик. Она была очень убедительной, однако ее тело знало то, чего не знал ее рот, и он видел, что она лжет, пытаясь запугать его, хотя сама и сидела посреди полицейского участка. Но надо признать, что последняя часть ее речи являлась правдой. Девчонка искренне хотела покончить с бандой, это было очевидно, и это очко шло в ее пользу. С той стороны зеркала за ними наблюдали люди – из тех, которых зовут в случае, когда таинственным убийцей, уничтожившим верхушку преступной группировки, оказывается девочка-подросток с талантом убивать более ярким, чем кто-либо из них когда-нибудь видел. И у этих людей уже имелись на нее планы.

Мужчина решил немного надавить.

- С чего бы это?

- Вы не могли бы говорить менее очевидно? – съязвила девчонка, растянув в усмешке губы. Это был защитный механизм, но он успешно скрывал ее страх.

- С чего бы вдруг у тебя проснулась совесть?

Она напряглась, и он понял, что поймал ее. Все дело было в ее твердой уверенности, что люди, которых она убила, заслуживали этого. Вот, как он уверился в том, что сидящая перед ним девочка, будучи убийцей, преступницей, безжалостной и жестокой, все же не была злой, не была садисткой. Надломлена, но еще не сломана окончательно.

- Вы считаете, мне нравилось то дерьмо, которым они занимались? – тихо спросила она, вспоминая, как часто в последнее время ей приходилось переступать через себя и делать то, что ей велели. Ее единственной отрадой был выброс адреналина, упоение боем, удовлетворение, которое она испытывала, видя, как жертвы понимали, что недооценили ее. Но даже все это под конец казалось ей безвкусным. – Когда я только попала в банду, все было иначе – это просто была возможность обеспечить себя едой и ночлегом.

К этому моменту ее собеседник начал, наконец, понимать, что к чему.

- А потом тебя заметил Калверн?

- А как иначе, вы думаете, он вообще стал боссом? Я была его секретным оружием, его маленьким гением. Его игрушкой. – Последнее слово прозвучало, как плевок, и секунду она выглядела на свой возраст. С ее помощью Калверн взобрался на самый верх – именно тогда Красные изменились до неузнаваемости. Именно тогда она начала ненавидеть его за то, что он заставлял ее делать, за то, что она должна была принимать без слова возражения. – Но это все, что я вам скажу, до тех пор, пока обвинения против меня не будут сняты, и шаттл не будет готов.

Вот и все, она снова замкнулась в себе, откинувшись на спинку стула и скрестив руки настолько, насколько ей позволяли наручники.

На скрытом от ее глаз экранчике вспыхнуло сообщение, в котором он прочел, что она и в самом деле подходила для их программы, а полиция была согласна на сделку в обмен на крайне важную информацию, которую девочка могла предоставить им как член банды. Он пролистал сообщение до конца, время от времени бросая взгляд на сидевшую перед ним девчонку, наблюдающую за ним прищуренными глазами, словно бы точно зная, что это и был ее шанс.

Он сообщил ей условия сделки: она расскажет им все, что знает, как и обещала, а взамен получит новое удостоверение личности и билет на транспорт, который вывезет ее с Земли. Но не на Омегу. Вместо этого, она отправится на тренировочную базу Альянса. Им нужны солдаты, лучшие из лучших, а в ней он увидел потенциал больший, чем ему прежде доводилось видеть в ком-либо ее возраста. Она должна будет отслужить десять лет, а затем сможет распоряжаться своей жизнью так, как пожелает. Альтернативой ей станет пожизненное заключение без права на помилование. Да, эта программа не имела стопроцентного успеха, однако, он уверен в том, что она им отлично подойдет; они сумели найти ее вовремя. Альянс не может себе позволить потерять такого солдата.

Слушая его речь, Джена думала о том, что не будь стул привинчен к полу, она бы швырнула его в этого человека. Да ни за что на свете она не отправится в учебный лагерь с толпой новобранцев только для того, чтобы научиться отдавать честь какому-то армейскому придурку и принести присягу на верность армии, которая не сделала ничего для нее.

Ее собеседнику потребовалось немало времени, чтобы объяснить ей, что другого предложения не последует. А это предложение было хорошим – приняв его, она получит возможность использовать оружие, она сможет сражаться, сможет применить все ее выдающиеся способности на благое дело. В Альянсе служат хорошие ребята; не будет ли здорово сделать что-то правильно и получить за это благодарности или даже медаль взамен необходимости скрываться от закона? Не будет ли здорово чувствовать себя в безопасности, а не ждать, что в любую секунду тебе вонзят кинжал в спину? Находиться там, где ценятся способности, а не безжалостность? В Альянсе она получит возможность стать лучшей, доказать всем то, что она, очевидно, уже о себе думает. Она сможет получить все, о чем только мечтала. Кроме того, это всего лишь десять лет, и к тому времени, как она освободится, ей исполнится всего двадцать восемь, и вся жизнь по-прежнему будет ожидать ее.

Любой другой путь станет напрасной тратой ее таланта. Она останется в лагере до тех пор, пока ей не стукнет восемнадцать, учась исполнять приказы и приспосабливаясь к строевой жизни, а затем они запишут ее в действующую армию и отправят служить под чьим-нибудь командованием.

Все, что она еще может потерять – это ее выдающиеся способности и острый ум. Ни то, ни другое в тюрьме не останется с ней надолго.

Она сопротивлялась так долго, как могла – и он не ждал от нее другого, однако в конце концов, сжав зубы, она подняла на него взгляд и сказала, что согласна. Прежде, чем уйти и приступить к согласованию деталей, он в последний раз повернулся к ней и спросил, как она желает называть себя.

Он еще не успел произнести вопрос до конца, как ответ уже сформировался в ее голове: она возьмет фамилию Миры. Никто, кроме Джены, не знал ее фамилии, потому что никто никогда не спрашивал. Это было хорошее имя, простое, сильное, и как только она произнесла его вслух, оно стало ее.

- Шепард, - сказала она, наслаждаясь тем, как звучало это слово, - Джена Шепард.

Получив жетоны с этим именем, она еще несколько месяцев будет сопротивляться своей судьбе. Спустя год, осознав, что стала гораздо лучшим коммандос, чем была убийцей, она начнет задумываться над тем, что, возможно, все это было к лучшему. Спустя два года она почувствует, что нашла свое место в жизни, и научится получать удовольствие, доказывая, что никто не может превзойти ее. Через три года она попадет под командование Дэвида Андерсона, который имел наметанный глаз на талант. Почти пять лет пройдет с того дня, как она взяла это имя, до момента, когда «Джена Шепард» попадет в историю как самая молодая из получивших награду «Звезда Земли».

Двенадцать лет спустя человек, давший ей этот шанс, вспомнит ее, когда она будет названа первым Спектром человечества. Пятнадцать лет спустя он погибнет во время вторжения Жнецов в Ванкувер. Он так и не увидит, как девочка с мертвыми глазами – та самая, которую они едва не оставили гнить в тюрьме, - вернется, чтобы оплатить этот долг и спасти их всех.

________________________________________
Глава II. Слухи. Кейден вызван на Землю, чтобы дать показания на суде Шепард, и по пути туда он вспоминает о дне, когда она впервые ступила на борт Нормандии СР-1.
__________________
Помогая кому-то взбираться на гору, вы и сами приближаетесь к вершине.

Последний раз редактировалось hitrost0; 28.09.2012 в 00:07.
hitrost0 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.09.2012, 21:03   #3
Mally
снитчи ловит терпеливый
administrator
 
Аватар для Mally
 
Регистрация: 23.09.2008
Сообщений: 8,844
По умолчанию

О, мне нравится. Я не играла в эту игру и с фандомом не знакома, но фанфик очень захватывающий, хочется читать дальше.
__________________
Mally вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.09.2012, 21:50   #4
hitrost0
When my inner beast purrs
moderatorv.i.p.
 
Аватар для hitrost0
 
Регистрация: 15.10.2010
Адрес: Калининград
Сообщений: 1,208
По умолчанию

Ура! Ура! Хоть один читатель
Если вдруг по ходу истории будут появляться вопросы - а я думаю, что у не знакомых с каноном читателей они точно появятся - спрашивайте тут, или же вот целая энциклопедия есть на английском (более полная) и на русском (тоже ничего).
__________________
Помогая кому-то взбираться на гору, вы и сами приближаетесь к вершине.
hitrost0 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.09.2012, 22:27   #5
Mally
снитчи ловит терпеливый
administrator
 
Аватар для Mally
 
Регистрация: 23.09.2008
Сообщений: 8,844
По умолчанию

Симпатичное описание. Даже захотелось поиграть. Времени вот нету только. Но читать фик я точно буду, выкладывай ))).
__________________
Mally вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.09.2012, 11:24   #6
Серафима
посвященный
 
Аватар для Серафима
 
Регистрация: 21.05.2012
Адрес: Ростов-на-Дону
Сообщений: 498
По умолчанию

Хороший такой текст. Выкладывайте дальше.
__________________
I'm quite into listening to music and not doing anything else
Серафима вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.09.2012, 11:40   #7
Mally
снитчи ловит терпеливый
administrator
 
Аватар для Mally
 
Регистрация: 23.09.2008
Сообщений: 8,844
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Серафима Посмотреть сообщение
Хороший такой текст. Выкладывайте дальше.
Ага, текст захватывает и очень. Без разницы, что не играл в игру.
__________________
Mally вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.09.2012, 11:58   #8
hitrost0
When my inner beast purrs
moderatorv.i.p.
 
Аватар для hitrost0
 
Регистрация: 15.10.2010
Адрес: Калининград
Сообщений: 1,208
По умолчанию

По мере готовности буду выкладывать
__________________
Помогая кому-то взбираться на гору, вы и сами приближаетесь к вершине.
hitrost0 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 16:45   #9
hitrost0
When my inner beast purrs
moderatorv.i.p.
 
Аватар для hitrost0
 
Регистрация: 15.10.2010
Адрес: Калининград
Сообщений: 1,208
По умолчанию

Глава II. Слухи.
2186 год – до вторжения Жнецов осталось четыре месяца
Кейден


Вся эта ситуация от начала и до конца была совершенно неправдоподобной. Если бы я узнал об этом не от адмирала Хакетта лично, то не поверил бы ни единому слову. Триста тысяч батарианцев погибли в результате взрыва, вызванного столкновением астероида, направленного Шепард, с ретранслятором. И теперь она должна была предстать перед судом на Земле, а меня, как ее «известного союзника», обязали выступать там в качестве свидетеля в надежде, что мне удастся пролить свет на произошедшее.

Но с нашего последнего полноценного разговора минуло более двух лет, и сейчас я даже понятия не имел, какого черта она делала в той системе.

Я не знал, что и думать обо всем этом. Когда-то я бы голову положил на отсечение, что если Шепард и пошла на такие крайние меры, значит, это единственный способ. Но единственный способ достичь чего? Никто не знал, чего она этим добивалась. В беседе Хакетт упомянул артефакт Жнецов, и мне показалось, что в помещении повеяло ледяным холодом. В моей голове начала формироваться идея – некий сценарий, по которому взрыв ретранслятора оказался необходимым шагом на пути предотвращения чего-то более страшного – возможно, даже вторжения самих Жнецов.

А затем я нашел другое, более ужасающее объяснение, которое изо всех сил старался не принимать в расчет. Оно заключалось в том, что когда Джена присоединилась к Церберу, ее каким-то образом изменили, и теперь потеря стольких жизней не являлась для нее преградой на пути к неизвестной цели. Шепард никогда не имела строгих моральных принципов, однако существовали пределы, которые она бы не переступила. Убийство гражданских определенно входило в их число, даже если речь шла о батарианских гражданских.

Я до сих пор не понимал, почему она работала с Цербером, не знал, куда пропала на целых два года. Ее ответ на сообщение, которое я послал после нашей встречи на Горизонте, только еще более запутал меня. По крайней мере теперь, встретившись с ней лицом к лицу на Земле, я собирался узнать ответы на эти вопросы, пусть для этого мне и понадобится загнать ее в угол.

Я был не готов к тому, что произошло на Горизонте. Я считал, что подойду к ней и увижу клона, робота, что-то вроде жестокого церберовского трюка, однако за исключением шрамов на лице и более темных и длинных волос она ничем не отличалась от той женщины, что погибла на Нормандии СР-1; ее взгляд все еще с легкостью проникал в мою душу. Черт… даже запах ее остался неизменным.

Воспоминания об этой встрече заставили все эмоции - гневные, противоречивые и болезненные - всплыть на поверхность. Лишь только я сумел справиться со своим горем, как она вновь вернулась в мою жизнь, и все пошло прахом; все мои старания, направленные на то, чтобы двигаться дальше, оказались потраченными впустую.

Кошмары вернулись с прежней интенсивностью, только теперь Джена не погибала, а просто смеялась мне в лицо и уходила прочь. И почему-то это ранило меня сильнее, чем прежде, когда я видел панику в ее глазах, смотрел, как посреди бездонной черноты космоса она пытается сорвать с себя шлем и зовет на помощь. Мне стоило бы знать, что этот сон не имел под собой реальных оснований – Шепард никогда не паниковала и никогда не кричала.

Я хотел поверить в ее невиновность, я правда этого хотел, но после двух лет молчания было чертовски сложно проигнорировать факт ее работы на террористов. И не просто террористов – всем было известно, что Цербер способен проникнуть в разум своих жертв, превратить нормального человека в фанатика. Я не знал, что хуже: то, что она работала на них, потому что они засунули чип в ее голову, или потому что она на самом деле хотела.

Мой взгляд снова наткнулся на сверток, который мне вручили перед посадкой на транспортный корабль еще на Цитадели. Я думал, что это очередной инструктаж в дополнение к тем горам информации, что я уже получил, однако на обертке отсутствовала символика Альянса, а курьер, доставивший посылку, работал в частной компании.

Поддавшись любопытству, я сорвал печать и вытряхнул содержимое свертка на стол. Несколько мгновений, стиснув зубы и чувствуя, как негодование закипает внутри, я разглядывал папки с церберовским логотипом, прежде чем заметил прикрепленную к верхней из них записку – всего одна строчка, написанная элегантным почерком: «Не вините ее. Она спасла всех нас. – М.Л.»

Инициалы показались мне знакомыми. Просмотрев информацию касательно деятельности Шепард в Цербере, я нашел многократное упоминание имени «Миранда Лоусон». Образ холодной, строгой женщины, столь многого добившейся в жизни, который сложился в моей голове при прочтении ее файла, никак не вязался с человеком, написавшим эту записку. Однако это должна была быть именно она - кто еще пошел бы на все эти хлопоты, чтобы передать мне сверток? Кто еще обладал нужными для этого связями?

Взяв первую папку, я принялся изучать содержащуюся в ней информацию о Шепард – все, что Церберу удалось найти, начиная с ее поступления на службу Альянса и до того момента, как была сбита Нормандия СР-1.

Среди собранных данных имелся даже развернутый психологический портрет в совокупности с прогнозируемой реакцией на некоторое количество различных сценариев, а также вероятные ответы. Первые несколько сценариев рассматривали возможность убедить Шепард работать с ними, столкнув ее с ужасом, таящимся в смерти гражданских людей. Человек, составивший портрет, проанализировал поведение Шепард на протяжении всей миссии, призванной остановить Сарена, оценил ее превращение из безжалостного, эмоционально обособленного бойца N7 в Спектра с личной вендеттой и растущей привязанностью к ее разношерстной, выбранной лично ею команде Нормандии.

«Все сильные стороны Шепард», - писал неизвестный аналитик, - «проявились во время этой миссии». Конечно, и до этого все прекрасно знали, что она была лучшим коммандос своего времени, - именно поэтому ее и избрали Спектром. Чего они не знали, и что даже для самой Шепард стало неожиданностью – так это то, что как только она получила свою собственную команду, каждый ее член стал верен не Альянсу, а ей. Преданность эта простиралась так далеко, что перспектива попасть под трибунал за угон принадлежащего Альянсу судна показалась им не столь страшной, как опасения подвести своего командира. Силой Шепард был ее талант к лидерству – качество, данное ей самой природой, и никто не мог соперничать с ней в этом. Все, что было в вашей власти – это следовать за ней, поклявшись дойти до края света пусть лишь для того, чтобы доказать, что вы можете оправдать ее ожидания.

Вот почему Цербер знал, что никто не сможет заменить Шепард. Они нуждались в ее великолепных боевых способностях, ее знаниях и связях, но больше всего им было нужно то врожденное качество, которое заставляло вас верить каждому ее слову лишь потому, что она сама в это верила. «Если мы убедим Шепард ступить на нашу сторону», - писали они, - «все остальное разрешится само собой».

Атаки коллекционеров прекратились, так что, вероятно, они были правы.

На следующей странице я нашел свое имя в списке людей, с которыми Цербер рекомендовал Джене «не поддерживать контактов» из опасения «смещения приоритетов и оказания нежелательного эмоционального влияния». Андерсон тоже был в этом списке. Они пытались настроить ее против нас? Глупый вопрос – речь шла о Цербере, конечно же они пытались это сделать. Гораздо важнее было узнать, поверила ли она им. Этого ответа я не знал.

Чуть дальше я нашел фотографии Шепард, снятые на протяжении ее карьеры. Среди них было даже архивное фото восемнадцатилетней Джены – ее только-только зачислили в войска. Сначала я даже не поверил, что это она – худенькая девочка с бритой головой и колючим взглядом; она казалась слишком юной, а темные глаза ее были затравленными и пустыми, словно у загнанного в угол животного.

Конечно же я не сомневался в ее рассказе о том, как она оказалась в Альянсе, но лишь после того, как увидел подтверждение этому своими глазами, вся история обрела для меня реальность. Я пробежался взглядом по совершенно секретным сведениям, касающимся ее вербовки. Большинство полей содержали всего одно слово - «Неизвестно», а ниже следовала вымышленная от начала и до конца история, призванная удовлетворить официальное расследование. Поразительно уже то, что она вообще смогла оказаться в рядах Альянса, не говоря уже о том, как многого ей удалось достичь. Неудивительно, что практически все, касающееся ее первых нескольких лет службы, оказалось засекречено – тот факт, что один из лучших солдат человечества начинал свою карьеру как преступник, или что на первых порах и месяца не проходило без того, чтобы ее не наказывали за драки или неповиновение, вряд ли играл на руку Альянсу.

Открыв папку с фотографиями и просматривая их одну за другой, я видел, как Шепард росла и взрослела, постепенно обретая уверенность в себе. Фото, запечатлевшее ее в парадной форме со Звездой Земли на груди, было особенно хорошо, хотя Джена все равно выглядела больше как самодовольная наемница, нежели гордый солдат. Постепенно, по мере того, как ей объявляли благодарность за благодарностью, тем самым стирая темные пятна с ее репутации, на лице Шепард стала появляться эта ухмылка, которую я знал так хорошо. Наконец, мне в руки попал снимок, который заставил меня замереть – тот самый, который неделями мелькал в новостях после нападения на Нормандию. Тот самый, который они безжалостно использовали месяцами, набирая новых рекрутов в войска Альянса. Именно на это фото я смотрел, когда она впервые ступила на борт Нормандии в качестве старпома; в тот момент я понял, что чем бы ни обернулось то задание, оно уж наверняка не будет скучным. Стоило ей лишь появиться, как все изменилось.

Слухи поползли с самого утра. Как только маршрут корабля был изменен таким образом, чтобы включить в себя краткую остановку на космической станции Ковасси, все дружно предположили, что последним дополнением к экипажу Нормандии окажется коммандер Шепард – герой Скайллианского блица и первая женщина, ставшая агентом N7. Даже то, что она находилась на Ковасси, само по себе являлось слухом, однако это не помешало членам команды высказывать всевозможные предположения относительно того, зачем Альянс выбрал ее для простого испытательного полета. Я видел ее в новостях шестью годами ранее, - теперь уже восемью годами - когда Шепард получала Звезду Земли, но в остальном она держалась в тени, и в ее файле не было практически ничего, к чему я мог бы получить доступ с моим уровнем допуска.

На видео Джена всегда выглядела возбужденной, словно ей с трудом удавалось оставаться на месте перед камерами, и ее постановочные фото – голова ровно, нейтральное выражение лица – были такими же. Но существовали и другие фотографии – например, та, которую я держал в руках сейчас – одна из серии любительских снимков, сделанных незадолго до нашей высадки на Иден Прайм. На том из них, что привлек мое внимание с первого взгляда, Шепард проверяла свое оружие и случайно посмотрела в объектив камеры – опасная ухмылка, которую я так хорошо знал теперь, застыла на ее лице. Даже несмотря на то, что Джена была одета в броню с эмблемой N7, она не походила на военного. Она выглядела, как наемница: ее темные волосы были выбриты по бокам, а осветленные пряди оставленной по центру полосы напоминали полотно пилы. Ее высокие скулы, точеные, в чем-то кошачьи, черты лица и темные глаза сделали бы ее откровенно красивой, если бы не постоянно нахмуренные брови и скривленные полные губы.

Помнится, впервые увидев это фото, я подумал, что нет ничего удивительного в том, что люди боятся ее. Сейчас же, глядя на то же самое лицо, я не мог думать ни о чем другом, кроме того, как словно облака расступались над ее головой, стоило ей лишь улыбнуться, и как это дарило мне чувство, будто бы мы разделяли какую-то личную шутку, которую не дано понять никому другому. Я до сих пор помнил то удивительное ощущение, пронзившее мое тело, когда она впервые рассмеялась над чем-то, сказанным мной; тогда я заметил форму ее глаз, овал лица, изгиб губ, и меня поразила мысль о том, насколько чертовски красивой она была. Я все еще помнил каждую мелочь долгого, медленного пути, в конце которого я осознал, что люблю эту женщину, бывшую моим командиром.

Но, располагая лишь информацией из ее файла, невозможно было узнать всего этого. После изучения ее досье она представала перед вами, как длинный список очень высоких достижений.

Чтобы просто получить приглашение в N-училище, не говоря уже о достижении звания N7, вы должны были быть хороши, и все прекрасно знали, насколько хороша Шепард. Примерно за год до Иден Прайма я служил на корабле вместе с человеком, только что вернувшимся с задания, разворачивавшегося так плохо, что вызвали ее. Он рассказывал мне о том, как она буквально летала по полю боя и, практически не замедляясь, убивала всех на своем пути, нанося эффективные жестокие удары, которые никто не смог бы повторить. Шепард обладала жаждой сражения, данной лишь немногим, и ее поистине пугающая репутация смягчалась лишь тем, что она отчитывалась перед всеми уважаемым капитаном Андерсоном. Ее даже называли его протеже, что неудивительно: Шепард стала раскрываться, лишь попав под его командование; это он превратил ее из неукротимой силы природы в элитного бойца. Я пролистал файл дальше в поисках оценки ее способностей, составленной за несколько лет до того, как она была выбрана Спектром. Среди прочего я обнаружил там следующие записи: «Меткость и владение оружием безупречны от природы», «Шепард превосходит остальных во всех областях», «Один из величайших военных активов человечества», «Представлена к немедленному повышению». Да, даже тогда все знали, насколько она хороша.

Я помню, как Джокер без умолку болтал обо всем, что он о ней слышал – о том, что кто-то считал ее холодной стервой, кто-то был обязан ей своей жизнью, а многие просто говорили, что она одна подтверждала все немыслимые, фантастические россказни о бойцах N7. Кроме, как замечал Джокер, слуха о том, что они пьют кровь своих жертв, чтобы заполучить их силу – это все же оказалось только слухом.

Я просмотрел информацию, которую Цербер собрал на первый полет Нормандии; у них имелись досье на всех нас – гораздо более подробные, чем мне бы того хотелось – а также детальное описание миссии на Иден Прайм и событий, ей непосредственно предшествующих.

«Полученная от разведывательной службы информация позволяет предположить, что присутствие Шепард на борту Нормандии было ее личной услугой капитану Андерсону [см. список известных союзников], ради которой она прервала отпуск на берегу на Кавасси, пробыв там всего два дня [прим. отпуск был рекомендован ее командующим офицером в связи с тем, что Шепард находилась на действительной службе в течение шести месяцев подряд]. Из того, что изначально Шепард не располагала информацией о настоящей цели миссии, следует, что Андерсон имеет на нее огромное влияние. Рекомендуется по возможности ограничить их контакты».

Этого я не знал. Неудивительно, что поначалу она была такой резкой – отправиться в отпуск по приказу – это одно дело, но прервать отдых, лишь только начав привыкать к нему – это должно было быть ужасно. Я очень хорошо помню, как первый раз встретил Джену: на ее лице застыло усталое, раздраженное выражение, словно ее разбудили посреди ночи ради чего-то совершенно идиотского, что с легкостью могло бы подождать до утра.

Она оказалась ниже, чем я предполагал - ниже меня на добрых полголовы, однако я был не настолько глуп, чтобы считать, что эта разница в росте помешает ей голыми руками вырвать мой имплантат и повалить меня на землю даже раньше, чем я сумел бы воспользоваться своей биотикой.

Я полагал, что Шепард окажется такой же, как и остальные бойцы N7, с которыми мне доводилось работать ранее – превосходно знающей свое дело, жестокой и совершенно не приемлющей ошибок – так что я изо всех сил старался показать себя человеком профессиональным и следующим протоколу – кем-то, кто будет уважать ее авторитет. А затем, уже выходя из рубки вместе с Андерсоном, после того, как тот представил ее как нашего нового старпома, она обернулась и бросила мне:

- И не называйте меня «мэм», лейтенант, - это звучит странно.

Стоило ей лишь оказаться вне пределов слышимости, как Джокер разразился хохотом. Он тоже перешел на работу к Церберу вслед за ней. Когда я узнал об этом, то испытал противоречивые чувства: с одной стороны этот поступок привел меня в бешенство, и все же его мотивы не показались мне такими уж непостижимыми. Не так просто было оставаться в Альянсе пилоту, угробившему коммандера Шепард. Хотя, как оказалось, в этом-то он был не виноват.

Но в то же самое время меня не покидало стойкое ощущение того, что они словно устроили вечеринку, на которую меня не то что не пригласили, но о которой даже не сочли нужным сообщить. Джена умела говорить так, что создавалось впечатление, как будто вы одни в целом мире, и нет никого, с кем бы ей хотелось быть, кроме тебя. На службе она держалась так холодно и отстраненно, но стоило ей снять эту маску, как я ощущал себя самым счастливым человеком на свете – словно то, что она позволила мне или кому-то другому узнать ее с этой стороны, было огромной честью.

Поэтому когда я увидел ее снова после такого долгого перерыва, стоящую плечом к плечу с Гаррусом и чертовым церберовским биотиком, ведущую себя, как ни в чем не бывало, я почувствовал себя так, будто мне отвесили пощечину. Мне показалось, она вернулась с того света лишь для того, чтобы лично дать мне понять, что все, что я думал о ней или о нас, являлось ложью, иллюзией, а я был глупцом, поверившим, будто великую коммандер Шепард когда-либо волновало хоть что-то, не говоря уже обо мне.

Я знал так мало о том, что она делала с Цербером, но еще меньше я знал о том, почему.

Это все началось на Иден Прайм.

Я окинул взглядом остальные присланные мне файлы, все еще лежащие на столе. Мы только что прошли через ретранслятор в Солнечной системе, и до прибытия в Ванкувер оставалось добрых шесть часов по времени Цитадели. У меня было время, чтобы попытаться узнать интересующие меня ответы.

Глава III. Оглядываясь назад. Застряв на Земле в штаб-квартире Альянса, Шепард вспоминает о том, как все начиналось, насколько проще жизнь была на Нормандии СР-1, последствия миссии на Иден Прайм и о том, как она открывала для себя человека, бывшего ее лейтенантом.
__________________
Помогая кому-то взбираться на гору, вы и сами приближаетесь к вершине.
hitrost0 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 19:40   #10
Mally
снитчи ловит терпеливый
administrator
 
Аватар для Mally
 
Регистрация: 23.09.2008
Сообщений: 8,844
По умолчанию

Спасибо за перевод, ждем дальше.
__________________
Mally вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 05:33.


Работает на vBulletin® версия 3.7.0.
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot