Вернуться   IWTB RU forum > Наше творчество > Творчество по другим фандомам

Ответ
 
Опции темы
Старый 09.06.2012, 12:42   #11
tigryonok_u
Маленький фонарщик
 
Аватар для tigryonok_u
 
Регистрация: 20.09.2010
Адрес: Красноярск
Сообщений: 102
По умолчанию

Ахахаха) прелестно) Я вроде кроссоверы не люблю... *кстати, каждый раз говорю и каждый раз Юлю, например, читаю с удовольствием* Короче чудная теория. Митос прелестен. Хоть имя запомнил Спасибо!
__________________
Как сделать воду из камня, из олова золото, лед заставить гореть
Мне известно. Только душу, что на двое вспорота
Не согреть...
tigryonok_u вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.06.2012, 21:07   #12
Blacky
пользователь
 
Аватар для Blacky
 
Регистрация: 20.10.2010
Адрес: Bayern, Deutschland
Сообщений: 275
По умолчанию

Автор: Shendara
Перевод: Black Box
Бета: Nirva
Название: Дневник бессмертного
Оригинальное название: Tagebuch eines Unsterblichen
Ссылка на оригинал: http://www.fanficparadies.de/stories/248/
Персонажи: Митос
Рейтинг: PG
Жанр: Драма, POV
Размер: Мини
О чем: Размышления Митоса перед поединком
Отказ: Все принадлежат...не мне. Они принадлежат Rysher, Gaumont, и кому там еще, кто зарабатывает на этом деньги (но я же этого не делаю).
Фандом: Highlander(Горец)


Дневник бессмертного

Может статься, что это моя последняя запись. Не знаю, буду ли я завтра вообще в живых. Сегодня под вечер я встречаюсь в поединке с другим бессмертным.
Я его не знаю. Он не из тех бессмертных, кто имеет на меня зуб, или старые счеты, но я навел справки о нем. Благодаря тому, что все еще имею доступ к хроникам наблюдателей, я по крайней мере знаю, кто мой противник. Ну хорошо, сознаюсь что хакнул базу данных наблюдателей. Но только потому, что они заблокировали мой пароль.

Но имею же я право знать, кто хочет меня убить, или как? Его зовут Стефан. Ни фамилии, ни псевдонима. База данных немного о нем выдала. Никто не знает его точный возраст, но примерно двести лет он на охоте. Стоит ему выйти на подходящий «объект», как он сразу вызывает его или ее на дуэль.
И пока что побеждал быстро.

Не знаю, почему на этот раз он избрал добычей именно меня. Он даже не знает, кто я такой. Когда вчера он подкараулил меня возле дома, то назвал Адамом Пирсоном. Имя он прочел на дверной табличке. Думаю, он вызвал меня просто потому, что я первый бессмертный, попавшийся ему на глаза в этом городе.
Вообще-то я не хочу драться, но должен. Я хоть и хочу мира между бессмертными, но не собираюсь из-за этого подставлять голову под меч. Я не мученик, как тот, «другой» Митос. Да, я хочу мира, но хочу так же и остаться в живых. Может я и эгоист, но моя жизнь мне дороже всего. Я не Дункан МакЛауд, чтобы лезть на рожон за других. Нет, я не такой герой, я дерусь только за самого себя.
ОК, иногда и за других тоже. Но это уже другая история. Эх, я бы с удовольствием еще тут пофилософствовал, но время поджимает. Стрелка неуклонно движется вперед. Часы проносятся как минуты. Даже целое столетие для меня, после пяти тысяч лет, все равно что для нормального человека год.

Мне надо уходить, и остается только надеяться, что и завтра, и послезавтра, и вообще, я смогу продолжать делать эти записки. Если же я не переживу сегоднешний день, то надеюсь, что этот дневник найдет МакЛауд.
Может, прочитав его, он сможет лучше меня понять. Почему я то, что я есть. Но, опять же, надеюсь, что до этого не дойдет. Я постараюсь сделать то, что всегда – выжить.

Я никому не рассказал о поединке, иначе Дункан или Джо стали бы меня отговаривать. Под девизом «Ты не в лучшей форме» или «Ты всегда избегал поединков, почему же не в этот раз тоже?» Может они не поймут, но мне наскучило бегать.

Все, пора. Я уже чувствую Стефана. Мы договорились встретиться невдалеке отсюда. Я выйду против него, и выиграю бой. У меня все козыри: Он не знает кто я, и каков мой опыт. Он так же не знает, что я не всегда следую правилам. Если бы следовал, давно был бы мертв. Я буду драться. Используя все возможные приемы.
Я выживу. Как всегда.

Надеюсь.

Конец
Blacky вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.06.2012, 14:29   #13
tigryonok_u
Маленький фонарщик
 
Аватар для tigryonok_u
 
Регистрация: 20.09.2010
Адрес: Красноярск
Сообщений: 102
По умолчанию

Митос... Всегда нравился Митос. Во многом больше, чем Дункан. Неплохой ПОВ. Хорошо написан, хорошо переведен.
__________________
Как сделать воду из камня, из олова золото, лед заставить гореть
Мне известно. Только душу, что на двое вспорота
Не согреть...
tigryonok_u вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.06.2012, 15:45   #14
Blacky
пользователь
 
Аватар для Blacky
 
Регистрация: 20.10.2010
Адрес: Bayern, Deutschland
Сообщений: 275
По умолчанию

Название: Бюро находок
Оригинальное название: Lost & Found
Ссылка на оригинал: ammaletu.de/de/fanfiction/f_lost.php
Автор: Johannes Ruthenberg (ammaletu.de/)
Перевод: Black Box
Бета: Nirva
Персонажи: Наблюдатели, Оригинальные персонажи. Кедвин и Мэттью – из канона.
Рейтинг: PG
Жанр: джен, драма, юмор
Размер: мини.
О чем: Что происходит, когда наблюдатель теряет бессментного из виду. Один день из жизни наблюдательского ИТ отдела.
Фандом:Highlander(Горец)

Бюро находок


Запись в Хронике Кедвин:

01. Апрель. 2002. Около 11.30 часов. Мадрид. Аэропорт «Барахас».
- Объект потерян.


***

Пролог:


«Что мне делать? Воспользоваться его советом? А если он не прав?..»

Вокруг нее сновали толпы пассажиров и встречающих, но она неподвижно стояла посереди людского водоворота, нерешительно глядя на билет, зажатый в руке.
Внезапно кто-то ее толкнул, извинился на ломанном испанском, и поспешил дальше. Взгляд Кедвин упал на чемодан, который человек тащил за собой -наклейки на нем красноречиво рассказывали историю их с хозяином путешествий. Одно название бросилось ей в глаза, вызвыв волну воспоминаний. Вдруг она поняла, что нужно делать, и с новой энергией огляделась, ища план аэропорта...

***

Среда, 03. Апрель 2002
07. 02


То нарастающий, то стихающий звук медленно вытянул из сна. Элейн дернула меня за руку: – Ну, подойди же! – и накрыла голову подушкой.
Я осторожно открыл глаза, моргнул. Невольно посмотрел на будильник.
– Какого черта?

Но это не помогло. Кто бы это ни был, раз звонит в такое время, значит что-то серьезное. Я силой вытащил себя из постели, и занялся поисками запропастившегоеся куда-то сотового. В кармане брюк его не оказалось. Наконец нашел в куртке, на спинке кресла.
– Да? – сонно ответил я в трубку, и протер глаза свободной рукой. Взгляд упал на татуировку наблюдателя. Порой я чертовски жалею, что завербовался к ним.

– Мартин? Она исчезла! Она ее потеряла!


Я медленно считаю в уме до трех, и задаю неминуемый вопрос:
– Кто исчез, Лукас? Кто кого потерял?
Мой напарник иногда сводит меня с ума, тем что заставляет клещами вытягивать из него информацию.

- Кедвин! Наблюдатель потеряла ее в аэропорте и не имеет ни малейшего понятия, где она сейчас.
Я многозначительно присвистнул. Кедвин не какая-нибудь простая бессмертная, она из старейших. Таких нежелательно терять из виду даже на одну неделю.

- ОК, - вздохнул я.- Выезжаю.
С сожалением глянув на силуэт под одеялом, я начал собирать разбросанные вещи, но прежде чем шмыгнуть в ванную, еще раз позвонил Лукасу.

- Лукас? Ты знаешь, что я оторву тебе голову, если это окажется запоздалой первоапрельской шуткой? Да?



07. 33

Душа на скорую руку оказалось недостаточно, чтоб проснуться. С кофе придется подождать, пока не доберусь до 'Черного Ящика'. Медленно иду через территорию комплекса, благо в такую рань кругом еще сравнительно спокойно. Только немногие несчастливцы вроде меня, покинув свои уютные квартирки, тащаться в направлении Главного корпуса. За небольшим леском замечаю женевские домики. Тренировочный центр Академии Наблюдателей находился немного выше, на холме, за чертой города. Я свернул с дорожки, и оказался перед запасным входом в Главный корпус. Никогда не думал, что после пары месяцев буду чувствовать себя в Женеве как дома. И вспоминая прошлую ночь, был благодарен тому, кто решил разместить Отдел информационных технологий наблюдателей не при Штаб-квартире, а здесь, в Академии...

Пошарив в карманах, я выловил электронный ключ, и отпер дверь, ведущую в подвалы. В шутку мы зовем нашу резиденцию 'Черным Ящиком', потому что когда мы в октябре сюда вселились, темнеть начинало рано, и дневной свет практически не проникал через маленькие окна. Но никто не жаловался. Офис просторный, компьютеры не греются, а главное - никто не мешает.

- Привет,- буркнул я в сторону Лукаса, и первым делом включил чайник. Пальцы медленно оттаивали: чертовски холодно снаружи.
Кипяток, чашка, капучино – до этого ко мне лучше не приставать.
Но Лукаса это не заботит, решив просветить меня немедленно, он орет через пол-зала:
- Вчера вечером Региональный Координатор Женевского Филиала получил звонок от Дебры Аткинс из Мадрида. Она сообщила, что потеряла контакт с бессмертной Кедвин. – Лукас стал говорить еще громче, ведь вода в чайнике закипала медленно, но шумно.
- Аткинс – лучший специалист в Мадриде.- Теперь он почти вопит.
Я облегчаю ему задачу, и подхожу прямо к его столу.
- Если она сообщает что-нибудь подобное, значит дело серьезно. Во всяком случаи, в этот раз Филиал немедленно связался с нами. Похоже, случай с Риган Коул сделал нам хорошую рекламу.

Лукас ухмыльнулся, вспомнив наш первый триумф. В середине января Риган Коул, тоже одна из активных бессмертных, бесследно исчезла. Наблюдатели всего мира высматривали ее повсюду, неделями. Когда, наконец, кому-то пришло в голову подключить к делу ИТ отдел, то понадобилось всего два дня, чтоб отследить нашу охотницу за наградами – загорающей на острове Мартиника. С тех пор висит на двери 'Черного ящика' табличка 'Бюро Находок'.

- Итак, Кедвин, - с задумчивым видом вставил я.- Ну что ж, поднимай ее досье.
Капучино готов. Лукас снова поворачивается к компьютеру.


08.16

Начало дня оставляет ждать лучшего...

Лукас и я прочесали дело Кедвин. Как официальные отчеты наблюдателей, так и их личные заметки на каждого бессмертного.
- Итак, - заключил Лукас, - двадцать восьмого марта Кедвин забронировала авиабилет до Парижа. Переехав шесть лет назад в Мадрид, она непременно раз в году в начале апреля летает в Париж.

- Ее муж, Стефан Жармель,- бормочу я, уставившись в досье,- был застрелен в 1995, в начале апреля. В Париже.
- Точно. Дебра Аткинс не ожидала ничего другого, и в понедельник, как всегда, была вместе со 'своей' бессмертной в аэропорту. И там потеряла ее, во время ожидания вылета.
- Но мы знаем, куда она направлялась. Почему тогда ее не приняли в Париже тамошние наблюдатели?
- Пытались, но ее не было в самолете.
- А багаж?
- Его тоже не было. Хотя, может быть, его всего лишь отправили куда-нибудь... в Бобруйск.

Он еще и прикалывается с ранья. Я натянуто усмехаюсь, капучино не взбодрило меня по-настоящему.
- Квикенинг? – Обычно этот вопрос возникает прежде всего.
- Нет, ничего похожего не зафиксировано. Во всяком случае, в области аэропорта. В окружных СМИ тоже никаких зацепок, намекающих на Квикенинг, или об обнаружении обезглавленного трупа. А главное, от местных наблюдателей ничего не поступало.

- Н-да. – дело явно темное, но ведь поэтому мы и работаем над ним. – Как я понимаю, дома она тоже не появлялась?
Лукас смотрит на меня, точно хочет сказать «Я тебя умоляю!»
- Ясно, что пиццу ей уже возили.- Стандартный трюк в таких случаях, просто привозишь незаказанную пиццу.

- Вот если бы у нее был сотовый, все было бы много проще.- Вздыхает Лукас и ухмыляется. Знаю я эту ухмылочку, сел значит на своего конька.
Согласен, идея была гениальна, и в некотором роде могла совершить революцию в работе наблюдателей. Лукас, увереный в своих актерских способностях, не отказал себе в удовольствии лично слетать в Штаты и продать бедняге Бенни Карбасса мобильник. Бенни разумеется ничего не просек, ему и в голову не пришло выяснять на какой частоте этот самый мобильник сигналит, и уж тем более, копаться в его потрохах.
Теперь каждый день мы имеем мегобайты записей его разговоров. Согласен, совершенно бестолковых, ибо трудно себе представить более надоедливого трепача-бессмертного чем Бенни, но ведь это только начало.

- ОК. А место работы проверяли? – я рыскаю по ее файлам, пытаясь выяснить, чем, собственно, Кедвин в данный момент занимается... Художественная галерея, ага.
- Взяла отпуск на две недели, и с тех пор не появлялась, - ответил Лукас, с семи часов уже изучивший информацию о Кедвин вдоль и поперек.

Смотрю в наши заметки о ней. Сотовый – нет. Электронная почта – нет. Интернет– нет. Компьютер – нет. Господи, как тяжело работать со старыим бессмертными! Чудо еще, что она установила у себя обычный телефон.

- Как насчет ее кредитки? – подбрасываю я идею.
Лукас качает головой.
- Собственно, картой она пользуется пару недель. Мы даже не знаем, кем она выдана.

Черт! Кажется, зависли.
- Знаешь что? - говорю я коллеге.- Позвони-ка Дженни! Пусть она в отпуске, но у нее особый нюх в таких делах.


10.38

Между делом мы проверили списки пассажиров за последние два дня на все известные псевдонимы Кедвин. Пусто. Но если она вылетела в последнюю минуту, этого не видно в пассажирских списках в интернете (по крайней мере в тех, которые мы можем отследить). Ее автомобиль как стоял, так и стоит на стоянке, а в квартире по-прежнему никого.

Дверь открылась, и в офис вошла Дженни.
- Тебя встречный ветер задержал? – Подколол ее Лукас, посмотрев на часы. Дженни живет в десяти минутах отсюда.

- У меня отпуск, Лукас, - отвечает она, направляясь к его компьютеру. – Плевать, какой бессмертный какую кашу заварил, эту неделю я в отпуске!

Это то, что мне нравится в Дженни, есть вещи в ее частной жизни которые для нее важней работы наблюдателя. Долгий завтрак с семьей, похоже, к ним тоже относится.

- Итак просветите меня! – требует она.- Кто на этот раз?


11.31

- Ребята! Да замолчите же!!! – Дженни пришлось основательно повысить голос, чтобы перекричать нас, так как мы с Лукасом уже наперебой
строили самые дикие догадки. Иногда стихийный 'мозговой штурм' действительно приводит к результату. – Что если для разнообразия подойдем к делу логически?

- Итак, что мы имеем? Она не полетела в Париж. Не этим рейсом, во всяком случае. Она также никуда не поехала на машине, и дома ее тоже нет. Для начала предположем, что она покинула Мадрид. Верно?

- Угу!

- Что остается? Идет пешком через всю Испанию? Путешествует автостопом или автобусом? Поездом? Или всеже полетела другим рейсом?

Дженни пишет эти пять возможных вариантов на огромном флипчарте, который красуется у стены 'Черного Ящика'.
Мы смотрим.
- Она была в аэропорту, - отвечаю я. – Значит логично предположить, что полетела другим рейсом.
Дженни кивает, и подчеркивает эту гипотезу.
- Правда, в Парижском Филиале уже проверили все, что в этот день вылетало из Мадрида. - Вставил Лукас.

- Теперь подойдем к делу с другой стороны,- продолжает Дженни. – Почему она не полетела в Париж? Пять лет она делала это точно, как по часам.
- Должно быть, в этот раз решила иначе, - сказал Лукас.
- Правильно, - соглашается Дженни.- И вопрос номер один: Зачем. Какие будут предложения?

Я шутя поднимаю руку и выдаю:
- Сбегать в китайский ресторанчик.

Две удивленные физиономии поворачиваются ко мне, и я постукиваю пальцами по часам: время обеда. Или скорее завтрака, в моем случае.


12.17

Я медленно поднимаюсь к Главному Корпусу по довольно крутой тропинке, осторожно держа купленные в ближайшем ресторанчике пакетики с китайской едой. Добыть ее оказалось не так просто, как я думал, после Пасхи город буквально кипит жизнью.

«Праздники, - думаю я.- Может в них дело? Какой-нибудь древний кельтский праздник, и Кедвин сейчас сидит в Стоунхендже перед ритуальным костром? Надо сказать Лукасу, пусть проверит, я не разбираюсь в таких вещах.»

Вернувшись наконец в 'Черный Ящик', я застал Дженни и Лукаса, полностью погруженных в обсуждение чего-то. Ни слова не понял, они опять говорили на родном языке Дженни. Должен признаться, я терпеть не могу, когда они так делают. Несмотря на годы зубрежки в школе, французский так и остался для меня китайской грамотой.

Я раздал пакетики, и Лукас спросил:
- Можно мне потом расчитаться? Я на нуле.
- Да, без...- ответил я, и тут меня осенило.- ...проблем!
- Что? Гениальная идея посетила?
- Да,- начал я.- Это действительно зацепка. Пусть мы ничего не знаем о ее кредитке, но: Если она где-нибудь расплачивалась ею в последние пару дней, то это обязательно отразится на ее счете!

- Стало быть, нам остается всего лишь просмотреть ее счета,- усмехнулась Дженни.


14.41

Мы разделились. Лукас и Дженни начали проверять друзей и знакомых Кедвин. Лукаса тоже посетила гениальная идея, и он взял на себя проверку бессмертных, имеющих на Кедвин зуб. Я же нанес визит серверу холдинг-банка Кедвин, и выяснил, что она пользуется МастерКард. Отличное начало, она ведь наверняка выдана на ее последнее имя...

В этот момент раздался вопль:
- Мартин!
Лукас, который как раз что-то писал в блокноте, с перепугу нарисовал каракулю в пол листа.

- Мартин, Лукас, сюда быстро! Я нашла!!! – возбужденно продолжает кричать Джейн, в совешенно нетипичной для нее манере. Я хватаю свободный стул, и тащу к Дженниному компьютеру.
- Что там?
- Мэттью МакКормик, - радостно сообщает она, тыча в монитор. Мне понадобилась пара секунд, чтобы связать эти два имени.
- Кедвин была его наставником, так? Они все еще в дружбе?
- Точно,- подтверждает Дженни. – И они встречались в тот самый день!

- Но это уже наши полевые коллеги наверняка проверили, разве не так? – возразил подошедший поближе Лукас.
- Да, проверили, но смотрите сюда, - она открыла другой файл, ежедневное донесение полевого наблюдателя Тимоти Герси. – МакКормик и его напарник Герси занимались в Южной Африке вопросами сотрудничества между правоохранительными органами разных стран. Обратно летели в понедельник.

- Южная Африка далековата от Испании - заметил Лукас, но я начал догадыватся, куда клонит Дженни.
- Они летели через Европу?
Дженни кивнула:
- Агент Герси не сообщает никаких деталей, написал только, что по каким-то внутренним делам ФБР он вернулся раньше. Однако, вечером первого апреля он исправно забрал МакКормика из Вашингтонского аэропорта. Полет был с промежуточной посадкой в Лондоне.

Дженни открыла страничку с картой погоды Европы.
- А теперь смотрите: полдень первого апреля. Помните что было? Правильно. Циклон. И согласно карте, над Ла-Маншем бушевало еще похлеще.

Дженни постучала пальцами по монитору, и продолжила:
- МакКормик должен был лететь через Лондон, но из-за непогоды их посадили в Мадриде. Я прикинула, все прекрасно сходится, МакКормик ждал продолжения своего рейса в то же время, когда Кедвин ждала свой.

- А его наблюдатель не удосужился такую 'мелочь' упомянуть в донесении, - догадался я.

- Вот именно!


14.54

Я ждал ответного звонка от агента Герси, когда телефон, наконец, зазвонил. Но звонили не из США, а по нашему внутреннему номеру.
- Говорит профессор Шенар. У меня проблема.

«О, нет!- первое что пронеслось в голове.- Только не снова она!»
- Какая? – Вообще-то я всегда вежлив, но сейчас просто не было ни сил, ни желания изображать учтивость.

- Электронная почта не работает!! Я не могу послать запрос!

Ставлю свой компьютер, что знаю, в чем тут дело.
- Вы изменили настройку безопасности почтовой программы так, как я вам написал на прошлой неделе? - Почтовый сервер наблюдателей обслуживающий нашу маленькую команду, обеспечивает теперь более высокую степень защиты.
- Написали? Я ничего такого не получала. Что теперь делать?

«Черта с два не получала!» И вслух:
- Давайте я пришлю вам новое письмо. – Фишка стара, как Мафусаилова борода, но всегда срабатывает. – Это всего лишь пара простых изменений в настройках почтовой программы. Желаю удачи.»
С этими словами я положил трубку, и начал тихо считать. На «семь» зазвонило снова, но я переключил разговор на Лукаса. Пускай теперь он помучается.
Между тем мне пришло в голову то, о чем я не подумал, когда оставлял сообщение агенту Герси: это же в Вашингтоне сейчас… около девяти утра?! И старина Герси как раз вот-вот придет на работу. А пока полазаю-ка я по банковским серверам. Надо же разузнать, что где и сколько оплатила Кедвин своей кредиткой за последнее время.


15.30

Никаких доказательств встречи МакКормика с Кедвин, ничего необычного, как заявил только что Герси. Это мы сами уже поняли, но лишний раз спросить все равно не помешает. Я продолжаю прорабатывать сервер МастерКард, Дженни разговаривает по телефону со своей маленькой дочкой.


17. 54

Медленно, но верно усталость берет свое. Лукас зевает с опасностью сломать челюсть, Дженни смотрит на часы чаще, чем в монитор, да и я тоже не в восторге от такого исхода дня. Система безопасности сервера оказалась, чертовски хороша, уже больше двух часов безрезультатно пытаюсь найти в ней дыру.

Дженни слоняется, то и дело спрашивая:
- Ну как?
- Пока никак, - отвечаю я, отпивая чай. И в этот момент Лукас орет через весь зал:
- Есть!!!
Мы с любопытством спешим к его компьютеру. На экране виден размытый стоп-кадр и... да, женщина на нем очень похожа на Кедвин.

- Откуда у тебя это? – спрашивает Дженни, не менее удивленная, чем я. Последнее время мы не замечали, что делает Лукас.
- Элементарно, - гордо заявляет он. – Мартин на досуге недавно написал программу -классификатор бессмертных...

Он бессовестно преуменьшает, над этим классификатором я работал добрых полгода.

- ... и я пошарил по серверу полиции аэропорта. Государственные учреждения так легко ломать! - смеется он. – Я вытащил одной программкой записи камер безопасности в интересующий нас день, и пропустил через классификатор, задав приметы Кедвин. Упс и сразу в десятку. Смотрите, куда она входит!

- ... риа Ре...,- расшифровывал я наполовину видимую надпись над стеклянной дверью. Дженни потребовалось всего пара секунд, чтобы найти эту фирму на плане аэропорта:
- «Авариа Рентал», подземный этаж самого нижнего уровня. Неудивительно, что Дебра Аткинс там внизу не нашла Кедвин.

- Зачем ей понадобилось арендовать автомобиль, когда ее собственный стоит рядом на стоянке? – спросил Лукас.
- Логический вывод, - предположил я, - что ей нужна машина определенной марки.
А Дженни добавляет: - Или даже не машина а мотоцикл.
Она открыла сайт фирмы. «Прокат автомобилей и мотоциклов» - стояло на стартовой странице. Она поискала еще, и заключила:
- «Авариа» единственная фирма в мадридском аэропорту, которая сдает и мотоциклы.

Неслолько секунд мы молча перевариваем новость, пока меня вдруг не осенило второй раз:
- Мотоцикл? Испания? Да это же...- Бегом назад к своему компьюеру, снова прочесываю файлы Кедвин. Дженни становится рядом, и жмет Ctrl+F. Как глупо что я раньше не сообразил. Идея же лежит на поверхности. 'Мотоцикл'... вот оно!

- Свадебное путешествие со Стефаном Жармелем: они проехались на двух черных мотоциклах через всю Испанию.- Бормочет Дженни, читая соответствующую запись в Хронике.


19.12

- Может стоит сообщить это в Филиал, и считать нашу задачу выполненной? – Предлагает Дженни.- В смысле если следовать тогдашнему маршруту Кедвин, то когда-нибудь ее снова подцепят.

Что-то не нравится мне такая идея:
- А как же наша репутация крутых поисковиков? Уж лучше довести дело до конца и вручить Координатору точную информацию.

- Хорошо, продолжайте. Но без меня. Вы же дальше сами справитесь, или как? – С этими словами Дженни встала, выключила компьютер, и поспешила к выходу, подмигнув нам на прощанье. На миг я озадачился, но тут вернулся Лукас.
- Она же в отпуске. – Буркнул он.

- Книга у тебя?
Он кивнул, и помахал перед моим носом толстенной книгой в невзрачном синим переплете. – Хроника Кедвин, двадцатый век, том два!
Хроника доступная нам в сети, прежде всего прошлого века, не совсем полная в деталях, но к счастью в нашем распоряжении и копии полных хроник важных бессмертных из наблюдательских архивов.

- Мне пришлось чуть ли не на коленях ползать, чтобы получить книгу. Они ничего не разрешают выносить,- хвастается Лукас, пока я листаю хронику.
Август 1983, вот оно! Я быстро нацарапал на клочке этапы свадебного путешествия, и прикинул в уме примерный маршрут.

- Севилья! Если я где-то не свалял дурака, она сейчас должна быть в Севильи. Там начинался их медовый месяц.
Я ухмыльнулся, Лукас оскалился в ответ.
- Ты? Или лучше мне? - спрашиваю я, кивая на телефон.
- Вообще-то лучше если Дженни, но давай ты. Я все еще на взводе.
- ОК,- ответил я, и потянулся за трубкой.

В региональной Штаб-квартире заседала свежесозванная группа, которой поручено возглавить поиски Кедвин, как нам сообщили по электронке. Несмотря на поздний час, кто-то сразу взял трубку:

- Жан Деслорье. Да?
- Это Мартин Малвин, ИТ Отдел. Женева. Я по делу Кедвин...
- А... Считайте что с ним покончено,- перебил он меня.- В Лондоне обнаружена бессмертная, по описанию...
- Кедвин в Севильи, - перебил я его со своей стороны. На какой-то момент он замолчал.
- Севилья? – Как вы до такого додумались?
- Она была в аэропорту в фирме проката автомобилей. Мы думаем, что она арендовала там мотоцикл, и повторяет путь своего свадебного путешествия в 1983. Если это так, она сейчас должна быть в Севильи.

- Севилья, значит... – После нашего успеха с Риган Коул эти высокопоставленные господа стали осторожнее с выражениями типа «бред сивой кобылы», но я чувствую, что оно так и вертится у него на языке.

- Желаю удачи!- закончил я, и положил трубку.


19.31

Мы закрыли окна, оставив только программу управления сервером. Я быстро проконтролировал 'Амалетту', первый наш сервер, названный в честь легендарного основателя Сообщества Наблюдателей.
Из Чикаго догнал нас очередной аудио-файл с очередной телефонной болтовней Бенни, и компьютер перевел его в текстовую версию.
Я выключил монитор, и направился к Лукасу, который тоже уже все закончил.
- Может пойдем пропустим по рюмочке? - спрашивает он.
- Не знаю. Я порядком устал.
- Ну, давай, «Счастливый час» открыт до поздней ночи! - пытается он меня соблазнить.- Может пригласишь ту же крошку, что на прошлой неделе? С этой блондиночкой было супер, но она забыла дать мне свой телефон.
Захлпнув дверь 'Черного Ящика', я я поднялся по ступенькам навстречу холодному вечернему воздуху. Снова глянул на Лукаса, раздумывая, шутит он или нет. Мне все-таки удалось убедить его, что лучше обмыть наш успех завтра, когда о нем будут знать все. И конечно, если наша догадка окажется верной.

20.12

Наконец-то дома. В животе громко урчит. Неожиданно вспоминаю, что с полудня не проверял электронную почту. Но я бессильно падаю на диван. Последнее,что приходит в голову, это мысль, выдвинут ли нас на звание «Наблюдатель Года». Потом я отрубаюсь.

***

Епилог:

Она сидела на скамейке, не отводя взгляда от небольшой площади перед Кафедральным Собором. Звонил колокол, горели факелы и свечи. Несмотря на холод вокруг, слушая музыку, стояли люди. Кто группами, кто поодиночке. Некоторые танцевали, и до Кедвин долетал их радостный смех.
Этим вечером ей не хотелось участвовать в веселье, только наблюдать. Но в мыслях она уносилась на двадцать лет назад, когда они со Стефаном сами танцевали всю ночь на улицах Севильи.

«Прав был Мэттью, - думала она.- Он все же знает меня лучше, чем я думала».
Вспоминать Стефана, а не поминать, посоветовал он ей при короткой встрече на терминале. И теперь Кедвин знала, что это было верное решение, потому что чувствовала себя много ближе к Стефану, чем все эти годы, стоя у его могилы.
Она медленно поднялась, и неспеша направилась к большому фонтану в центре площади. Достала из кармана купленную тут же свечу, зажгла ее, и поставила на бортик, рядом с десятками других свечей. Она смотрела на мерцание пламени, отражающееся в струях воды, и мысленно прощалась со Стефаном, так же, как и каждый год. Но теперь это не было больно.
«Стоит ли еще то дерево в Картахене? – спрашивала она себя, продолжая слушать музыку. – И ресторанчик в Малаге...»
Да, много чего пришлось ей открыть для себя. Вернее вспомнить забытое. Тихо напевая, Кедвин повернулась, и пошла к своему отелю по узким улочкам Севильи.

***

Запись в Хронике Кедвин:
04. Апрель 2002. Около 16.45. Старая часть Севильи
- Объект обнаружен.


Ende
Blacky вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.07.2012, 21:43   #15
Blacky
пользователь
 
Аватар для Blacky
 
Регистрация: 20.10.2010
Адрес: Bayern, Deutschland
Сообщений: 275
По умолчанию

Название: Геройская смерть
Название оригинала: Heldentod
Автор: Berendis
Перевод: Black Box
Бета: Nirva
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiktion.de:80/s/40bcc3df00000c4e06700fa0

Содержание: Он совершил страшную ошибку, потерял честь и умер как герой...
Отказ: Никто и ничто не принадлежат мне, и денег этим я тоже не зарабатываю.

Примечание: (от автора) Идея для рассказа у меня была, собственно уже давно... но когда я сегодня в очередной раз пересмотрела ВК, поняла что наконец ее надо написать... и вот результат.
Большое спасибо Oriona.

Фандом: Властелин Колец

Геройская смерть


Что я наделал... Я хотел отобрать у Фродо кольцо... только из жадности? Или все же желая защитить Гондор? Нет, гордыня толкнула меня на это...
Фродо надел кольцо, исчез на моих глазах, и когда он пропал, мой разум прояснился. Жаль, что никто никогда не узнает, как мне сейчас стыдно. Я не справился. В один миг я забыл о чести и долге... из-за одного ничтожного кусочка металла... Рок ли это? Судьба ли хочет, чтобы я оказался слабым? Не знаю...

Я слышу вдалеке шум битвы. Что происходит? Тревожные крики, заставляющие стынуть кровь. Военные сигналы орков? Не знаю... знаю только, что я должен делать: спешить на помощь тем, кто сейчас в беде.

Быстро, как только могу, бегу на шум и вскоре узнаю голоса Мерри и Пиппина. Что случилось? Я бегу еще быстрее, вижу двух окруженных орками полуросликов, стоящих спиной к дереву, с обнаженными эльфийскими клинками, кричащих и отчаянно отбивающихся.

С яростным кличем, я обнажаю меч, заставляя его свистнуть в воздухе и вкусить орчьей крови. Радость битвы наполняет меня. Я не забыл того, что только что случилось, но жажда крови зовет меня вперед.

Один за другим падают орки, но еще больше их появляется. Мне удается пробиться к Мерри и Пиппину и у меня только одно в голове: спасти их, восстановить мою честь, доказать что я не слаб, что кровь Древних Королей течет в моих жилах, пусть ее и осталось совсем немного. Та кровь, в которой истинная сила!

Орки снова штурмуют поляну, сколько же их там может быть? Я их не считаю, только рублю злобно и беспощадно. Всякий, кто окажется слишком близко от моего меча, падет. Я снова в своей стихии. Это то, чему меня учили, к чему готовили. Защищать жизнь друзей, более того, отдать за них свою...

Внезапно я слышу вопли ужаса полуросликов и, прежде чем успеваю понять, что произошло, грудь пронзает кинжальная боль. На какой-то миг она забирает дыхание, в глазах темнеет, я опускаюсь на колени. В груди торчит стрела, кровь течет из раны, увлажняя землю. Я трясу головой, стараясь прогнать пляшущие перед глазами черные пятна, и это мне почти удается.

С яростным криком я поднимаюсь, и мой меч разлучает головы врагов с их телами. Боль я игнорирую, пока вторая стрела не настигает меня. Вновь я теряю контроль, вновь падаю, и не уверен, что на этот раз смогу поднятся. И все же, происходящее вокруг заставляет меня это сделать.

Я снова на ногах, снова кружится мой меч, пусть мне и все тяжелее его поднять. Боль. Я чувствую привкус крови во рту. Чья она? Не знаю, ибо кровь повсюду. Моя и орков...


Новая стрела пронзает болью тело, швыряет меня на колени, и на этот раз мне уже не встать. Темные тени проходят мимо меня, и я не знаю, орки ли это или призраки из Царства Мертвых - боль затуманила разум. Хочется громко кричать, но я не доставлю оркам такого удовольствия... я хочу остатся сильным до последней минуты.

Одна тень останавливается передо мной, и я с трудом поднимаю голову. Это огромный орк, он держит лук, наложил стрелу и целит мне в сердце... Я тихо молюсь, чтобы он сделал это поскорей, ибо я больше не выдержу. Мысли о чести, славе, прощении и помощи изгнаны из моей головы. Осталась только боль.

Скрип натягиваемой тетивы отдается в моих ушах ревущим водопадом. Молча жду смерти, глядя в глаза победителю, и вижу в них безграничное удовольствие убивать, насмешку над моими страданиями и моей слабостью. О, как бы я хотел снести ему голову! Но я больше ни на что не способен, не могу даже отвести взгляд, только неподвижно смотрю в глаза врага.

Внезапно я различаю звук быстрых шагов и в следующий миг врага передо мной уже нет... стрела просвистела над головой, так и не избавив меня от мучений. Я лежу...
«Кто-то дерется», думаю я, пытаясь разглядеть расплывчатые тени. «Больше нет никого... полуросликов они забрали.»

Злость. Последняя сжигающая злость и металлический вкус крови во рту... Потом кто-то склоняется надо мной, и в предсмертном просветлении сознания, я узнаю Арагорна. Он дрался за меня, а я не могу его даже поблагодарить за это. Какой же я неудачник! Я пытаюсь говорить, но из горла вырывается только хриплое карканье.
- Арагорн... они схватили Мерри и Пиппина... где Фродо?

Он смотрит на меня, его глаза полны грусти. Из-за моей скорой смерти скорбит он или из-за пленения полуросликов?

- Я его отпустил.

Невероятно. Отпустил? Одного? Сознание снова гаснет. Нет, я еще не все сказал!

- Гондор падет, и наш народ погибнет...,- хриплю я, вкладывая в эти слова
все сомнения последних дней, всю свою безнадежность. Чтобы он понял. Чтобы он понял, почему я так легко поддался силе кольца.

- Нет, Боромир,- отвечает он, и я чувствую, что он пытается подарить мне последнюю надежду.- Гондор не падет, и Белый Город засияет вновь в своем блеске. Я позабочусь об этом. Что бы ни случилось!

Передо мной невольно возникло видение Минас Тирита в отблеске древней славы. Надежда вернулась ко мне... а с ней и раскаяние.

- Арагорн... я... я хотел отобрать у Фродо кольцо... прости меня, друг...

Он печально кивает. Я бессильно протягиваю руку к мечу. Все, что надо было, я сказал. Арагорн вкладывает мой любимый меч мне в руку, и я последним усилием сжимаю его. Я чувствую теплую кровь...кровь моего рода. Мне является моя давно умершая мать, с ласковой улыбкой на лице... мой отец, как всегда угрюмый и молчаливый... Фарамир, мой брат...
Все больше расплываются их лица. Мой час пришел. Но еще я хочу кое-что знать, прежде чем навсегда покину этот мир.

- Я бы шел за тобой, мой король...

В последний раз вижу я лицо Арагорна, и теперь уверен, что скорбит он по мне. Я улыбаюсь... скоро все кончится... мягкая тьма поглощает меня...


ENDE
Blacky вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.05.2014, 14:11   #16
Blacky
пользователь
 
Аватар для Blacky
 
Регистрация: 20.10.2010
Адрес: Bayern, Deutschland
Сообщений: 275
По умолчанию

Название: Зверь без имени

Переводчик: Blacky

Бета: Nirva

Оригинал: Bestie ohne Namen von Johannes Ruthenberg
http://ammaletu.de/de/fanfiction/b_bestie.php (запрос отправлен)

Размер: миди Оригинал – 4338, перевод – 3206

Персонажи: Гильгамеш, Грэйхем Эш, Маркус Константин

Категория: джен

Жанр: драма, ангст

Рейтинг: R

Фандом: Горец (Highlander)

Отказ: Все права принадлежат Davis/Panzer Productions

Краткое содержание: Эта история начинается 2000 лет до н.э. и описывает участь и путь бессмертного Гильгамеша

Примечание: Переведено для Зимней Фандомной битвы 2014




На две трети он бог, на одну – человек он,
Образ его тела на вид несравненен.


Шумер. 1927 до н.э.

Дивное пение звучало, снова и снова отдаваясь от стен дворца. Затихало, и вновь набирало силу, оставаясь при этом мягким и нежным. Мужчина в тени колонны одного из многих внутренних дворов с улыбкой смотрел на сидящую у фонтана Мари. Она пела старинную песню, которую кроме ее бабушки вряд ли кто сегодня помнил. В ней говорилось о бессмертных героях дальних стран, и Мари любила ее. Он вышел из-за колонны и поцеловал Мари.

– Ты пришел, послушать, царь, - смеясь спросила она. – Сейчас будут лучшие строфы: смерть злого демона Хумбабы.

Гильгамеш вздохнул и опустился на пол, прислонившись спиной к бортику фонтана.
– Ты же знаешь, что я его не убил. Как бы мне хотелось, чтоб было иначе!

Картины из далекого прошлого промелькнули перед его внутренним взором:
Жрец уговорил его подождать с обезглавливанием до полнолуния, и представить это, как жертву богу Ану. А ночью Хумбаба бежал. Воины преследовали его до морского берега, но он на их глазах исчез в волнах прибоя...

Мари положила руку ему на плечо, его голова прислонилась к ее коленям.
– Смерть Омада печалит твое сердце, любимый, – прошептала она. – Он знал, на что решился, когда вызвался быть посредником.

Два дня назад гонец принес весть от царя Хумбабы: никакого мира, пока голова Гильгамеша на плечах! Таков был его ответ, и для ясности прислал Хумбаба с тем гонцом и голову человека, которого Гильгамеш лично просил явиться в Урук для переговоров. Его лучшего друга и лучшего воина. Он знал, что Хумбабе нельзя доверять, и все-таки верил, что благополучие их стран важнее, чем игры Бессмертных. После летней засухи, новая война между Эшнунной и Уруком стала бы бедствием для обоих народов.

Взгляд Гильгамеша устремился к небу, начавшему постепенно краснеть на западе.
– Мое сердце печалит смерть многих людей, Мари. Стольких, что я уже перестал их считать. Все эти песни о бессмертных героях никогда не упоминают ту боль, которую несет с собой наш дар, когда все, кто тебе дорог, умирают, а ты остаешся.

«Энкиду, – думал он, – брат мой верный, ты умер от лихорадки. Мучительно и бесславно. 500 лет прошло с тех пор.»

– Иногда я спрашиваю себя, стоит ли оно того. Зачем мне вообще эта бесконечная жизнь?
Мари опустилась рядом с Гильгамешем на колени, и пристально посмотрела ему в глаза:
– Не смей так говорить, слышишь! – никто еще не отваживался говорить с царем таким тоном. – Мы умираем, да. Может быть, следующая война уничтожит нас всех. Но мы должны жить в полную силу пока можем. А под твоим царствованием народ Эшнунны всегда жил хорошо.

Мари не отводила глаз. Наконец Гильгамеш кивнул и улыбнулся. Но в его душе больше не было места для веселья. Царство Шумер себя изжило. Ныне оно раздроблено на враждующие между собой города-государства. Гильгамеш изгнан из Урука, там сидит теперь на троне Хумбаба, и его войско превосходит войско Гильгамеша по меньшей мере на треть.

– Если я уйду из города, – задумчиво произнес Гильгамеш, – может быть он не нападет, или хотя бы не в этот год.
– Не жертвуй собой, – возмутилась Мари, – год, или два, оно того не стоит. Он все равно не оставит Эшнунну в покое, ты же знаешь. Но ты должен жить дальше.

Гильгамеш взглянул на Мари. Он давно знал, почему с тех пор, как она с ним, он не брал себе больше других жен.
В этот момент у стен протрубил рог, и звук этот не предвещал ничего хорошего.

***

Гильгамеш поднялся на гребень стены и стал рядом с Уннаром.
– Мой повелитель, тебе лучше укрыться во дворце, – начал военачальник. – Здесь становится опасно.
Как бы подтверждая его слова, чуть позади Гильгамеша в камень со свистом ударила стрела.
– У нас на счету каждый меч, – возразил бессмертный. – И уж я не собираюсь отсиживаться во дворце.

Он прошелся взглядом по обступившей город армии Урука. Прошло два дня, как звуки рога объявили о прибытии врагов. А со вчерашнего вечера они постоянно то атаковали стены, то изматывали защитников обстрелами из катапульты, то забрасывали их градом стрел.

– Нам будет не хватать Омада, – пробормотал под нос Гильгамеш.
– Если честно, то нам не хватает не Омада, – буркнул в ответ Уннар, – нам не хватает пары сотен воинов.

Царь знал, что его стратег прав. Бой будет кровавым, очень кровавым...

***

Гильгамеш вскрикнул, пораженный вражеским копьем. Один из его оставшихся бойцов бросился к нему на помощь, но пал под ударами двух воинов Хумбабы.

– Отходить! – кричал Гильгамеш, не обращая внимания на боль. – Всем ко дворцу! Защищайте дворец!
Туда спрятали женщин и детей, когда враги прорвались в город. Защитники Эшаннуны убили много воинов Хумбабы, но отборные отряды Урука были слишком многочисленны. Они оттеснили его к центральной площади, отрезали от своих соратников и окружили.

«Надо было послушать Уннара», – думал Гильгамеш, отбивая мечом очередной удар. Раны уже начали закрываться, но недостаточно быстро.
Он догадывался, что воины врага осведомлены о его бессмертии. Они не приближались на удар меча, не ввязывались в ближний бой, а копьями держали его на расстоянии.
Гильгамеш обернулся, услышав пронзительный крик, крик женщины где-то со стороны дворца. В тот же момент метко брошенное копье угодило ему в грудь, другое полоснуло по правой ноге. Он медленно осел на колени, обессиленный, на грани беспамятства и отчаяния. Его руки были покрыты кровью врагов, но более не могли держать меч.
Бойцы Урука... Некогда эти воины слушали только его, он был богом для них. Некогда, очень давно, был он сам славным царем Урука. А теперь трон Урука принадлежит Хумбабе...
И посреди гибнущего города умер Гильгамеш.

***

Солнце cветило прямо в глаза. Первый момент Гильгамеш не понимал, где находится. Солнце... На рассвете они напали, вспомнил он. Меньше недели понадобилось им, чтобы прорвать оборону. Это же не Урук с его высокими стенами и неприступными бастионами. Это Эшнунна, нежная и прекрасная, город, не созданный для войны.

Гильгамеш попытался выпрямиться, но что-то ему препятствовало. Он вдруг понял, что скован, и в этот миг вспомнил все: бой, кольцо врагов, гибель своих последних воинов, сразившее его копье... Он в плену, и это значит только одно: Эшнунна пала!

Гильгамеш повернул голову, чтобы избежать палящего солнца и попытался понять, где находится. Ясно, он не в городе. Скалы... Взгляд в другую сторону – да, это храм Иштар. Храм был построен по его распоряжению в половине дня езды верхом от города. Здесь повсюду величественные отвесные скалы, и там, где они сходились, замыкая вход в долину, под вертикальной стеной и стоял храм.
Гильгамеш лежал на площадке перед ним. Внезапно он почувствовал шепот богов, возвещавший всякий раз о приближениях других бессмертных. Солнце закрыла тень, и он услышал позади себя ненавистный голос Хумбабы.

– Могучий Гильгамеш... – Хумбаба пнул связанного. Гильгамешу ничего не оставалось, как молча сносить оскорбления.
– А выйти на честный поединок духу не хватает? Боишся меня? – бросил он тени.

Хумбаба наклонился так, что Гильгамеш чувствовал его дыхание.
– Однажды мы уже дрались в честном поединке, ты забыл? – прошептал король Урука в ухо пленнику. – И я выиграл... – с этими словами Хумбаба поднялся и пошел прочь.

А Гильгамеш вспомнил, как проиграл дуэль в Кедровом Лесу, и как Энкиду подоспел в последний момент с отрядом лучников, нашпиговавших Хумбабу стрелами.
«Энкиду, ты никогда не держался правил...»

***

Минуло несколько часов, как откуда ни возьмись появились люди. Гильгамеш пробовал заговорить с ними, но они не приближались и ни один из них не произнес ни слова. Ничего не оставалось, как лежать, бессмысленно уставившись в небо. Это угнетало. Сознание того, что находишся на святой земле не слишком успокаивало. Гильгамеш раздумывал, успела ли Мари бежать из захваченного города.

На следующее утро снова явился Хумбаба, и велел двум воинам поднять пленника на ноги. Гильгамеш пытался вытащить нож из-за пояса одного из них, но был слишком слаб, чтобы сделать это быстро.
Прийдя в себя после ударов, которыми его наградили стражники, он впервые увидел то, над чем молчаливые мужчины работали день и пол ночи: перед входом в храм торчали невысокие столбы, врытые повсюду, где почва была рыхлой. Вход в храм насильственно расширили, а в центре разграбленного святилища стояло страное сооружение из... нет, не из бронзы, но металл сиял... каким-то неземным блеском.

Гильгамеш перевел взгляд на Хумбату:
– Что за игру ты задумал? Это святая земля, ты не можешь меня здесь обезглавить.
– О, нет, обезглавливать тебя я не собираюсь, - рассмеялся Хумбаба. – Пока не собираюсь, – и внезапно добавил: – Для тебя у меня другие планы. Я дам тебе время. Много времени. Чтобы ты мог поразмышлять о честных поединках, и как их положено проводить.

С этими словами он подал знак воинам, и те потащили Гильгамеша к металлическому сооружению, напоминавшему искаженный трон. Они заставили рослого шумера сесть на «трон», и с великим трудом удерживая, обвивали длинной цепью. Вскоре все его тело было скрыто под неизвестным металлом, свободной оставили только голову. Гильгамеш напряг мускулы, но цепь не давала ни малейшей слабины. И тут начали сбываться самые страшные его кошмары.

Стража привела еще пленников и Гильгамеш узнал их. Там был военачальник Уннар, и верный слуга Синини, и верховный жрец Эшнунны Титна-уштим, и там была... Гильгамеш не смог сдержать крик увидив Мари, всю в синяках и связанную.
– Что ты делаешь, демон! Это только наше дело, только между нами!

Металлический хомут прочно зафиксировал его голову, принуждая смотреть в одном направлении. Гильгамеш закрыл глаза, когда воины начали проламывать пол и вбивать столбы прямо перед ним. В ушах стоял грохот молотов.
Удар в живот заставил его дернуться. Открыв глаза, он увидил у столбов дюжину пленников, а через пролом – остальных. Каждый был привязан так, что мог смотреть только на царя.

– Я бы казнил всех, – небрежно бросил Хумбаба, – но кто-то же должен работать, город отстраивить. Поэтому я ограничусь сотней твоих ближайших друзей и вернейших слуг. Чтоб ты не скучал, – с насмешкой добавил он, выхватывая из-за пояса нож. Потом схватил Синини за левую руку и точным движением перерезал ему вены.
– Кровь твоих подданных за кровь моих! – теперь сам голос Хумбабы походил на режущее лезвие. Он шагнул к другому столбу и схватил руку отчаяно сопротивляющегоеся Титна-уштим, игнорируя заклинания жреца. Через секунду пол у ног Титна-уштим окрасился красным.

Гильгамеш видел страх смерти в глазах своих людей, и в этот момент готов был на все, только бы их спасти.
– Возьми мою голову, отпусти их, – шептал он.
Хумбаба коротко посмотрел на него и с мрачной усмешкой повернулся к следующей жертве.
– За моего убитого брата! – гремел он, выпуская сдерживаемую столетиями ярость. Вазин-уни, мудрейшая женщина Эшнунны, умерла с тихим вздохом.
– За сожженные кедровые дворцы, красу и гордость моей страны! – Хумбаба зарезал очередного пленника. Пол храма давно превратился в озеро крови.
Он снова повернулся к Гильгамешу: – И за то, что ты велел смертным меня убить, чтобы спасти тебя от поражения!

– Возьми мою голову! – кричал Гильгамеш. Но Хумбаба медленно приблизился к остававшемуеся невозмутимым до конца Уннару и всадил ему в сердце нож.
Следующий столб – Мари. Хумбаба так же неспеша подошел к ней. Глаза Гильгамеша расширились от ужаса. Не осталось больше ничего, что он мог бы предложить Хумбабе, и не было ни одного бога, у которому бы он не взывал, моля о помощи.
Но Хумбааба убрал нож, усмехнулся, и мягко отвел прядь волос с лица Мари:
– Нет, тебя пожалуй оставлю, – с этими словами он кивнул стражникам, и вместе с ними покинул храм, оставив Гильгамеша среди мертвых и умирающих.
Выходя, он бросил через плечо:
- Я еще приду за твоей головой. Однажды.

***

Он не мог освободиться. Он не мог даже повернуть головы, а когда воины приходили убить еще кого-нибудь, они заставляли его смотреть. Хумбаба больше не появлялся. Через шесть дней в живых оставалась только Мари. Гильгамеш смотрел на нее и не мог вымолвить ни слова. Что он мог сказать? Просить прощение за то, что не сумел защитить ее? Больно было смотреть ей в глаза, полные такой же любви, как в тот далекий день, когда повелитель Эшнунны почтил визитом винный погребок ее отца.

Всего пару раз ей приносили хлеб и воду. Гильгамеш чувствовал, что ее силы на исходе. Внезапно она подняла голову и заговорила, впервые за все время плена.
– Живи, Гильгамеш! Живи, возлюбленный мой! – и запела, ломким, дрожащим голосом, но неустанно:

Боевой топор он поднял рукою,
Выхватил из-за пояса меч свой, —
Гильгамеш поразил его в затылок,
Его друг, Энкиду, его в грудь ударил;
На третьем ударе пал он,
Замерли его буйные члены,
Сразили они наземь стража, Хумбабу, —
На два поприща вокруг застонали кедры:
С ним вместе убил Энкиду леса и кедры.
Сразил Энкиду стража леса,
Чье слово чтили Ливан и Сариа,
Покой объял высокие горы,
Покой объял лесистые вершины.


Гильгамеш не открыл глаз, когда голос Мари навеки умолк. Прошли недели, прежде чем он снова бросил взглад на единственный доступный ему кусочек мира, бывший могилой дорогих ему людей. Больше всего желал Гильгамеш, чтобы Хумбаба наконец пришел и дрался с ним. Но со временем гнев на врага сменился злостью на самого себя:
«прославленный герой Урука... любимец богов... город не отстоял... доверившихся тебе людей не защитил... их убили за твои прошлые деяния... за то, что ты сотворил в другой, давно минувшей жизни...»

В бесконечной череде мучительных смертей и воскрешений, Гильгамеш был бы рад умереть окончательно.

***

Шло время. Хумбаба недолго царствовал на троне Урука, только пока не явились наемники из далекой Нубии. Пришельцы начали жечь деревни, и Хумбаба собрал и выставил армию против них. И тут выяснилось, что три предводителя чужаков – бессмертные. Отборные войска Хумбабы были бессильны против них, и в конце концов темнокожий противник взял в поединке его голову.
Хумбаба умер с кривой усмешкой на устах, и последняя его мысль была о полуразрушенном храме на пустыре севернее Эшнунны.

***

Время продолжало течь своим чередом. Гильгамеш сломал себе шею, чтобы высвободить голову из хомута, но против остальной цепи оказался бессилен. Прошли годы, прежде чем он смирился с тем, что из этой тюрьмы нет выхода.

Как-то цепь на левой ноге лопнула. Гильгамеш это заметил, попыток освободиться не возобновил. Головой можно крутить куда хочешь – и ладно. Взор его отдыхал на скудной зелени, отвоевавшей себе место в стенах заброшенного святилища. Иногда он почти забывал, что на полу у его ног громоздится сотня скелетов, и сотня черепов обвиняюще взывает пустыми глазницами.

А потом обвалилась крыша и погребла и останки шумеров и скованного царя. Он встретил смерть под рухнувшими камнями, как желанную гостью.

***

Шумер, 856 до н.э.

Одинокий всадник саркастически усмехнулся, пробурчав «Это и есть та самая прОклятая долина? Не удивительно, что в местных деревнях всерьез верят, что при солнечном затмении небо может обрушиться им на головы.»
Он тряхнул копной каштановых волос, смахивая их с лица, и поскакал дальше. И увидел на краю дороги то, что недавние дожди вымыли из песка: человеческий череп. Путешественник огляделся вокруг, заметил выбитые на скалах знаки и еще один череп на скальном выступе.
Древнее кладбище?

Ночь уже вступала в свои права, а вместе с ней и холод. «Святая земля, неплохо», – подумал всадник, въезжая дальше в долину в поисках убежища.
Долина заканчивалась тупиком, и путешественник уже собирался заночевать под голой скалой, как вдруг обнаружил едва заметные руины какого-то сооружения, возможно древнего храма. Почти все его стены обрушились, но задняя сторона углублялась в гору, там всадник и решил устроиться на ночлег. Он спешился и повел коня по выветрившимся каменным плитам.

Странное чувство охватило его, и тут он понял, что стоит посреди развалин, а кругом во множестве разбросаны человеческие останки.
– Действительно, кладбище, и ощущуние здесь какое-то тягостное, – буркнул он. Но шел дальше, ибо в призраков не верил. Шел, пока не наткнулся на торчащую из-под кусков каменной плиты руку. Без признаков разложения. Странное чувство усилилось, и Тьянефер из Трои уже знал, что имеет дело с бессмертным.

Разбирать камни было нелегко. Взору Тьянефера предстало разбитое тело мужчины – бессмертного. Человек был обвит множеством цепей, и прикован к непонятной металлической конструкции. Тьянефер освободил его, потом развел костер и принялся ждать.

Разбудил его Зов, уже перед самым рассветом. Тьянефер посмотрел в сторону почти прогоревшего костра, где лежал другой бессмертный. Тот, похоже, только что очнулся, и лежал, уставившись перед собой. Тьянефер бросил в костер несколько веток.

– Я Тьянефер из Трои, – он подождал, но незнакомец никак не отреагировал.
– Кто ты? – Тьянефер вдруг подумал, что чужак не понимает по-гречески, и повторил вопрос на вавилонском, потом на других языках бывших в ходу у различных народов. Неизвестный бессмертный только вертел головой, прислушиваясь к словам, но без малейшего понимания. Взгляд его был пуст, как неисписанный папирус. Вдруг чужак низко наклонил голову, косясь на меч которые Тьянефер для верности держал в руке. Тьянефер не сразу понял, что незнакомец хочет умереть.
Обезглавить его просто так, без поединка? Нет, это неправильно. К тому же они на святой земле.
Тьянефер мотнул головой и направился к своим вещам – готовить завтрак.

***

Гильгамеш смотрел на человека, говорившего на непонятном языке. Мысли двигались медленно, как в вязком болоте. Столетия под завалом не помогали мыслить быстрее. Бессвязные отрывки воспоминаний... они таинственным образом притягивали к одному месту... там полураздробленный череп.
– Мари... – столетими не использованные голосовые связки выдали лишь хриплое карканье. Здесь, на этом самом месте она пела. До конца. «Живи, возлюбленный мой!» – все еще звучало у него в голове.
Да, он все еще живой. Какую бы игру не затеяли с ним боги, он всегда остается в живых.
Чей-то голос проник в его затуманенное сознание. Он медленно обернулся – чужой бессмертный протягивал ему хлеб.

– Тьянефер, – произнес тот, указывая на себя. Он повторял несколько раз, и Гильгамеш понял, что это имя незнакомца. Потом тот указал на него и что-то спросил, снова повторяя вопрос.
«Он хочет знать мое имя. Мое имя? Кто я? Я Гильгамеш, герой Урука?» – он обвел пустым взглядом разбросанные кругом кости, и больше никогда не вспоминал это имя. Оно исчезло из его памяти.

***

Северная Италия, 267 до н.э.

Он поплотнее закутался в медвежью шкуру, ибо несмотря на раннюю весну, вечером было довольно холодно. Обычно он избегал людей, как и они избегали его, но сейчас его словно волшебной силой неотвратимо тянуло к лагерю. Оттуда слышилось пение, дивный женский голос.
– Мари... – выдохнул он, хотя часть его знала, что это не может быть она. В сумерках он пробрался в лагерь и затаился недалеко от большого костра в центре.

***

Маркус Константин довольно улыбался. Кругом сидели его гордые солдаты, и восторженно слушали песню. «Они это заслужили», – думал он, – «честно заслужили отдохнуть от войны.»

Неожиданно песню прервал громкий крик:
– Медведь! Медведь! – между рядами палаток бежал человек, указывая на что-то позадм себя. Константин заступил ему дорогу.
– Что случилось, солдат?
– Там медведь, центурион! Вон в тех кустах!

Маркус Константин кивнул своему заместителю:
– Пусть женщина продолжает петь. С медведем я разберусь, – подхватил меч и побежал на край лагеря. Там уже трое солдат тыкали копьями в кустарник с парой деревьев. Центурион увидил внушительный силуэт затаившегоеся в кустах медведя, и в ту же секунду почувствовал Зов.
В своей центурии Маркус Константин был единственным бессмертным. Он удивленно огляделся, потом снова перевел взгляд на «медведя»...

– Я Маркус Константин, центурион из пятого римского легиона, – представился он, обнажая меч. – Кто ты?

***

Чужой бессмертный повторил вопрос. У него был странный выговор, не похожий на местное наречие. Как и люди, языка рождались и умирали, поэтому учить их смысла не было. Но речь этих солдат звучала в последнее время достаточно часто, чтобы начать ее понимать. Чужой бессмертный спрашивал его имя.

«Мое имя...
У меня нет имени имени. Оно мне не нужно. Что ответить чужаку? Любое имя не хуже и не лучше другого. Тогда назовусь я тем именем, которым меня называют эти солдаты, которые тут всюду снуют.»

– Урса.

Сказав это, бессмертный снова закутался в медвежью шкуру, сел, прислонившись к дереву, и с блаженной улыбкой продолжил слушать доносящееся из лагеря дивное пение.

Конец

Примечание автора: Тьянефер из Трои – прежнее имя Грэйхема Эша (серия «The End of Innocence»)
Урса – по латыни медведь

Примечание переводчика: Строки из «Эпоса о Гильгамеше» приведены в переводе Дьяконова
Blacky вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.05.2014, 16:30   #17
tigryonok_u
Маленький фонарщик
 
Аватар для tigryonok_u
 
Регистрация: 20.09.2010
Адрес: Красноярск
Сообщений: 102
По умолчанию

Совершенно чудесное историческое АУ. Здесь и элементы легенды, и специфика канона. Интригующая и печальная история. Да и перевод хороший, так что перечитала с удовольствием. Помню, как мне понравилось на ЗФБ.
__________________
Как сделать воду из камня, из олова золото, лед заставить гореть
Мне известно. Только душу, что на двое вспорота
Не согреть...
tigryonok_u вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 06:14.


Работает на vBulletin® версия 3.7.0.
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot