Тема: Под кожей
Показать сообщение отдельно
Старый 18.08.2018, 21:34   #199
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,256
По умолчанию

P.S.Глава с рейтингом NC-17!

Когда Малдер привлек Скалли к себе, то сразу же привычно опустил подбородок на ее макушку, чувствуя еще влажные пряди волос. Воспоминания прошлого, еще до их тяжелого разрыва, нахлынули на него, и Малдер ощутил болезненный укол в груди.

Сейчас Скалли больше не вздрагивала от его прикосновений, как это было совсем недавно, не отшатывалась в испуге, и это сулило так много в будущем, что шла кругом голова.

И, видит бог, как ему было сейчас нелегко держать себя в руках!

Он медленно отстранился и оглядел ее с головы до ног, жадно вбирая взглядом мягкую шею, нежный изгиб груди, стройные бедра и ноги...

И тут, словно воочию, перед ним предстал образ Скалли, какой он ее видел глазами Беркса в том клубе. Его накрыло горячей волной жгучего стыда, когда он вспомнил, как обошелся с ней впоследствии – пусть это во многом стало результатом влияния чужой извращенной личности, но ведь он добровольно, почти охотно, пошел у нее на поводу, распаляя в себе гнев и обиду, ошибочно принимаемые им за ненависть. Он использовал ее тогда для удовлетворения своей похоти?.. Кажется, пришла пора еще кое за что извиниться и, если быть до конца честным с самим собой, то заодно найти ответ на еще один интересующий его вопрос в отношении бывшей напарницы.

Скалли почувствовала себя неловко под его задумчивым, изучающим взглядом.

- Что такое? Почему ты так на меня смотришь? – в замешательстве спросила она.

- Просто вспомнил кое-что… Если подумать, то я кругом виноват перед тобой, Скалли, - усмехнулся он, пытаясь по привычке скрыть свои истинные чувства за иронией. - В процессе расследования я зашел слишком далеко в попытке наказать тебя за твои, как мне казалось, провинности передо мной… Ты была права, заявив, что я находился под влиянием личности Беркса в тот вечер, когда заявился сюда и нагло воспользовался ситуацией, затащив тебя в постель. В свою защиту могу привести лишь довольно слабый аргумент: я утратил тогда контроль над собой. – И тут же добавил: - Однако я хочу, чтобы ты знала, что я никогда бы не причинил тебе боль, никогда не принудил бы тебя… - Малдер замолчал и резко провел рукой по волосам. – Ты могла остановить меня, но не сделала этого. Потому что тоже хотела меня, верно? – добавил он, испытующе глядя на нее.

Скалли сделала глубокий вдох. Что ж, раз уж они решили все окончательно прояснить между собой, то нужно наконец взглянуть правде в лицо – какая ирония, что они, такие упрямые искатели этой самой правды, так долго отказывались признать ее, когда дело касалось их взаимных чувств. Пора было с этим завязывать.

- Да, - расправив плечи и решительно заглянув ему в глаза, тихо сказала она. – Я запуталась, страшилась будущего и, если честно, ужасно скучала по тебе. Мне хотелось вернуть то ощущение безопасности, что я всегда испытывала в твоем присутствии. Даже несмотря на то, что на этот раз ты сам и выбил почву у меня из-под ног, - с легким укором добавила она.

Он несколько ошеломленно улыбнулся в ответ.

- Мы с тобой та еще парочка мазохистов, да? – Дождавшись ее ответной улыбки, он добавил уже куда более серьезным, задумчивым тоном: - Меня тогда обуревали противоречивые эмоции: я хотел наказать тебя и в то же время жаждал обладать – так же, как и он. Может, именно поэтому я так легко поддался своей «темной стороне», - продолжил он и, чуть прищурившись, уже улыбаясь добавил: - Но тебе ли не знать и об утрате контроля, и о «темных» желаниях, верно, Скалли?

- О чем ты? – настороженно переспросила она, хотя уже догадывалась, к чему он ведет.

- Если уж выкладывать все, то полностью, не останавливаясь на полпути. Ты... - он помедлил, - не хочешь рассказать о том, что произошло тогда в клубе «Жара»?
Она вся вскинулась, силясь понять, чего он добивается, но наткнулась лишь на его нежный взгляд. Однако многолетняя привычка дала о себе знать – ее первой, практически инстинктивной реакцией стало отрицание, попытка уйти от ответа на такой жесткий в своей прямоте вопрос.

- Малдер, прошлое не имеет больше значения, - от прозвучавшей в голосе неуверенности у нее задрожали губы. Скалли попыталась отстраниться, но не смогла сдвинуться с места: его руки не дали ей такой возможности. Она, как завороженная, наблюдала за его движениями.

- Расскажи мне, что произошло тогда, Скалли. - Малдер явно не был намерен так легко отступать. Его голос соблазнял и ласкал, обещая, что он не станет ее судить, что бы она ему ни рассказала. И в этот момент Скалли вдруг как никогда ясно осознала, почему Малдер считался таким хорошим профайлером.

- Не уверена, что могу… - услышала она свой жалобный шепот и зажмурилась.

Вместо ответа его пальцы нырнули в вырез ее пижамы и тут же наткнулись на ее соски, которые мгновенно затвердели. Скалли ахнула от охвативших ее ощущений и невольно выгнулась в его руках. Малдер так уверенно и умело ласкал ее, что низ живота тут же предательски заныл...

Мгновение – и все закончилось. Его руки больше не касались и не удерживали ее. Дана вскинула голову и уставилась на Малдера. Ее губы приоткрылись в немом вопросе, но он опередил ее.

- Расскажи мне, Скалли.

Она было заколебалась, но, услышав в его голосе легкую хрипотцу, – отголосок подавляемого желания – задохнулась, и в ее сердце ярким потоком хлынули нежность и тепло.

Да, Малдер безумно хотел ее, но прежде всего он стремился к тому, чтобы между ними не было больше недоверия и недопонимания. Сейчас она была не только самой желанной женщиной для него, но и самым важным человеком.

Пора было сделать шаг в эту пропасть…

Дана смежила веки, глубоко вдохнула и, пошатнувшись, тут же ощутила на своих плечах теплые и сильные ладони Малдера.

- Все будет хорошо, обещаю.

И тут она поняла, что благодаря Малдеру к ней вернулось душевное спокойствие. И что она не хотела бы его снова потерять.

- Обещаю, - повторил он, и Скалли поверила.

Она слабо улыбнулась и… устремилась вперед. Больше она не останется наедине со своими страхами.

Рассказ дался ей нелегко, но, выговорившись, она ощутила неожиданное облегчение.

Поделившись с ним столь сокровенной тайной, она лишь стала ближе к нему, и слова о доверии были уже излишни.

- Больше мне добавить нечего. Вот так все и было.

Когда Скалли, наконец, замолчала, то вокруг не запели птицы, и они с Малдером не пошли, держась за руки, в закат, как герои какого-нибудь сопливого романтического фильма.

Он просто молча притянул ее к себе и обнял.

Его дыхание колыхало ее волосы, он почти касался их губами. Скалли старалась, чтобы они дышали в унисон. Вдох-выдох. Она положила руку ему на грудь, чувствуя, как бьется его сердце. Сильный и ровный стук успокаивал ее.

Малдер наклонил голову и потёрся щекой о ее лоб, тогда как его руки начали действовать словно сами по себе, лихорадочно ощупывая ее податливое тело и прижимая к себе. Скалли прерывисто вздохнула, обняла его за шею и поцеловала. Он на секунду замер и ответил на поцелуй, позволяя ей вести.

Под давлением ее губ он открыл рот, впуская ее язык, чтобы она могла почувствовать его вкус, и едва не застонал, ощутив сладость ее дыхания.

Дана прервала поцелуй, когда Малдер попытался перехватить инициативу, отстранилась, просунула правую руку под его водолазку и провела костяшками пальцев по груди.

Мягким движением Малдер накрыл ее ладонь своей и несильно сжал. Она подняла другую руку, намереваясь провести пальцами по его щеке, но Малдер перехватил и ее, стиснув оба запястья.

- Что ты делаешь, Малдер? Что-то не так? – недоумевающе хмурясь, спросила она.

- Хочу, чтобы сейчас ты решила для себя, Скалли, чего именно ждешь от меня, – спокойно ответил он, не выпуская, однако, ее из своего стального захвата.

- Я не понимаю…

- Как насчет того, чтобы передать мне на время ключ от твоего самоконтроля и таким образом закончить начатое когда-то в клубе «Жара»?

Скалли замерла, потрясенно глядя на него. Возникшее неконтролируемое желание потрясло ее, прокатившись по телу чувственной волной и растекаясь внизу живота. Ее сердце забилось в бешеном ритме, и Скалли плотно зажмурилась, боясь перешагнуть черту, за которой ее ждало доселе неизведанное и потому такое опасное наслаждение.

- Малдер… - прошептала она, - ты слишком многого требуешь.

- Разве ты не хочешь узнать, что было бы, дойди ты тогда до конца? – нашептывал он ей, словно демон-искуситель. - Тебе ведь понравилось в прошлый раз, когда я взял инициативу на себя. – Увидев, как она вспыхнула при этих словах, он продолжил: - Докажи, что ты на самом деле безоговорочно мне доверяешь. Скалли, которую я знал, никогда не отступала перед вызовом, - подначил он ее и вновь перешел на соблазнительный тон: - Обещаю, тебе понравится.

Она все еще колебалась, воскрешая в памяти картины прошлого и прислушиваясь к себе.

Сможет ли она отказаться от контроля, позволяя ему подчинить себя без остатка, показать свою уязвимость?

Малдер смотрел на нее со все возрастающим напряжением в ожидании ее решения, и когда она, наконец, открыла глаза и посмотрела на него смятенно и беспомощно, ленивая мужская улыбка тронула его губы.

В следующее мгновение он уже подхватил ее на руки и направился в спальню, и она лишь тихо вздохнула, покоряясь его воле и силе.

Малдер сдернул покрывало с постели, уложил ее на мягкие простыни и снял с себя водолазку. Скалли отметила про себя, что волосы у него на голове при этом стали похожи на ершик. Он наклонился, чтобы поцеловать ее, а она принялась расстегивать его ремень, затем молнию, спустила пояс его джинсов и резинку боксерских трусов.

Обнаженный, он снова склонился над ней. Она попытались стащить верх пижамы, но дрожащие пальцы запутались в бретельках, и ткань собралась на шее, закрыв ей лицо. И не успела она закончить начатое, как ладони Малдера вновь накрыли ее запястья, мягко разводя руки вверх и в стороны. Скалли невольно затрепетала, понимая, в какой беззащитной позе находится сейчас перед ним. Она почувствовала его дыхание на своей груди и задохнулась от удовольствия, когда его губы влажно сомкнулись сначала на одном соске, потом на другом. Его язык стал очерчивать окружности вокруг розовых вершинок, и от его ласк соски затвердели и заострились, а между ног возникла характерная пульсация.

- Мне нравится, как твое тело реагирует на меня, - прошептал он.

Скалли полностью отдалась новым ощущениям. Перед ее закрытыми глазами вспыхивали яркие огни при каждом его движении, и никогда еще она так остро ни чувствовала связь между ними.

Он отпустил ее руки, накрыл ладонями груди и сжал. Из ее горла вырвался стон.

Затем его пальцы опустились к ее бедрам и уверенно стащили пижамные штаны. Все ее тело было словно в огне, создавая контраст с приятно холодившими спину простынями и лишь усиливая и без того ошеломляющие ощущения.

Малдер что-то шептал, пока его руки блуждали по ее телу, но она не могла разобрать слов из-за оглушительно стучавшей в ушах крови.

Вдруг его прикосновения куда-то исчезли. Раздосадованная Скалли пару секунд лежала неподвижно, переводя дыхание, а потом решила воспользоваться этим, чтобы сменить позу, освободиться от остатков одежды и посмотреть, куда подевался Малдер. Однако же не успела этого сделать, потому что он удержал ее, навалившись сверху и прижав к кровати, лишая возможности двигаться. Его теплые ладони вновь накрыли ее руки и завели их Скалли за голову. Раздался лязг металла, щелчок, и вот уже ее тонкие запястья сжали браслеты наручников, перекинутых через изголовье кровати – она оказалась в ловушке, полностью в его власти.

Остро ощущая свою беспомощность и беззащитность перед ним, она задрожала еще сильнее. Скалли попыталась совладать с охватившей ее паникой, убеждая себя, что это Малдер, а значит, нужно просто довериться ему и расслабиться. Тем более что разумом она понимала, что ей придется подчиниться его желаниям, чтобы дать выход своим собственным и раз и навсегда избавиться от сомнений и страхов прошлого, так сильно повлиявших на ее всю дальнейшую жизнь и отношения.

- Не двигайся, пока я не разрешу, Скалли. - В ответ на ее молчание он повторил более властным тоном: - Ты ведь будешь хорошей девочкой и сделаешь то, что я велю, да, Скалли?

Не имея возможности разглядеть его лицо, она лишь медленно кивнула. Почти всю жизнь она контролировала каждый свой шаг, но не сейчас. Не с этим мужчиной.

Пальцы Малдера спустились к ее бедрам и раздвинули их, проведя по проступающему бугорку клитора. Она содрогнулась и почувствовала горячую влагу между ног.

- Ты такая горячая… - прошептал он.

Он коснулся ее живота губами, продолжая ласкать ее клитор пальцем, а потом вдруг стал быстрее покрывать ее тело поцелуями, обдавая кожу участившимся, горячим, влажным дыханием. Тканевый барьер на лице мешал ей видеть, тем самым обостряя все остальные чувства, тем более что прикосновения Малдера из дразнящих и возбуждающих стали жадными и требовательными.

Скалли дернулась, внутренне сжимаясь и сопротивляясь, когда его язык заменил палец. Но Малдер, предугадав ее попытку закрыться от него, сильнее стиснул ладонями ее бедра, не позволяя вырваться. Зажмурившись почти до боли, она всхлипнула, непроизвольно раздвинула бедра и приподняла их ему навстречу.

Шире разведя ее ноги, Малдер устроился между ними, и она почувствовала на себе его взгляд. Скалли молчала, но дышала так тяжело, словно в ее душе шла ожесточенная борьба. Малдер снова ласково поцеловал ее плоский живот, после чего его мягкие губы опустились ниже и успокаивающе коснулись влажных складок.

Она судорожно выдохнула, когда почувствовала нежные, но уверенные движения его языка. Ее клитор отвечал на них, разбухая и неистово пульсируя под его поцелуями. Ее тело полностью открылось для него, отдавшись во власть его губ и языка. Скалли содрогалась от прикосновений его рта, помогая ему найти нужный ритм, ведь с ним все было естественно и оттого прекрасно.

Она еще больше приподняла бедра, чтобы усилить ощущения. Перед ее закрытыми глазами все ярче вспыхивали звезды, и Скалли пришлось напомнить себе, что нужно дышать. Каждое его движение возносило ее к новым вершинам, а собственные вскрики распаляли еще больше.

Малдер постепенно сводил ее с ума: его бесстыдные ласки то доводили ее до края, за которым ее ожидала манящая пропасть забвения, то безжалостно отбрасывали назад, удерживая вдалеке от нее, заставляя извиваться от неудовлетворенного желания и буквально умолять прекратить эту сладостную пытку.

И вот, когда ей уже начало казаться, что она больше не выдержит и вправду сойдет с ума, Малдер внял ее отчаянным мольбам. Темнота прошлого и сумрак настоящего постепенно отступили, и она будто вырвалась из оков своего тела, уносясь все выше… Удовольствие, равного которому она никогда прежде не испытывала, окутало ее волнами, и в момент ярчайшего наслаждения, когда спазмы охватили все ее тело, она выкрикнула его имя:

- Малдер!

Сотрясаемая волнами оргазма, Скалли будто потеряла связь с реальностью и, кажется, даже отключилась на несколько секунд.

Он же еще немного поводил языком и губами по пульсирующему клитору, продлевая ее оргазм, поцеловал его, а затем поднялся вдоль ее тела, освобождая, наконец, от наручников и остатков одежды и кладя руку на грудь - туда, где неистово колотилось ее сердце.

Немного погодя, совладав, наконец, с собой, Скалли посмотрела на него и накрыла его руку своей, переплетая их пальцы.

- Как ощущения? Не так уж страшно оказалось время от времени отдавать контроль над ситуацией кому-то другому? Довольно… освобождающее чувство, лишь усиливающее удовольствие, верно?

Все еще не вполне справившись со сбившимся дыханием, она смогла лишь слабо кивнуть в ответ. Да, это действительно было рискованно – вот так, без оглядки, открыться ему, причем не только телом, но и душой. Любовь всегда была для нее опасным чувством, а тем более любовь к этому мужчине, не приемлющему полумер и требующему полной отдачи. Она так боялась раствориться в нем и потерять себя, став объектом его страсти, однако стоило ей рискнуть, и результат превзошел все ее ожидания, показав, что подчинение человеку, которому безоговорочно доверяешь, может стать невероятным опытом, вознося к неведомым доселе вершинам наслаждения.

Дождавшись от Скалли подтверждения, Малдер наконец выпустил ее из объятий и перекатился на бок, давая понять, что его наглядная демонстрация окончена и она вновь может перенять инициативу - если пожелает, конечно.

В его глазах светилась нежность, от тела исходил жар. Она почувствовала, как его твердый член упирается ей в бедро, и опустила руку, чтобы дотронуться до него. Малдер издал приглушенный вздох, но не шевельнулся.

- Малдер, - прошептала она, - я хочу тебя.

При виде его знакомой дразнящей улыбки ее сердцебиение, начавшее было замедляться, вновь участилось.

- Я весь в вашем распоряжении, моя госпожа, – игриво отозвался он.

Скалли была такой влажной, что сейчас он легко и быстро мог бы овладеть ею, но она заколебалась и прочитала на его лице недоумение и вопрос. В следующую секунду она слегка толкнула его в плечо и ловко оседлала, едва он перевернулся на спину.

- Тогда теперь моя очередь быть сверху, - прошептала она ему прямо в губы и завела его руки за голову, не позволяя прикоснуться к себе. Ее колени сжали его бока, а ягодицы потерлись о его пах, заставляя Малдера выгнуться ей навстречу. Ее природные женственность и сексуальность обрели свободу благодаря его ласкам и поцелуям, и ей не терпелось продемонстрировать и свою власть над ним.

Она стала медленно двигаться вверх-вниз, и нежная кожа ее бедер лишь усиливала его возбуждение. Все его мускулы напряглись, когда ее набухшие соски коснулись его груди, но Скалли продолжала удерживать его руки, не давая ему дотронуться до себя.

Своими прикосновениями она хотела лишить его самообладания, чтобы он не мог более сдерживаться и обрел самого себя, как это произошло несколько минут назад с нею.

- Малдер, лежи смирно, иначе и я воспользуюсь наручниками! - предупредила она.

Она склонилась над ним, прикасаясь губами к его шее там, где бился пульс, покусывая и пощипывая теплую кожу. Ее ладони поглаживали его мускулистую грудь, пальцы замерли на бугорках сосков и принялись перекатывать их, отчего Малдер тут же застонал.

Когда его дыхание стало прерывистым, Скалли с внутренним ликованием убедилась, что действует на этого мужчину так же, как и он на нее. Они оба брали и в тоже время отдавали, двигались вперед и отступали, потому что в этом извечном противостоянии не было победителей и побежденных.

Его глаза стали почти черными; он смотрел на нее не отрываясь, словно хотел запомнить каждый миг. Скалли непроизвольно выгнулась, задев промежностью его твердый член, и жалобно вскрикнула, не в силах сдержаться, от охватившего ее острого желания.

Звук ее голоса будто ножом перерезал тонкую нить, которая отделяла Малдера от безумия. Запреты больше не действовали на него. Скалли тут же почувствовала в нем перемену, но ее собственное возбуждение было настолько велико, что ей стало наплевать на свои же правила. И вот уже его ладони сомкнулись на ее талии, мышцы пресса напряглись.

- Нравится дразнить меня? Любите играть с огнем, агент Скалли? – прошептал он низко и почти грубо. Желание исказило его голос до неузнаваемости.

«Никогда бы не подумала, но да!»

Наполненный едва сдерживаемой страстью голос Малдера, его судорожно сжатые ладони с впивающимися в ее кожу пальцами все сильнее заводили ее. Вновь дрожа, словно в лихорадке, Скалли прикрыла глаза, практически теряя контроль над собой.

- Прости, я больше не могу. Ты нужна мне, - услышала она его шепот за секунду до того, как он резко подался вперед и насадил ее свою возбужденную плоть, припав губами к ее рту и поглощая ее вскрики. Их тела стали единым целым, и Малдер не медля принялся двигаться резкими толчками.

От давления его члена на ее по-прежнему чувствительный клитор Скалли начала всхлипывать, но он лишь наращивал темп. Малдер входил в нее мощными толчками, вращая бедрами и раздвигая тугие стенки ее лона. Она изогнула спину навстречу этим движениям, еще теснее прижимаясь к нему для более глубокого проникновения.

Их дыхание сбилось, и комнату наполнили стоны томительного возбуждения, доводящего до предела и почти причиняющего боль, заставляя их сердца биться в бешеном ритме в преддверии неминуемой разрядки.

…Время остановилось. Кроме них двоих не осталось ничего. Одно дыхание на двоих. Одно желание...

Он задвигался еще быстрее, овладевая ею с жадностью, почти неистово, требуя от нее полной отдачи, не оставляя ей ни малейшего шанса вновь укрыться за стеной самоконтроля, но Скалли и не думала отступать, распаляемая его страстью. Она сильнее сжала его бедра, чувствуя приближение очередного оргазма, переместила руки выше по его груди, скользя ладонями по его напрягшимся мышцам, и, сотрясаемая шквалом наслаждения, ухватилась за его плечи, отдаваясь целиком, без остатка.

Малдер сделал еще один сильный рывок, вторгаясь в нее почти грубо и ощущая, как чувствительная плоть Скалли сжимается вокруг него, и на миг испугался, что причинил ей боль, но, услышав ее вскрик, полный наслаждения, застонал и содрогнулся, изливаясь в нее…

Они стали, наконец, одним целым, чистым и ярким пламенем.

…Они больше не думали о прошлом. Не думали о завтра. Взаимная обида не давала им здраво мыслить, толкала на необдуманные поступки все время, пока длилось их противостояние. Их сближению препятствовало все: неотложные дела, проблемы, простая усталость. И обстоятельства. Потому что после них сердце долго саднило. Болело от невозможности и непонимания. От мук ревности и необоснованных упреков... И страха, ведь сила и интенсивность их взаимных чувств была сама по себе «секретным материалом».

…Спокойные, ничего не значащие фразы после их первого приветствия в день знакомства. Ее смущение и любопытство… Так все начиналось…

…Обоюдное, непонятное и волнительно-предвкушаемое ожидание чего-то неведомого. Их жаркие взгляды отводились в стороны и опаляли все, что попадало в поле зрения. Пустые вопросы. Быстрые ответы. И снова боль, боль новых утрат… Его отец, ее сестра…

Она обняла его, уткнулась подбородком в его макушку, нежно перебирая пальцами волосы и вдыхая его запах. Он ждал этого момента и тут же нетерпеливо коснулся губами ложбинки между ее грудей. Сладкая дрожь мгновенно распространилась от низа живота по всему ее телу….

Судорожно лаская ее тело губами, он поочередно припал к ее соскам и затих, но ненадолго. Их наконец вспыхнувшая после стольких лет медленного тления страсть, теперь уже ничем не омраченная, нуждалась в поцелуях, в горячих и нежных, заставляющих забыть обо всех и обо всем…

«Как далеко ты готов зайти? И как далеко за тобой последую я?»

«Я тебе не нужна, Малдер. И никогда не была нужна. Я просто прикрывала твою спину...»

«Ты способна вынести в этой жизни намного больше меня, Скалли!»

«Из жизни в жизнь зло возвращается как зло. А любовь возвращается как любовь. Запомни, Скалли. Из жизни в жизнь, вечно. Любовь сводит души навсегда...»

Простыни были влажными от недавно пережитого эмоционального шторма, но они не обращали на это внимание. Они лежали, не размыкая объятий, и молчали, ибо слова в тот момент были излишни.
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием