Вернуться   IWTB RU forum > Наше творчество > Авторские разделы > Фанфики от Айры

Ответ
 
Опции темы
Старый 23.03.2016, 23:41   #1
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,256
По умолчанию Другой взгляд (авторы: Айра, MsrSpooky)

Основные персонажи: Фокс Малдер, Дана Скалли

Пэйринг или персонажи: Фокс Малдер\Дана Скалли

Рейтинг: NC-17

Жанры: Гет, Драма, POV

Предупреждения: OOC

Описание:
Я должна была доказать безосновательность работы агента Малдера. Иными словами, меня отправляли шпионить и писать докладные. Понимала ли я тогда, во что впутываюсь?

Посвящение:
Моей неизменной Бете, вдохновительнице и соавтору - MsrSpooky

Публикация на других ресурсах:
Где угодно, но пришлите, пожалуйста, ссылку

Примечания автора:
Своего рода продолжение к фанфику "Мой демон и рыжая девчонка"


Часть первая

Я много слышала об агенте Малдере еще в академии ФБР.

Его монография о серийных убийцах и оккультизме, благодаря которой удалось выйти на убийцу Монти Пропса, а также поимка Джона Роуча и Лютера Ли Боггса сделали из Фокса Малдера нечто вроде легенды ФБР.

Когда я еще нарабатывала опыт в моргах Квантико, ему уже прочили блестящую карьеру. Работать с таким агентом было бы интересно и познавательно. Я прямо так и сказала ему в нашу первую встречу, чем вызвала его снисходительную улыбку. Слова приветствия повисли в воздухе, и я непонимающе уставилась на Малдера. Похоже, он прекрасно знал, для чего руководство прислало к нему в отдел Дану Скалли. Чуть ранее в кабинете Блевинса мне недвусмысленно дали понять, что я должна доказать безосновательность работы агента Малдера. Иными словами, меня отправляли шпионить и писать докладные.

Понимала ли я тогда, во что впутываюсь?

Первое же дело из «Секретных материалов» стало для меня откровением. Все мои знания и опыт не могли объяснить события, с которыми я столкнулась в Бельфлере. Научные факты, на которые я привыкла опираться, оказались бессильны. Для Малдера мир таинственного был знакомым и привычным, для меня – вызывающим и невозможным.
Когда улики по делу Карен Свенсон были уничтожены, а лабораторию с результатами вскрытия тела Рэя Сомса сожгли, мне следовало оставить Малдера в Орегоне и вернуться в Вашингтон, я это отчетливо понимала. Но… я отправилась на кладбище Бельфлера следом за своим новым напарником.

Лил ледяной дождь, и мои зубы выбивали дробь от холода. Агент Малдер стоял у разрытой могилы и увлеченно делился своей теорией. Я ловила каждое его слово, открыв рот. Малдер не пытался убедить меня в том, что похищенные из могил тела, таинственные смерти молодых людей в лесу и исчезнувшие 9 минут на часах – дело рук пришельцев. Он говорил об этом как о свершившемся и известном факте.

- Вы считаете меня сумасшедшим.

Он утверждал, а не спрашивал.

Я смотрела на него сквозь пелену дождя и думала обо всем случившемся. Мой привычный рациональный мир исчезал, уступая место яркому и неизведанному. Я понимала, что происходит что-то, не вписывающееся в обычные рамки. Уже тогда я должна была догадаться, что одной безумной дождливой ночью все не ограничится.

Ссутулившись, он отошел на несколько шагов, затем оглянулся. Я должна была принять решение: остаться и повернуть назад или сделать шаг и пойти за ним.

Слова о том, что все происходящее связано с пришельцами, вызвали легкую улыбку на моих губах. Его энтузиазм был настолько заразителен, что ему поневоле хотелось поверить. А он, будто почувствовав мои сомнения, вернулся. Его горящий взгляд жадно метался по моему лицу.

- Что? – чуть слышно спросил он.

И нас обоих словно прорвало. Мы смотрели друг на друга, рассуждая о немыслимых вещах, обсуждая факты в невозможном ключе! Малдер говорил о тестах, которым подвергались жертвы, о генетических мутациях, к которым привели опыты пришельцев, об инопланетном зове.

Я соглашалась с ним во всем, чувствуя на губах вкус дождя. Как будто легкое помешательство овладело нами обоими в те минуты. Мы шептались, как подростки, которым только что открылась величайшая тайна Вселенной.
Когда теория Малдера все же получила право на существование, мы захохотали, как ненормальные.

Не было ни сегодня, ни вчера, ни завтра - только дождь и мы двое. Малдер наклонился, и мне показалось, что он сейчас прижмется своими губами к моим. Меня обдало жаркой волной, и я подумала, что все вот-вот полетит к черту. Я отшатнулась. Пора было возвращаться к реальности.

- Пойдем, - позвал он.

- Куда?

- Навестим кое-кого.

И я была готова идти за ним дальше. Что бы ни случилось.

****
Мой новый напарник со своим архивом необъяснимых преступлений будоражил умы как многих федеральных агентов, так и руководства Бюро. Один из лучших аналитиков ФБР с внушительным опытом работы в Отделе по расследованию тяжких преступлений занимался, по мнению остальных, пустой тратой времени, выясняя, кто и когда мог видеть летающие блюдца.

Малдера, с его тягой к паранормальному, не понимали и высмеивали. Хотя это не мешало самым отъявленным насмешникам прибегать к его помощи, когда сами они оказывались в тупике. Так было и в случае с делом Юджина Тумса.

Ко мне обратился агент Том Колтон, однокашник по академии ФБР. При нашей встрече он пребывал в растерянности, не зная, с какой стороны подойти к расследованию серии жестоких убийств, при которых у жертв голыми руками вырывали печень. При этом все они были найдены в хорошо охраняемых или запертых изнутри помещениях.

Мне следовало быть внимательней и сразу понять мотивы, которые руководили Томом. На него давило руководство, а заметных сдвигов не намечалось. Он и обратился ко мне лишь потому, что знал: я привлеку к делу агента Малдера.

Поимка преступника стала возможна исключительно благодаря работе моего напарника. Малдер обнаружил удлинённый отпечаток пальца на узкой вентиляционной решётке в кабинете последней жертвы. Он был уверен, что ранее видел точно такой же в архивных «Секретных материалах» по серийным убийствам, совершенным в 1933 и 1963 годах.

Используя компьютерную программу, Малдер растянул отпечаток, который полностью совпал с отпечатком из дела 1963 года.

Так у нас появились улика против арестованного ранее Юджина Тумса. Когда я рассказала обо всем Колтону, он рассвирепел, так как считал идею Малдера о столетнем маньяке, убивавшем каждые тридцать лет, совершенно безумной.

Я понимала, что если однажды встану на сторону агента Малдера, пути назад больше не будет. Меня ведь назначили в «Секретные материалы», чтобы с научной точки зрения опровергать выводы Малдера и в итоге дискредитировать его работу, так что теперь становилось все сложнее балансировать между вмененными мне обязанностями и защитой Малдера, приходилось осторожно формулировать отчёты для начальства.

И хотя Малдер предложил мне хорошенько подумать прежде, чем я продолжу заступаться за его «непопулярные теории», выбор уже был очевиден.

Колтон же дал понять, что, оставаясь с Малдером, рассчитывать на дальнейшую карьеру в ФБР мне более не стоит. Возможно, Том считал, что я стану благодарить его, но ему не повезло: я послала его подальше.

Работа в «Секретных материалах» полностью захватила меня.

****
Я знала, что он поначалу подозревал меня в сговоре с боссами ФБР, которые мечтали избавиться от его детища - «Секретных материалов». Конечно, он тогда ни разу не обвинил меня в шпионаже в открытую. Малдер просто выжидал, когда я оступлюсь и сделаю ошибку. Тогда бы он без всяких церемоний сообщил об этом начальству и потребовал бы моего перевода.

И как бы я ни старалась помочь в расследованиях, Малдер по-прежнему предпочитал работать в одиночку, не утруждаясь ставить меня в известность, куда и зачем направляется.

Иногда мне казалось, что таким образом он не только испытывал меня на прочность, но и давал понять, что прекрасно справляется без посторонней помощи. И действовал при этом весьма и весьма изобретательно.
Так однажды мне пришлось мчаться в Нью-Джерси в свой выходной, чтобы вытащить Малдера из тюрьмы, а после разыскивать неизвестное существо в местных лесах.

Позже я молча выслушивала выговор от начальства, когда по наводке очередного информатора он отправился в Висконсин, чтобы обнаружить сбитый военными НЛО.

Казалось, еще чуть-чуть, и я не выдержу, сдамся и пошлю своего нового напарника к чертям.

Но все чаще я ловила на себе его удивленный взгляд. Возможно, он не рассчитывал, что я продержусь так долго. Как бы то ни было, отделу по-прежнему поручали новые дела, а потому нам приходилось притираться друг к другу.
Думаю, для нас обоих стало сюрпризом то, что совместная работа приносила ощутимые плоды. И хотя мы редко находили общие точки соприкосновения в расследованиях, но неожиданно для самих себя и всего Бюро стали неплохой командой.

Мы оба как будто смирились с тем, что не все и не всегда получается так, как хотелось бы. Иными словами, было очень непросто, но нам неизбежно пришлось подстраиваться друг под друга.

И я уже успела достаточно изучить Малдера, чтобы понять: мой напарник умен, остер на язык, обаятелен, донельзя упрям и просто невыносим, а еще - эгоистичный сукин сын.

****
Я часто спрашивала себя, кем же является Фокс Малдер на самом деле? Чокнутым параноиком, коим его считали окружающие? Блестящим профайлером? Человеком, который с легкостью открывал двери неведомых миров? Обычным мужчиной, который любил грызть семечки, пользовался услугами горячих барышень по телефону 900-ХХХХ и имел коллекцию порножурналов?

В любом случае, я не могла не признать, что Фокс Малдер оказался весьма неординарной личностью. И это открытие заинтриговало меня.

****
Мы работали вместе чуть более полугода, когда объявилась Фиби Грин.

Откровенно говоря, неприязнь между мной и этой женщиной возникла практически мгновенно. И не потому, что она оказалась красивой англичанкой. И даже не потому, что при нашей встрече она сделала вид, что меня не существует. Полагаю, она просто была отменной стервой и всячески старалась это подчеркнуть.

И хотя Малдер дал более изысканное определение, сравнив ее с огнем, самой сути мисс Грин это не меняло.

Фиби требовалась помощь в расследовании серии убийств, совершенных поджигателем, и она обратилась к Малдеру. Преступник выбирал в качестве жертв английских аристократов, сжигая их заживо и не оставляя при этом ни единой улики. Похоже, мисс Грин ни секунды не сомневалась, что получит то, за чем пришла в ФБР: Малдер взялся за это дело. Тогда-то он и признался, что когда-то Фиби разбила ему сердце и что он безумно боится огня.

От моей помощи Малдер отказался, и я почувствовала укол обиды. Я понимала его мотив: он хотел преодолеть свой страх перед пламенем, чтобы не выглядеть в глазах бывшей подружки трусом. Но еще я видела, что Малдер, как мотылек, летел прямиком на огонь по имени Фиби Грин.

Спрятав подальше свои обиды, я все же решила помочь ему с расследованием. Фиби могла вскружить Малдеру голову очаровательной улыбкой и колкими остротами, но я знала, что именно приведет в чувство моего напарника. Обоснованные факты и научный подход действовали на Малдера как ушат ледяной воды, остужая его пыл. И, признаться, это было мое личное достижение.

Что ж, и у меня имелся арсенал всевозможных женских штучек, но я решила действовать иначе. Досконально изучив материалы дела и получив необходимые консультации у эксперта-пиротехника Бюро, я самостоятельно составила психологический профиль поджигателя. Оставалось отправиться следом за Малдером и Фиби в Бостон, чтобы поделиться информацией.

Позже, мысленно прокручивая все произошедшее в бостонском отеле «Плаза», я корила себя за чрезмерную лояльность. Следовало настоять и заставить Малдера выслушать меня, когда чуть ранее я позвонила ему, чтобы рассказать о проделанной работе. Он сослался на занятость и отмахнулся от меня, словно я была пятилетней девочкой, а не его напарницей. В его голосе я слышала неловкость и раздражение. Еще бы, я отвлекала его от куда более важных дел.

По всем правилам драматической пьесы я застала Малдера, целующим Фиби. Следовало догадаться, какие важные дела он собирался решать той ночью… Я видела предостаточно: в отношениях с мисс Грин Малдер был отнюдь не сверху…

Я прикусила губу, пытаясь привести свои растрепанные чувства в порядок. Мелькнула мысль, что вокруг слишком много искр, из-за которых мы все рисковали вспыхнуть и сгореть дотла.

Парочка медленно кружилась в такт музыке и не замечала вокруг никого и ничего. Я смотрела на них некоторое время, раздумывая, стоит ли прерывать их танец и вываливать информацию, которую я так упорно собирала? Мои сомнения разрешила пожарная сигнализация отеля, которая сработала минутой позже. На одном из этажей, где находились дети, начался пожар. Малдер попытался самостоятельно спасти их, но из-за своего страха перед огнем надышался дымом и потерял сознание. В тот вечер героем оказался совсем другой человек, как выяснилось, водитель британской четы, которую охраняла Фиби. Свои догадки относительно этого «бесстрашного» я пока держала при себе.

Когда пожарные вывели Малдера из задымленного помещения, я решила, что пора отбросить все обиды и недомолвки. И потом, я была врачом, а Малдер нуждался в квалифицированной помощи. В общем, когда все успокоились и разошлись по своим номерам, я осталась с ним.

Терпеливо поднося Малдеру очередную порцию воды, я старалась не обращать внимания на его недовольный вид. В моем сердце боролись сочувствие и злость. Я искренне переживала за него, но ведь он сам создал эту ситуацию. Мученическое выражения его лица натолкнуло меня на мысль, что он и сам все прекрасно понимал, но был слишком упрям, чтобы признать это. Он расхаживал по номеру, очевидно вновь и вновь переживая свою сегодняшнюю неудачу. Когда Малдер скрылся в ванной, я мысленно поблагодарила его. И дальше смотреть на обнаженный торс крепкого молодого мужчины, пусть даже напарника, становилось невыносимо.

Посчитав, что лимит для проявления сочувствия исчерпан, я поинтересовалась, хочет ли он узнать, зачем я все-таки прилетела в Бостон? Я поведала о своих подозрениях относительного водителя, который спас детей из огня. Пока я делилась информацией, пришла Фиби и тут же заявила, что мой подозреваемый, как она выразилась, работает на чету уже 8 лет и находится вне подозрений. Также она сообщила, что через несколько дней возвращается в Англию.

Возможно, она надеялась, что я деликатно оставлю ее наедине с Малдером. Но последние несколько дней показали, что вежливость и воспитанность не всегда хорошие советчики. Я не собиралась подвергать напарника еще большим переживаниям. Тем более со стороны Фиби Грин. Хаос и сумасбродство – вот что она принесла с собой. А этого, если говорить откровенно, в жизни Малдера было и так предостаточно. Если он оказался не в состоянии позаботиться о себе и подумать о нашей совместной работе и партнерстве, тогда этим пришла пора заняться мне.

Я поделилась с Малдером своими догадками. Он нехотя слушал, все еще переживая разговор с Фиби. Но по мере того, как я один за другим выкладывала факты, лицо напарника менялось, и, наконец, я заметила в его глазах знакомый огонек. Мое сердце гулко забилось от облегчения и гордости. Что ж, я все же привлекла его внимание к своей персоне. Теперь он слушал меня с всевозрастающими интересом и нетерпением. В итоге я получила Фокса Малдера назад в свое распоряжение.

Он быстро составил план действий, исходя из которого мне следовало остаться в отеле и дождаться от полиции фоторобота подозреваемого, тогда как сам отправлялся следом за Фиби и ее подопечными в загородный дом. Мы оба были уверены, что им грозит опасность.

Малдер все же нашел в себе силы побороть пирофобию.

Поджигателем оказался тот самый человек из отеля. На самом деле он был смотрителем в доме намеченной им жертвы и за проработанное там время успел все тщательно спланировать. Вероятно, убийца пропитал стены дома специальным легковоспламеняющимся веществом, потому что стоило ему чиркнуть спичкой, как все запылало. Малдеру удалось спасти детей из горящего здания, а подозреваемого с множественными ожогами доставили в больницу и поместили в специальный бокс.

О своей бывшей возлюбленной Малдер больше не вспоминал. Надеюсь, он понял, что она использовала его, преследуя исключительно собственные цели.

Фиби Грин вернулась в Англию, а мой напарник перестал бояться огня.

Я восприняла этот факт довольно оптимистично. Ведь мои волосы были ярко-рыжего, огненного цвета.
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.03.2016, 21:10   #2
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,256
По умолчанию

Часть вторая

Некоторое время спустя Бюро все-таки закрыло «Секретные материалы».

Нас с Малдером развели по разным отделам, а архив опечатали. Я вернулась к судебной медицине в Квантико, а моего уже бывшего напарника назначили на прослушивание телефонных переговоров. Для такого незаурядного человека как Малдер подобное задание было по меньшей мере оскорбительным.

Я как могла старалась подбодрить его, но шло время, мы виделись все реже, а доступ к «Секретным материалам» был по-прежнему закрыт. В те редкие мгновения, когда мне удавалось столкнуться с Малдером в коридорах ФБР, я читала в его глазах безразличие и отчужденность.

Когда ко мне обратился заместитель директора Скиннер и сообщил, что Малдера не могут найти, я даже не удивилась. Это было столь характерно для Малдера: улизнуть и раствориться в очередных поисках правды.

Та его вылазка едва не стоила нам обоим жизни…

Я обнаружила его в обсерватории Аресибо, в Пуэрто-Рико. Малдер твердил о «контакте», «внеземном разуме» и «доказательствах», а я с ужасом оглядывала развороченную технику в разгромленном помещении и окоченевший труп неизвестного мужчины.

Заслышав рев машины, я выскочила наружу и увидела грузовик с эмблемой сил специального назначения армии США, иначе называемых «зелеными беретами». Просто так это спецподразделение не появлялось. По-видимому, они прибыли для проведения операции по зачистке территории. Нужно было выбираться, иначе нас могли запросто убить. Мне пришлось чуть ли не силой вытолкнуть Малдера из помещения.

Я уже слышала совсем близко голоса военных, когда Малдер, наконец, запрыгнул в джип и вдавил педаль газа в пол. Машина сорвалась с места, и мы помчались вниз с горы. Через секунду я услышала звон разбитого заднего стекла.

- Скалли, пригнись! – заорал Малдер.

Я вцепилась в переднюю панель и оглянулась назад. Военные гнались за нами, обстреливая внедорожник. Что же такое обнаружил мой бывший напарник, что его готовы были за это убить?

Малдер выкрутил до упора руль, и машина, сделав крутой разворот, устремилась сквозь заросли кустов и деревьев. Звуки выстрелов вскоре стали приглушенными, а шум грузовика затих где-то вдали.

Малдер гнал джип на максимальной скорости еще минут двадцать, петляя по местности. Наконец он заглушил мотор, и, дернувшись, машина затихла.

Мы молчали, прислушиваясь, не следует ли за нами группа специального реагирования? Первым тишину нарушил Малдер.

- Ты не ранена?!

Мне удалось расцепить крепко сжатые пальцы и отпустить переднюю панель.

- Со мной все в порядке. Тебя не задели?

- Не для того я так рисковал, чтобы меня пристрелили «зеленые береты», Скалли. Я успел прихватить со станции одну из пленок, на которой записан сигнал из космоса.

Я уставилась на него в изумлении. Нас чуть не убили, а он думает о доказательствах существования внеземной жизни! Адреналин, выработавшийся во время нашего бегства, сделал свое дело, и, не сдерживаясь больше, я расхохоталась.

Малдер некоторое время молча наблюдал за моей истерикой, а потом тоже начал смеяться.

Пережитое действовало на нас, как алкоголь. Эмоции сменялись одна другой. Слабость обернулась ликованием, а страх - радостью. В машине было очень душно, и я чувствовала стойкий запах мужского пота.

Я посмотрела на Малдера и задохнулась от возбуждения. Его мышцы под майкой, мокрой от пота, были напряжены, брови сведены в одну линию, глаза сверкали. Щеки и подбородок заросли щетиной, и оттого Малдер казался еще угрюмее и опаснее. Мне захотелось прижаться к его шее губами и ощутить солоноватую кожу на вкус. Не сумев сдержаться, я бессознательно облизнулась. От внимания Малдера не укрылся этот жест, и я тут же почувствовала, как он еще сильнее напрягся. Он пристально всматривался в мое лицо, крепче сжимая руль.

Мелькнула мысль, что его пальцы очень длинные и сильные. Из наших совместных посещений тира в ФБР я знала, что Малдер отлично управляется с оружием, но что, если бы его ладонь сжала мою грудь? Что, если бы его руки ласкали мой живот и бедра? Мои соски мгновенно отреагировали на эту фантазию и затвердели, а трусики стали влажными.

«Идиотка, вокруг нас происходит невесть что, а ты о чем вообще думаешь?» - мысленно обругала я себя.

- Поехали, Малдер, - попросила я его и отвернулась к окну. От возбуждения мой голос немного охрип и звучал ниже. Надеюсь, он ничего не заметил.

Малдер повернул ключ зажигания и нажал на педаль газа. Машина рванулась с места, и мы помчались к городу.

Почти до самого Вашингтона мы хранили упорное молчание, нарушая его лишь при необходимости.

****
А дальше события начали развиваться с поистине головокружительной скоростью.

Малдеру назначили нового напарника – некоего Алекса Крайчека, и вместе они расследовали одно странное дело о не спящем более двадцати лет солдате, убивавшем своих бывших сослуживцев. А затем в Ричмонде в туристическом бюро путешествий некто Дуэйн Берри захватил заложников, и Малдера вызвали, чтобы он выступил в качестве переговорщика.

Берри лечился от психического расстройства и долгое время находился под наблюдением врачей. Он считал, что его похищали пришельцы. Конечно же, Малдер не мог пройти мимо такого дела.

Во время операции Берри нейтрализовали выстрелом из снайперской винтовки и в тяжелом состоянии доставили в больницу. Врачи извлекли из его тела металлические имплантаты, один из которых Малдер принес мне. Я отдала его на изучение в лабораторию ФБР, и специалисты обнаружили на металле микроскопический штрих-код. А после, в супермаркете, мне пришла идея провести этим предметом перед сканером покупок. Каково же было мое изумление, когда устройство выдало серийный номер!

Придя домой, я оставила на автоответчике Малдера сообщение с предположением, что Берри был занесен в некий архив с помощью этой метки.

То, что произошло дальше, я помню урывками: звук разбивающегося стекла, сильный удар по голове, дикую боль в связанных руках, темноту и духоту багажника. Затем – забытье.

****
Именно Малдер вернул мой нательный крестик, который подарила мне мама на пятнадцатилетие. Я не знала, что потеряла его во время похищения Дуэйном Берри, а Малдер, оказывается, нашел.

На глаза навернулись слезы, и я поспешно отвернулась, чтобы он не видел излишнего проявления моих чувств. Я была еще слишком слаба и оттого чересчур впечатлительна.

- Но ты жива, Скалли! – твердил Малдер, навещая меня в больнице.

И это, безусловно, было важнее всего остального.

Я ничего не помнила: ни как оказалась на горе Скайленд вместе с Дуэйном Берри, ни где находилась все это время, ни как очутилась в больнице.

От Малдера я узнала, что «Секретные материалы» возобновили свою работу, что он по-прежнему руководит деятельностью отдела, и что я снова его напарница. Выяснилось, что Алекс Крайчек - агент, которого назначили ему в напарники, был замешан в истории с Берри. Самого Крайчека объявили в розыск. Малдер был уверен, что он работал на тех, кто организовал мое похищение.

Время неумолимо шло вперед, и мой организм медленно, но восстанавливался. Последствия моего почти трехмесячного отсутствия еще только предстояло оценить. Выяснить же, какой урон был нанесен моему здоровью, не представлялось возможным. Оставалось верить в лучшее. И вернуться к работе.

****
- Скалли, не думаю, что тебе стоит ЭТО делать!

- Спасибо за заботу, Малдер, но я вполне отдохнула и готова к полевой работе!

- Все-таки тебе не мешало бы отдохнуть еще какое-то время…

Мы вели этот разговор уже не первый раз. Малдер пытался оградить меня от любого возможного переутомления. С завидным упорством он оставлял меня заниматься исключительно бумажной или исследовательской работой. С этим пора было что-то делать, и я намеревалась проявить настойчивость и отправиться с ним в следующую полевую поездку.

Примерно в это же время в «Секретные материалы» обратился Адам Пирс, участник специального проекта Калифорнийского технологического института по изучению вулканов.

Он-то и рассказал нам о странном происшествии, случившемся с командой ученых, которые работали на горе Авалон. Они внезапно перестали передавать регулярные отчеты и прекратили выходить на связь. На записи, которую принес Пирс, мы увидели обожжённый труп главного сейсмографа Филиппа Эриксона, лежащего на дне кратера. Пирс предполагал, что его коллега Дэниел Трепкос был причастен к произошедшему.

Я настояла, чтобы Малдер взял меня с собой. Нехотя, но он все-таки уступил.

По прибытии на место мы встретили группу ученых: инженера-робототехника Джейсона Людвига, лаборанта-химика Питера Танаку и студентку-выпускницу Джесси О’Нил. Они явно пребывали в состоянии психологического шока. Позже Малдер обнаружил на базе заметки Трепкоса, в которых тот описал неизвестную форму жизни, найденную на дне кратера вулкана.

Тогда-то и начались настоящие неприятности.

Погиб Питер Танака - его горло пробил какой-то грибоподобный организм. Осмотр тела показал, что внутри у ученого развивался паразит, в основе строения которого был не углерод, а кремний, как и описывал ученый. Мне удалось выяснить, что споры этого организма выбрасывались в воздух. После этого открытия я не видела иного выхода, кроме как перевести всю группу на карантин.

Джесси О'Нил была подавлена. Из разговора с ней я сделала вывод, что она отправилась в экспедицию следом за Трепкосом. Приходилось лишь гадать, какие отношения их связывали.

Я старалась подбодрить ее, но понимала, что пока не могу сообщить ничего утешительного. Оставалось неизвестным и местонахождение Трепкоса.

Малдер решил спуститься в пещеры кратера, чтобы разыскать нашего главного подозреваемого. Разве я могла отпустить его одного? После всего, что произошло?

- Я хотела бы отправиться на поиски с тобой, Малдер.

- Это совершенно исключено, Скалли.

Я готовилась озвучить все свои доводы «за», но Малдер, как всегда, весьма лаконично и безапелляционно ответил «нет». Его спокойный и уверенный взгляд ясно дал понять, что любые споры или препирательства с моей стороны бесполезны.

- Послушай, хватит оберегать меня, я вернулась и никуда больше не исчезну!

Это была слабенькая попытка, если честно.

- Разве тебе не нужно закончить вскрытие тела Танаки?

Такой выпад был совершенно нечестным, но иногда Малдер именно так и поступал. Я не смогла сдержаться и почувствовала невольные слезы обиды. Он не то вздохнул, не то простонал и, наклонившись, чуть тише произнес:

- Послушай, Скалли, я должен все выяснить. Возможно, эти знания изменят наше представление о происхождении и эволюции жизни.

- Малдер, Трепкос очень опасен, он убил уже двоих человек!

В тот момент мне было все равно, что он может не одобрить подобную сентиментальность. Но Малдер лишь снова покачал головой. Это означало, что своего решения он ни за что не изменит - я должна была остаться на базе, в то время как он подвергнет себя опасности.

- Скалли, надежда только на тебя. Возможно, ты сумеешь выяснить, с чем мы имеем дело, и обезопасишь нас от этой заразы.

Малдер подался вперед и сжал мое плечо. Нежный и отчаянный жест. На большее проявление эмоций в подобной ситуации мы не имели права.

Я смотрела, как он уходит, и думала о том, что же испытал Малдер, когда не нашел меня на горе Скайленд? Мама рассказывала, что во время моего отсутствия он носил мой крестик. Я считала, что это был очень интимный жест, и постеснялась обсуждать это с напарником. Мысленно я старалась оставить позади весь ужас, связанный с похищением, но Малдер по-прежнему считал, что я уязвима, и усиленно оберегал меня. Стоило признать, что все произошедшее очень сблизило нас.

И я не могла забыть о желании, которое буквально скрутило меня, когда мы удирали от «зеленых беретов». И сейчас я чувствовала: малейшая искра - и мы окажемся в одной постели…

Я прервала свои размышления и принялась за работу. Во время эксперимента я выяснила, что если споры организма не проглатывать и не вдыхать сразу после их выброса, они попросту погибают. Это была отличная новость! По крайней мере мы с Малдером пока еще не были заражены.

Неожиданно погасло электричество. Пока я щелкала тумблером на щитке, объявилась Джесси, напугав меня своим видом чуть не до смерти. Ее глаза остекленело смотрели сквозь меня, дыхание вырывалось со свистом и шумом - что-то было не так.

Она вдруг схватила меня за руку и приковала к себе наручниками. Я увидела, как мышцы на ее шее вздулись, а горло как будто что-то пыталось проткнуть. Джесси оказалась заражена! Понимая, что времени у меня в обрез, я затащила ее в отдельный бокс и как можно плотнее закрыла за собой дверь. Девушка билась о прозрачную стенку, хрипела и кричала. Мне было безумно страшно. Вскоре раздался звук хлопка, и тело Джесси обмякло. К счастью для меня, основной удар пришелся на стекло, и теперь споры организма, как и О’Нил, были мертвы.

Внезапно почувствовав невероятную усталость, я сползла на пол. Все оказалось позади.

- Скалли?!

Голос напарника показался мне самым замечательным звуком в мире.

Я ощущала его присутствие и твердила:

- Я в порядке. В порядке.

Он опустился на колени и прикоснулся ладонью к моей щеке, нежно провел по лицу пальцами. Я позволила себе на мгновенье закрыть глаза, наслаждаясь этой лаской.

Малдер расстегнул наручники и помог мне встать. Он поведал мне историю Трепкоса, а затем позволил сопровождавшему его ученому уйти и забрать с собой тело Джесси.

Я пыталась возразить, но пустой взгляд мужчины заставил меня прикусить язык. Мы покинули базу несколько часов спустя.

В забравшем нас с базы вертолете Малдер взял мою ладонь и сжал.

Я же невольно возвратилась мыслями к Трепкосу, уходящему в пещеры кратера с телом Джесси О’Нил на руках.
Эта девочка отправилась следом за своим учителем, другом и, возможно, возлюбленным, который охотился за Истиной. Какая ирония! Ему открылась правда, но при этом он все потерял. Но ведь и моя преданность Малдеру была сродни безрассудству. И если я позволю себе нарушить наш с Малдером идеальный баланс, то рано или поздно на месте Трепкоса и Джесси окажемся мы с ним. Успех нашего партнерства основывался, прежде всего, на взаимном уважении и доверии. Так должно было оставаться и впредь.

Тогда как мою обостренную чувственность в присутствии Малдера, нежность его рук, трепет прикосновений, взгляд то ласкающий, то исполненный отчаянного желания следовало оставить позади, на базе горы Авалон.

****
Я сидела перед представителями комиссии по дисциплинарной этике в кабинете Скиннера, где проходило предварительное слушание дела о неподобающем поведении моего напарника Фокса Малдера.

Слухи по Гувер-билдинг распространялись с ошеломляющей скоростью. Буквально сразу после того, как Малдер напал на Скиннера, мне успели сообщить об этом по меньшей мере десятка два агентов.

Очевидцы утверждали, что заместитель директора совершенно спокойно подошел, чтобы побеседовать с Малдером, а тот набросился на него с кулаками. Это происшествие подлило масла в и без того яркое пламя. Проект «Секретные материалы» и раньше подвергался критике со стороны руководства из-за нестандартных методов работы моего напарника и вот опять оказался под угрозой, только на этот раз по причине вопиющего нарушения им субординации.

- Вы слышали о вчерашнем инциденте, агент Скалли? – обратился ко мне один из членов комиссии.

О, Господи, по-моему, даже служащие парковки ФБР уже были наслышаны о драке, которую устроил Малдер!

Ехидная улыбочка главы комиссии действовала мне на нервы. Мне хотелось вмазать ему и стереть с лица самодовольное выражение.

- Да, сэр.

- Вы можете как-то объяснить странное поведение агента Малдера?

«На самом деле, это его нормальное состояние».

- Нет, сэр. Агент Малдер говорил, что у него проблемы со сном.

«Если бы только с этим».

Я мысленно поаплодировала себе за выдержку.

- Агент Скалли, как вы думаете, агент Малдер доверяет вам?

«Вопрос на миллион».

- Конечно. Он же мой напарник.

«И именно по этой самой причине за все приходится отвечать мне, а не Малдеру».

- Напарник? – вмешался в разговор еще один из членов комиссии. – Разве целью вашего назначения не было разоблачение его деятельности?

«Хорошо же ты осведомлен, канцелярская крыса».

- Полтора года я писала регулярные отчеты, которые подтверждали правомерность работы агента Малдера над «Секретными материалами».

- Вы бы стали лгать, чтобы защитить его? – и снова этот насмешливый тон.

«А что я сейчас делаю, по-твоему, чертова задница!»

- Меня обвиняют во лжи?

Я позволила себе придать голосу толику сомнения. Члены комиссии заволновались. Еще бы! Кидаться бездоказательными обвинениями в адрес агента!

- Агент Малдер извещен о дисциплинарных слушаниях. И если на них мы узнаем что-нибудь, о чем вы предпочли умолчать, вы подвергнетесь тому же взысканию!

Поставили точку, даже не пытаясь разобраться, в чем дело. Обычная практика в Бюро в отношении двух опальных агентов.

- Какому именно?

- Увольнению без права восстановления, - закончил за комиссию Скиннер.

- Это все, сэр?

Заместитель директора даже не смотрел в мою сторону. Что ж, к слову, он незаслуженно получил от Малдера оплеуху. А теперь еще был вынужден выступать в роли палача, уведомляя меня о последствиях необдуманного поведения своего подчиненного.

На этом экзекуция закончилась, и, не попрощавшись, я встала и ушла. Мне ничего другого не оставалось, как отправиться на поиски Малдера.

****
Весь сыр-бор разгорелся из-за диска, полученного Малдером от какого-то тайного осведомителя. Два дня назад, когда мы встретились в офисе, напарник показался мне чересчур возбужденным и нервным. Но я списала все на его проснувшийся азарт. Он уверял, что получил новые доказательства существования внеземной жизни, но документы, как потом выяснилось, были зашифрованы. Я часто видела Малдера, несущимся на всех парах за своей очередной идеей, потому, может, и не обратила на его состояние должного внимания.

Как врач я должна была настоять на полном осмотре, но мне пришлось уступить, так как Малдер требовал, чтобы я немедленно занялась поисками переводчика с языка Навахо.

И вот, пожалуйста, итогом моей неосмотрительности стал получасовой разговор с комиссией по дисциплинарной этике в кабинете Скиннера.

Мне нужны были объяснения, за которыми я и отправилась на квартиру к Малдеру.

Напарник спал в гостиной на своем любимом кожаном диване. На столике я обнаружила стакан с водой и таблетки от бессонницы. Значит, ему все же удалось справиться с недугом?

Только я собралась окликнуть его, как Малдер неожиданно проснулся и первым делом схватился за оружие.

- Малдер, это я! Ты не открывал дверь!

Он сел и потер лицо. Я внимательно изучала его: красные уставшие глаза, резкие движения, частое дыхание. С ним явно было что-то не так.

- Я принял снотворное.

Что ж, довольно разумно для человека, который, похоже, не контролировал свои действия.

- Я не нашла тебя на работе и начала беспокоиться… - начала я, но Малдер не стал слушать.
- Я поехал домой.

В его голосе я слышала поднимающееся раздражение. Он отпил воды из стакана.

- Наверное, у меня жар. Видимо, в предчувствии сожжения у столба! – попытался пошутить он.

- Меня сегодня вызывали, - осторожно продолжила я.

Малдер откинулся на спинку дивана и с интересом посмотрел на меня.

- И что ты им сказала?

Мне показалось, или в его голосе прозвучала угроза?

- Что все в порядке.

- Значит, ты сказала им правду!

- Ты открыл перед ними все двери. Теперь им нужен лишь повод.

Мои слова звучали как обвинение. Но Малдеру, похоже, было на это плевать. Он закрыл глаза и, глубоко вздохнув, завел руки за голову.

- Ладно. Я извинюсь.

Да что же это такое! Что за ребячество?!

- Малдер, кто знает, что эти файлы у тебя?

Я пыталась прощупать почву, чтобы понять, с чего все началось и куда теперь двигаться дальше.

- А что?

- Потому что сегодня мне пришлось соврать! Я поставила на карту свою карьеру и работу!

Почему он относился к слушанию так беззаботно и легко? Что вообще с ним происходило?

- И если они узнают об этих файлах…

- Интересно, как? – перебил он.

- Возможно, они уже знают! Вопрос – стоит ли это того? Рисковать всем? – все-таки закончила я свою мысль.

Пусть задумается, в конце концов! И решит, не заигрался ли он?

- Скажу, когда расшифрую документы! От тебя лишь требуется найти человека, который это сделает! – Он почти выкрикнул мне это в лицо.

- Через час я кое с кем встречаюсь. Возможно, к вечеру что-то выясню.

Малдер снова отпил из стакана и, не глядя на меня, кивнул.

- Мне нужна гарантия, что мы оба не пойдем ко дну из-за этой истории! Что я поступаю правильно! - решила я, наконец, озвучить свои опасения.

На скулах Малдера заиграли желваки, и он исподлобья уставился на меня. Мне стало не по себе. Таким я его еще никогда не видела. Даже тогда, на Ледовом мысе, когда мы наставили друг на друга оружие.
Напарник подошел к окну, поднял жалюзи и начал наклеивать на стекле скотчем знак Х.

- Я постараюсь все выяснить.

Ух ты! Я действительно заслужила несколько жалких слов?

- Я хочу еще кое-что спросить, Малдер, - не унималась я. – Почему ты напал на Скиннера?

Кто дернул меня за язык?

Сверля меня взглядом, Малдер обошел столик и угрожающе навис надо мной. Я едва доставала ему до плеча и подумала, что он все-таки намного выше и сильнее меня. От этих мыслей мое сердце подпрыгнуло и пустилось вскачь. Я так отчетливо чувствовала его терпкий запах, что во рту мгновенно пересохло.

Мы умело лавировали все это время, чтобы не оказаться в подобной ситуации. И вот теперь Малдер стоял так близко, раздраженный и злой как черт.

Стараясь не паниковать, я взглянула ему в лицо.

- А что по этому поводу думаешь ты, Скалли?

Если честно, я вообще не думала. Ничего хорошего наш дальнейший разговор не предвещал.

- Малдер, я думаю, тебе нужно показаться врачу. С тобой что-то неладное творится.

И вдруг совершенно неожиданно он наклонился и впился в мои губы жадным, нетерпеливым поцелуем. Я ахнула и, не удержавшись, покачнулась. Его руки обхватили меня, скользнули по спине, стиснули ягодицы.

- Скалли, докажи, что ты на моей стороне… - Он прижался губами к моей шее, потерся пахом о живот.

Его горячий язык настойчиво вторгся в мой рот, лаская и требуя ответа. Внизу живота разливался жар.
Черт, мы оба сошли с ума.

Я обхватила его голову ладонями и потянула за волосы. Застонав, он просунул руку под плащ, накрыл ею мою грудь и потер сосок между пальцами.

Чееерт.

Еще немного и дисциплинарное взыскание нам больше не будут грозить: нас просто вышибут из ФБР за неуставные отношения между напарниками.

И все же я с предельной ясностью осознала, что хочу Малдера.
Хочу стонать и громко и надсадно кричать от его ласк.
Хочу, чтобы его твердый и горячий член раз за разом проникал глубоко в меня, доставляя наслаждение.

Чеееееееееерт.

Я с трудом высвободилась из его объятий.

«Бежать».

Не давая себе времени передумать и остаться, я собрала остатки самообладания и, даже не взглянув на напарника, практически выскочила из его квартиры…
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.03.2016, 20:17   #3
Ann-Katerin
мечтательница
 
Аватар для Ann-Katerin
 
Регистрация: 06.10.2013
Адрес: где-то рядом со столицей
Сообщений: 720
По умолчанию

Вау! Айра, Msr Spooky, спасибо за чудесный новый фанфик! С нетерпением жду продолжения - заинтриговали.
Ann-Katerin вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.03.2016, 10:29   #4
Bukatina
посвященный
 
Аватар для Bukatina
 
Регистрация: 06.08.2014
Сообщений: 58
По умолчанию

Айра, Msr Spooky, классный фанфик!!! Очень жду продолжения!!
Так держать! Очень горячо!
Bukatina вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.03.2016, 23:20   #5
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,256
По умолчанию

Спасибо, девочки, за отзывы, мы очень старались.
Постараемся не затягивать продолжение)
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.04.2016, 09:32   #6
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,256
По умолчанию

Часть третья

За вечер это был второй бокал восхитительного красного вина: сладковатого и в тоже время освежающего.

Впервые меня сюда привела Мелисса незадолго до моего похищения Дуэйном Берри. Помню, как я долго отнекивалась, выискивая нелепые и глупые причины, чтобы не заходить. А Мелисса только посмеивалась и, наконец, чуть ли не силой впихнула меня в паб «Сладкая Роуз». Тогда наши посиделки затянулись до полуночи. Мы пили «Карло Росси» и кокетничали с барменом. Мисси рассказывала о своем тернистом пути к самопознанию и все время расспрашивала меня о работе и новом напарнике.

Она собиралась в Нью-Йорк и уговаривала поехать и меня. После смерти отца мы редко виделись, да и звонила Мелисса маме или мне нечасто. Нам приходилось только догадываться, чем она занималась. Билл-младший страшно злился, стараясь наставить ее на путь истинный, но, как истинная Скалли, Мисси ловко отшила его, и он, наконец, отстал, смирившись с образом жизни сестры.

Когда я лежала в коме, по словам мамы, Мелисса примчалась в больницу, чтобы «оценить, насколько пострадала аура Даны». Я помню хрустальный перезвон ее кулонов на браслете и то, как она «расчищала дорогу к свету», обставляя больничную палату всевозможными оберегами и предметами, значение которых было известно только ей.
И еще помню, как поморщился Малдер, когда пришел меня навестить и столкнулся с Мисси. Передав мне подарок и крестик, он чуть ли не сбежал из палаты. Мелисса лишь загадочно улыбалась. Моя милая невероятная сестрёнка! Как же я скучала по тебе!

Господи, как давно это было! А ведь я обещала ей, что мы обязательно встретимся в этом уютном заведении еще не один раз.

Моему обещанию не суждено было исполниться… Мисси погибла три года назад. Ее убили, выстрелив в голову. Она умерла вместо меня. Это произошло, когда мы с Малдером пытались расшифровать документы, содержащие доказательства существования внеземной жизни и опытов над людьми, проводимых правительством.

Тогда все шло кувырком: меня отстранили от работы, и я думала, что уже не вернусь в ФБР, а Малдера разыскивали по подозрению в убийстве его отца Билла Малдера. А ведь тот когда-то работал в Госдепе и наверняка многое знал. Чтобы вернуть документы и сохранить в тайне все свои грязные дела, люди из теневого правительства готовы были пойти на все. Малдер и сам едва не погиб тогда.

Чтобы только приблизиться к истине, нам обоим пришлось пройти через множество испытаний и заплатить очень высокую цену.

Я сделала большой глоток вина.

После смерти Мисси я больше не приходила в этот паб. Но сегодня мне необходимо было побыть в уютном месте, хранящем приятные воспоминания и располагающем к раздумьям.

События последних нескольких дней имели трагические последствия, и потому мне требовалось какое-то время, чтобы прийти в себя после пережитого.

Исчезновение Кассандры Спендер, обгоревшие трупы на военно-воздушной базе Эль-Рико и добровольная отставка агента Спендера заставили заместителя директора ФБР Элвина Керша скрипя сердце вернуть нам с Малдером «Секретные материалы». Напарник знал, что к истории с Синдикатом приложили руку определенные лица в правительстве и ФБР, но доказательств, как всегда, не было.

«Скалли, ты необъективна. Я ее знаю, а ты нет»

Снова вспомнился тот разговор у Одиноких Стрелков!

Я отпила еще вина.

В преддверии грядущего апокалипсиса Малдер умудрился довериться самому, по моему мнению, ненадежному и подозрительному человеку – Диане Фоули. К тому же она оказалась его бывшей подружкой и вместе с Малдером начинала работать над «Секретными материалами», во всем поддерживая и одобряя каждый его шаг. Не в пример рыжей выскочке, коей он долгое время считал меня.

Как там ее охарактеризовал Фрохайк? Симпатичная?

Да только за то, что она похитила Кассандру Спендер и заперла двух федеральных агентов в форте Марлин без каких-либо объяснений, нужно было привлечь ее к ответственности. А он все покорно проглотил, да еще посмел заступиться за Диану, когда я пыталась поймать ее на лжи.

Признаться, я никогда не доверяла агенту Фоули.

Когда нас с Малдером привлекли к делу Гибсона Прайса, Диана с особым рвением поддержала теорию моего напарника о необычных способностях мальчика, благодаря которым ему удалось спастись от пули снайпера во время партии в шахматы с русским гроссмейстером.

Малдер всегда твердил, чтобы я никому не доверяла. Однако перед бывшей подружкой хоть и вел себя сдержанно, но слушал ее, развесив уши. Ему бы насторожиться и задаться вопросом, почему Диана вернулась и поддержала его именно сейчас? Несмотря на это подозрительное обстоятельство, Малдер был уверен, что агент Фоули действует исключительно в интересах проекта и его самого.

Я тихо закипала, но не позволяла себе закатить напарнику скандал. Ситуация все накалялась, но случилось непредвиденное: Диана попала под пулю, охраняя Гибсона.

Вследствие тех событий нас с Малдером вышвырнули из отдела.

Я видела, что Диана преследует собственные корыстные цели, но ничего не могла поделать: когда я пыталась открыть Малдеру глаза, он упорно отказывался рассматривать мои доводы. И совершенно зря.

По официальной версии, Диана провела семь лет в Европе, работая в отделе по борьбе с терроризмом. Я выяснила, что на самом деле она собирала данные о членах организации MUFON - женщинах, похищаемых инопланетянами - и передавала эти данные кому-то в Тунисе. Однако нападение на Гибсона Прайза заставило ее вернуться в США.

Улики прямо указывали на то, что Диана работала на Консорциум. Мое терпение лопнуло, и я выложила Малдеру все свои подозрения и собранные факты, но он не поверил мне.

Он мог и дальше закрывать на все глаза и верить Диане на слово только потому, что когда-то они были любовниками. Я же больше не собиралась мириться с его недоверием и послала его к черту.

Но, видимо, что-то пошло не так, потому что члены Консорциума были уничтожены, а мы остались живы и получили обратно «Секретные материалы». Затеплилась надежда.

Только вот работать с Малдером как прежде я больше не могла. И хотя я открыто выразила ему свою поддержку как коллега, в личном плане это ничего не меняло.

После разговора с Кершем я собиралась отправиться домой, но вдруг вспомнила об этом пабе, в котором когда-то так хорошо провела время с Мелиссой. Я надеялась, что воспоминания о сестре помогут мне успокоиться.

- Простите, вы ирландка?

- Что? – переспросила я, думая, что ослышалась.

Рядом со мной, беззастенчиво улыбаясь, сидел симпатичный шатен с ярко-голубыми глазами. Мелькнула мысль, что я настолько погрузилась в собственные переживания, что абсолютно выпала из реального мира.

- О, вероятно, вы из семьи колонистов! Ирландки пьют виски?

- Думаю, да, - осторожно предположила я. Разговор ни к чему не обязывал и к тому же отвлекал меня от гневных и мрачных раздумий.

- У женщины с таким ярким цветом волос должно быть необычное имя.

Мне захотелось рассмеяться. Со мной сто лет никто не знакомился подобным образом. Признаться, и времени у меня на это практически не было. Когда я в последний раз ходила на свидание?

Ах, да.
Филадельфия, русские, тату салон и…Эд Джерс.

Его имя напомнило мне о том, как я боролась со смертельным недугом. Тогда у меня часто шла носом кровь, но я упорно отвергала саму мысль о раке.

Да, это было не то имя, которое мне хотелось вспоминать. Особенно, когда я чувствовала себя такой уязвимой. Это была та часть моего прошлого, которую я всеми силами старалась забыть.

Я слишком хорошо помнила скорбный вкус смерти, воскрешенный воспоминаниями о болезни. Это было время, когда моя жизнь находилась в тени, а надежда была слишком слабой, чтобы приносить облегчение.

Малдер посылал меня на задание в Филадельфию, чтобы проверить информацию о русском, который якобы что-то знал об НЛО. Напарник был тогда страшно зол из-за того, что отдел кадров Бюро отправлял его в вынужденный отпуск.

Я отказалась ехать, сославшись на сомнительность источника. Но он, как всегда, настоял на своем. Пожалуй, тогда между нами возникло первое серьезное разногласие.

Конечно же, я отправилась в Филадельфию и проследила за русским Малдера. Он оказался обычным вымогателем; Пудовкин не имел ничего общего с «Секретными материалами».

В процессе слежки пришлось зайти в тату салон. Там-то я и встретила Эда. Он умолял мастера свести с плеча тату: изображение кокетливой барышни в стиле 40-х годов. Мы разговорились, и не знаю, почему, но я взяла предложенную Джерсом визитку. Когда я вернулась в гостиницу, позвонил Малдер и мы поругались. Мне казалось, что от бесконечного контроля напарника я задыхаюсь. Он считал, что я не справлюсь даже с таким пустяковым делом, как обычная слежка. Моя жизнь вращалась вокруг вещей, которых я уже не понимала. Все происходило просто по инерции, без какого-либо смысла и значения.

Помню, как сказала Малдеру, что ухожу на весь вечер, и поэтому проверить меня не представится возможности. Кажется, он даже съехидничал, переспросив, а не на свидание ли я отправляюсь?

Врать я была не приучена, меня не так воспитывали. Тогда-то я и позвонила мистеру Джерсу и назначила встречу.

Мы пошли в какой-то местный бар, где выпили вина. Мы разговаривали, и в какой-то момент мне стало легче дышать…Эду нужно было вернуться в тот тату салон, и я решила составить ему компанию. В конце концов, можно было еще раз проверить информацию о Пудовкине. Это был неплохой повод.

Что побудило меня сделать тату? Сейчас я думаю, что хотела совершить что-то, что изменило бы мою жизнь хотя бы на некоторое время. Никто и никогда не подумал бы, что Дана Скалли может поступить столь импульсивно. Я решила, а почему бы и нет? Теперь на моей спине над копчиком есть изображение змеи, заглатывающей собственный хвост. Эд сказал, что каждый получает ту татуировку, которую заслуживает…Тогда я еще не понимала смысла этих слов.

Эд предложил вернуться к нему в квартиру, тем более, надвигался сильнейший шторм. От мысли, что напарник начнет снова названивать в гостиницу и проверять, на месте ли я, меня замутило.

Я осталась у Джерса, не догадываясь, что при нанесении татуировки в мою кровь попала спорынья, которая спровоцировала галлюцинации…

Занимаясь любовью, он держал мои руки у меня над головой, плотно стиснув запястья пальцами. Было немного больно, но я не возражала. Мои влажные от пота груди скользили по его груди, я то обхватывала его ногами, то отпускала.

Он двигался медленно. Я ощущала каждый его миллиметр, когда он снова и снова погружался в меня, и чувствовала, как напрягаются его мускулы при соприкосновении наших тел.

Он прикусил меня за шею, ускоряя темп. Мои бёдра сомкнулись вокруг его бёдер, и я задвигалась вместе с ним, стараясь уловить ритм, пытаясь понять, что он хочет, вслушиваясь в его хриплое дыхание. Я была полностью открыта для него, его язык ласкал мою шею. Его пальцы еще крепче сжали мои запястья, и я почувствовала приближение оргазма. Он напрягся, всё сильнее двигая бёдрами, его горячее дыхание обжигало, и когда оргазм наконец обрушился на меня, я смогла выкрикнуть лишь одно имя:

- Малдееер!..

Я отпила еще один большой глоток и судорожно выдохнула.

Малдер не должен узнать, за что именно Эд Джерс хотел спалить меня в печи для отходов. Никогда.

- Мисс? Вы так побледнели, все в порядке?

О черт! Я совсем забыла о шатене с голубыми глазами. Кажется, мое затянувшееся молчание слегка напугало его.

- Все хорошо, здесь просто немного жарко, - пробормотала я.

Мой лоб действительно покрылся испариной. Зачем я только вспомнила ту историю с Джерсом?

Когда я вернулась в Вашингтон, мое лицо украшали синяки, а татуировка безумно болела. Напарник ехидничал по поводу моего приключения и второго персонального «Секретного материала». В ответ я напомнила ему, что не все обязаны плясать под его дудку и что отныне я предпочитаю жить собственной жизнью. Кажется, именно тогда ему впервые было нечего сказать…

По правде говоря, я надеялась, что Малдер осознал всю серьезность своей ошибки, отправив меня в Филадельфию выполнять идиотское задание. Он должен был понять, что я не хотела ехать. Понять и признать свою неправоту. Я хотела, чтобы Малдер остался в Вашингтоне со мной, надеялась, что услышу от него хоть что-то.

Я часто тогда думала о канувших в Лету теплых и замечательных днях, о доверии, которое мы утратили, как казалось, навсегда. Ни я, ни Малдер не знали, вернется ли все это когда-нибудь снова.

****
Из паба я уехала на такси. Приятный шатен с голубыми глазами по имени Роберт повел себя по-джентельменски, когда вызвался проводить меня домой, но я сказала «нет», сославшись на плохое самочувствие. Роберт оказался неплохим парнем: приятным, вежливым и предупредительным - заказал минеральную воду, помог выйти на улицу и терпеливо ждал, пока мне станет легче. На прощанье он попросил мой номер телефона, но я решила, что это будет лишним. Ни к чему было его обнадеживать. Но это знакомство помогло мне кое-что понять: проблемы перестали казаться неразрешимыми, да и настроение улучшилось. Роберт настоял на том, чтобы вызвать такси, и проследил, как я усаживаюсь в машину. Мне было приятно, правда. Я подумала о том, что не мешало бы почаще куда-нибудь выбираться - хотя бы раз в месяц. Иногда я забывала, что в жизни есть миллион приятных мелочей, способных подарить хорошее настроение. Да, работа накладывала отпечаток на все, но как же хотелось хоть иногда об этом забыть и насладиться обычными вещами…

Малдера я заметила сразу. Он стоял у парадного входа. Кровь тотчас прилила к моим щекам, и алкоголь тут был ни при чем. Я совершенно точно знала, кого не хотела видеть этим вечером.

«Какого черта он здесь делает?»

Расплатившись, я вылезла из салона такси и не очень твердым шагом направилась к подъезду. Проигнорировав Малдера, я подошла к своей двери и принялась вытаскивать из кармана пальто ключи. Я не рассчитывала, что напарник уберется восвояси сразу же, но его присутствие все же изрядно действовало на нервы. Списав все на алкоголь, я постаралась не придавать этому значения. Что ж, пусть стоит и смотрит, раз ему так хочется.

- Три бокала вина за вечер, Скалли. Весьма неосмотрительно с твоей стороны.

Откуда он знал, сколько я выпила? Он был в пабе? Малдер следил за мной?!

Пока что я не торопилась спрашивать его об этом. Хотя версии, которые я успела мысленно выстроить, были одна хуже другой.

Не без труда открыв дверь, я, наконец, зашла в квартиру. Если бы не выпитое спиртное, наверняка сразу бы сообразила, что меня вычислили по кредитной карте, которой я воспользовалась, чтобы расплатиться за такси до паба. Скорее всего, меня нашел Фрохайк. И тут же сообщил об этом Малдеру.

- Малдер, я уже большая девочка.

Да, то, что надо! Немного надменно и чуть-чуть язвительно.

- Рад это слышать.

Напарник стоял у двери и с интересом наблюдал за мной.

Я сняла пальто и небрежно бросила его на диван в гостиной. Господи, как же все это раздражало!

Он что же, думал, что я снова, как когда-то, кинусь в омут? Как это случилось в Филадельфии? Поэтому и примчался? Испугался, что я подведу его и «Секретные материалы»? Или же…надеялся именно на это, чтобы расчистить дорогу своей драгоценной Диане? Старая любовь не ржавеет?

Сердечный ритм сбился, став прерывистым, и я почувствовала, как ноги стали ватными. Какова вероятность, что я не права? Или же, наоборот, права?

Я постаралась взять себя в руки. Этого только не хватало! Никому еще не удавалось выбить из колеи Дану Скалли.

- Ты испортил мне вечер, Малдер.

- Да. Проще, чем отобрать у ребёнка конфетку, - в тон ответил он.

- О, блистаем остроумием…- пробормотала я.

- Я хочу, чтобы ты смотрела на меня, Скалли! Особенно, когда в чем-то обвиняешь! – потребовал Малдер.

Я нехотя обернулась и, скорчив недовольную гримасу, устремила на Малдера взгляд. На его лице нервно двигались желваки.

- Ты хочешь сказать, что рассчитывала на продолжение с этим дамским угодником, Скалли? Тогда стоит поторопиться, ты еще успеешь его застать.

Сказал и словно ударил меня.

Малдер произнес это самым небрежным тоном из всех, что я когда-либо от него слышала.

Лучшая защита – это нападение. Это я усвоила еще в детстве, когда братья без зазрения совести дрались со мной, словно я была соседским мальчишкой, а не их сестрой. Но и у Малдера были хорошие учителя, особенно в Оксфорде, где он получил степень по психологии.

Сердце ухнуло вниз, горло перехватил спазм, и я не выдержала, сорвалась.

- Не твое дело, почему я отправилась в этот паб!

- Мое. Я видел тебя голой, Скалли. Дважды. Это обязывает.

Должно быть, мои щеки стали пунцовыми. Захотелось запереться в ванной и ополоснуть лицо прохладной водой. Пережитое напряжение, алкоголь и двусмысленные подначки Малдера сделали свое дело - гнев буквально ослепил меня. Я еле сдержалась, чтобы не наброситься на наглеца с кулаками.

«Он сказал это нарочно! Нарочно!»

Та сцена в форте Марлин до сих пор стояла у меня перед глазами…

…Нас с Малдером очень быстро перевезли в одну из самых строгих карантинных зон. Нам приказали раздеться догола и стоять под душем, пока не разрешат выйти. Пришлось молча выполнять приказы и ждать, когда все закончится. Душевая была общая, так что мы стояли друг напротив друга, а сверху на нас лились струи горячей воды с сильным химическим запахом.

Малдер повернулся тогда первым и просто… уставился на меня. Несколько бесконечно долгих секунд он осматривал меня всю, с головы до ног. А я… я не могла отвернуться. Я видела, как он пожирает меня взглядом. Чувствовала, как от него исходят волны желания. И я испугалась. Себя и тех ощущений, которые испытала, смотря на него. Я смутилась и отпрянула, наконец находя в себе силы отвернуться. Мне стало страшно, что и в моих глазах он прочтет то же самое…

Конечно, месть - это плохо, но порой это единственный способ перехватить инициативу.

И я решилась.

- Не ты один!

И просчиталась.

Малдер как будто только и ждал этих слов. В мгновение ока он преодолел расстояние, разделявшее нас, и с силой вдавил меня в стену. Прижался пахом к моему животу.

- Ты ведь именно за этим туда пришла, так?

Комната закружилась перед глазами, и если бы Малдер не удерживал меня, я наверняка упала бы.

- Что ты сказал?

- Я спросил, ты ведь отправилась в паб с конкретной целью? Хотя правильнее было бы поинтересоваться: собиралась ли ты спать с тем типом?

Я протрезвела за считанные мгновения. Мы смотрели друг на друга, стоя в комнате, которая раньше казалась мне маленькой, а сейчас словно превратилась в разделяющий нас океан. Лицо Малдера было каменным, и мне стало дурно оттого, что он предположил самое худшее.

- Чем вызван твой вопрос?

- Я хочу знать, Скалли. Так ты собиралась это сделать?

Он схватил меня за плечи. У меня мелькнула мысль, что он вот-вот меня поцелует. А может, и ударит – уверенности не было. Я инстинктивно напряглась, но Малдер выбрал третий вариант – он просто меня встряхнул. Один раз, второй, да так сильно, что клацнули зубы.

- Отпусти меня!

- Сначала ответь!

- Зачем? Ты ведь уже сам все решил, верно? Потому и шпионил, а потом примчался следом? Хотел убедиться, что я не наделаю глупостей как тогда в Филадельфии? – повысила я голос.

Меня занесло, и остановиться я уже не могла.

- Ты с ним встречаешься?

- Тебя это не касается! – сорвалась я и меня затрясло. Дали о себе знать остатки алкоголя и кипевшая во мне ярость.

Его пальцы впились в мою кожу, причиняя боль. Малдер стоял так близко, что почти касался губами моих волос.

- Значит, ты не та правильная девочка, какой хочешь казаться, да, Скалли? – произнес он опасно тихим голосом.

В другой раз за слово «девочка» я, не раздумывая, надрала бы любому задницу. Но сейчас я лишь растерянно моргнула.

Его руки переместились и легли на мои бедра. Ладони заскользили по гладкой ткани юбки вверх-вниз. Я нервно облизнула губы, и мой пульс зачастил. Малдер чуть опустил голову, так что теперь его дыхание ласкало мне ухо и шею. Не изменяя своего положения, он ограничился тем, что его рука замерла чуть пониже моей спины.

Немного отстранившись, Малдер посмотрел мне в лицо. От его взгляда по телу прошла волна дрожи.

Когда он положил другую ладонь мне на бок, я вдруг испугалась, но скрыться от него не представлялось возможным – пути к отступлению были отрезаны. Мои руки безвольно опустились.

В том месте, где его член упирался в меня, все сильнее разгоралось пламя.

Запустив пальцы мне в волосы, он слегка дернул вниз, запрокидывая мне голову и обнажая шею. Я прерывисто вдохнула, почувствовав его губы на своей коже. Он притянул меня ближе, заставляя уступить его напору.
Стоило ему обхватить мою грудь, как я невольно зажмурилась. Его твердый член продолжал давить мне на живот, тогда как другая рука сжала ягодицу, усиливая контакт наших тел.

Я утратила связь с реальностью, целиком отдавшись во власть чувств, которые вызывали во мне его прикосновения, не видя и не слыша ничего вокруг, превратилась в сплошное желание, которое так долго отрицала, боролась с ним и все-таки, кажется, проиграла.

Он смотрел на меня так, словно ему было наплевать на все, кроме меня.

Малдер задрал подол юбки, чтобы добраться до потаенного местечка между моими бедрами, и я ощутила, как его пальцы отодвинули в сторону край трусиков и нашли под ними влажное тепло.

Его глаза чуть расширились, губы раздвинулись, и с них сорвался неслышный вздох. Я дернулась от столь интимного прикосновения и не смогла удержаться от стона.

Если бы не Малдер, я бы упала, потому что мои колени подогнулись. Его пальцы тут же устремились вглубь моего тела. Я так сильно стиснула ладони, что ногти вонзились в кожу. Каждая его ласка заставляло меня непроизвольно содрогаться.

Малдер пристально всмотрелся в мое лицо, когда я не смогла скрыть своей реакции, вызванной круговыми поглаживаниями его пальцев по набухшему узелку плоти.

Вся моя жизнь в этот миг сосредоточилась на этом мужчине. На его руке. На его глазах. На его члене, давящем мне на живот.

Малдер вновь запустил ладонь в мои волосы и погладил затылок, не позволяя мне отстраниться. Каждое движение усиливало контакт с его рукой, приближая меня к неизбежной развязке.

Тело требовало единственного средства, способного облегчить растущее напряжение. И сейчас я была не в состоянии думать ни о чем, кроме удовольствия. Мои соски затвердели, и взгляд Малдера опустился на мою грудь.
Я вдруг усомнилась, происходит ли все это на самом деле?

Нет, я не могла допустить, чтобы это случилось.

Не могла я этого сделать! Или…могла?

Я чувствовала приближение оргазма. Я собиралась кончить от его руки, и все остальное мне было безразлично. Секунда, две… на миг даже мелькнула мысль, что я вот-вот потеряю сознание от накатывающего наслаждения.

Его горячее дыхание опалило мне кожу, когда он стал осторожно покусывать мое ухо, шепча:

- Ну же, давай.

Я закусила губу, чтобы не закричать, слыша в ушах биение собственного пульса. Спазмы оргазма заставляли меня стонать снова и снова…

Он крепко держал меня, прижимая к себе, пока меня сотрясало, словно в лихорадке. Я смутно осознавала, как он оставляет поцелуи на моем подбородке, на шее, и попыталась глубоко вдохнуть, но поначалу просто не в состоянии была это сделать.

Попробовав еще раз, я ощутила произошедшие во мне изменения: мое тело расслабилось, накатило ощущение изможденности и легкого оцепенения. Биение сердца пришло в норму, ноги вновь могли держать мой вес, дыхание выровнялось.

После всего случившегося я не в силах была поднять на Малдера глаза. Внезапно мне стало жарко - я почувствовала, как начинает гореть лицо, когда меня ошеломила горькая догадка: а не использовал ли он секс для того, чтобы контролировать меня?

Малдер слегка коснулся губами мочки моего уха, и я вернулась в реальный мир.

- Так кто же ты все-таки, Скалли? – спросил он низким, глухим голосом и прижался своим лбом к моему.

«Я – это я, Дана Скалли!»

«Что ты хотел сегодня доказать, Малдер?»

«А как же Диана? Сейчас ты вернешься к ней? Каково это, Малдер, снова и снова чувствовать свою вину?»

«Что будет дальше?»

Мне хотелось выкрикнуть все это ему в лицо, но я лишь высвободилась из его объятий и, стараясь не смотреть в его сторону, молча направилась в спальню. Меня сильно знобило, хотя я и не чувствовала холода. Казалось, что я, как Алиса, падаю в глубокую кроличью нору.

Я остановилась на пороге спальни и, не оборачиваясь, ровным голосом сказала:

- На работу я приеду вовремя. Когда будешь уходить, пожалуйста, захлопни за собой дверь посильнее.

Через несколько секунд громыхнула дверь. Я обернулась. От стены отлетело несколько кусков штукатурки.

Я вновь осталась одна.
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.04.2016, 10:44   #7
AlexMS
посвященный
 
Регистрация: 18.04.2014
Сообщений: 204
По умолчанию

Вот это ВаУ! А продолжение будет?
AlexMS вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.04.2016, 12:41   #8
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,256
По умолчанию

AlexMS, осталась еще одна глава, ага
Спасибо за то, что читаешь)
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.04.2016, 22:55   #9
Ann-Katerin
мечтательница
 
Аватар для Ann-Katerin
 
Регистрация: 06.10.2013
Адрес: где-то рядом со столицей
Сообщений: 720
По умолчанию

Охре... Обалдеть! Давайте же скорее следующую главу!
Девочки, спасибо большое, это ошеламительно! Давно меня так не затягивало. Идеально просто всё.
Ann-Katerin вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.04.2016, 23:11   #10
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,256
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Ann-Katerin Посмотреть сообщение
Охре... Обалдеть! Давайте же скорее следующую главу!
Девочки, спасибо большое, это ошеламительно! Давно меня так не затягивало. Идеально просто всё.
Это Даше спасибо!) Заставляет работать над собой, вдохновляет и поддерживает.

Процесс идет. Стараемся)
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 03:45.


Работает на vBulletin® версия 3.7.0.
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot