Тема: Под кожей
Показать сообщение отдельно
Старый 02.08.2018, 23:44   #195
Айра
посвященный
 
Аватар для Айра
 
Регистрация: 04.10.2011
Адрес: Симферополь, Крым
Сообщений: 1,256
По умолчанию

Байерс на максимальной скорости гнал фургон прочь от базы. Чуть раньше, едва Малдер и Скалли появились в его поле зрения, он молча кивнул им на фургон и, как только агенты закрыли за собой заднюю дверь, нажал на педаль газа.

Джон так торопился, что Фрохайк и Лэнгли, ожидавшие их в метрах семистах от основного КПП, чуть ли не на ходу запрыгнули в машину.

Напряженное молчание висело в салоне минуты три, прежде чем Малдер нарушил его.

- Ребята, что все такие мрачные, точно мы едем с похорон?

Взгляд Скалли, брошенный в его сторону, опалил будто огнем. Адреналин от пережитого приключения зашкаливал, и потому агент позволил себе пошутить, чтобы хоть немного разрядить обстановку.

- Учитывая особенности вашего со Скалли пребывания на объекте, удивительно, что мы вообще сейчас разговариваем, - заметил Фрохайк и буркнул себе под нос что-то нечленораздельное.

- Или что мы возвращаемся живые, и даже в сухих штанах, - хихикнул Лэнгли.

- Да бросьте, было весело! Вы же все так стремились спасти мою задницу! - с ехидцей в голосе заметил Малдер. – А теперь ворчите, недовольно надувшись! Скалли даже удалось заполучить образцы вещества и диск с информацией! Кстати, - обратился он к ней, - я так и не понял, где ты все это прятала, пока мы, высунув языки, выбирались из преисподней?

Она снова наградила его своим фирменным взглядом, не удостоив эту сомнительную шутку иным ответом.

Фрохайк и Лэнгли обеспокоенно переглянулись. Все грозило перерасти в новое противостояние бывших напарников.

- Малдер, а тебе все же удалось нарваться на камеры наблюдения, - заметил Мелвин, стараясь сменить опасную тему.

- Приятель, у тебя потрясающая способность находить неприятности! – тут же подхватил Лэнгли.

- Ты чуть не завалил всю операцию! – проворчал Фрохайк.

- Со своей задачей я справился на «отлично», а вот вы, ребята, чуть не облажались, - парировал Малдер.

- Настоящие агенты ФБР всегда идут напролом, в отличие от нормальных героев, да? – съехидничал Лэнгли. – Ты должен был следовать нашим указаниям, как до этого делала Скалли. Твоя самодеятельность могла обойтись очень дорого!

Ну, конечно! Лэнгли не мог упустить момент, чтобы не ткнуть его носом в то, что он решил поступить по-своему, когда их со Скалли все-таки засекли. Им пришлось улепетывать, не особенно осторожничая и наплевав на камеры наблюдения.

- Я не мог пропустить вашу вечеринку «на троих», парни, считайте, что я внес небольшой вклад, разнообразив приключение, - лениво протянул Малдер.

- Почему «на троих»? – не понял Лэнгли, старательно пропуская мимо ушей все остальное.

- Он имел в виду, что Байерс не собирался участвовать во всем этом непотребстве, -спокойный голос Скалли раздался как-то слишком неожиданно и громко. – Агент Малдер полагает, что я действую деструктивно на тебя, Фрохайк, и на тебя, Лэнгли. Скорее всего, он считает, что Джону пришлось пойти на поводу у большинства. И что во всем виновата исключительно я. Если бы не моя идея пробраться в лабораторию, никакого риска и в помине не было бы, - почти весело закончила свой небольшой монолог Скалли.

Все трое уставились на нее, словно не могли поверить в то, что она только что произнесла.

- Но это не так! – горячо возразил Фрохайк. – Уверен, он так не думает! Этот секретный комплекс очень сложная структура, к тому же нам все же удалось взять под контроль камеры. Никто не мог предполагать, что внутри существует дополнительная система охраны!

- Чем ты пригрозил Стрелкам, чтобы они согласились помочь тебе последовать за мной? – обратилась Скалли к Малдеру.

Со стороны могло показаться, что она не обратила на речь Фрохайка ни малейшего внимания, но так подумать мог лишь тот, кто не знал агента Скалли. Она лишь пыталась оградить Стрелков от нападок бывшего напарника, взяв всю ответственность на себя.

- Сказал, что хочу загладить перед тобой вину, - просто ответил Малдер.

На миг ее взгляд вроде как смягчился, словно она была тронута его честностью, но затем вновь вызывающе вздернула подбородок.

- Испугался, что мой отдел присвоит себе все заслуги? – сверкнув глазами, съязвила она.

Ох, как же он соскучился по их перепалкам! И она все еще злилась на него! И даже его неподдельное раскаяние не могло так просто разжалобить ее!

Но сейчас Малдера больше всего волновало то, что они оба были целы и невредимы. Они пережили необыкновенное приключение, как в старые добрые времена, и, что еще замечательнее, их будущее больше не казалось ему таким уж туманным.

- Диск с информацией и образцы вещества все еще у тебя, - улыбаясь одними глазами, в тон бывшей напарнице ответил Малдер.

Он услышал, как она фыркнула, но на этот раз от язвительных комментариев воздержалась. Стрелки молчали, уткнувшись в свою аппаратуру, старательно пряча глаза и улыбающиеся физиономии. Кажется, дела пошли на лад!

- Приехали, ребята, - объявил Джон с водительского сиденья и заглушил двигатель.

Все четверо вздрогнули и тут же завозились, развивая бурную деятельность. Скалли пробралась к Байерсу и выглянула в окно. Джон привез ее домой, вероятно, решив, что она здорово переволновалась и потому устала. Напряжение последних дней не могло не сказаться, слабость проявилась в самый неожиданный момент, и у Скалли едва не выступили слезы на глазах.

- Спасибо, парни, - прошептала она, чувствуя, как ломается от пережитых эмоций голос, и, ни на кого не оборачиваясь, поскорее открыла дверь фургона и выскользнула наружу.

Четверо мужчин молча наблюдали, как Скалли скрывается в темноте ночи.

- Но диск… - начал было Лэнгли, но не успел закончить фразу, как Малдер рванулся с места, выскочил из фургона и, не сказав ни слова, кинулся следом за Скалли.

- Не за что! – возмущенно крикнул в спину агенту Фрохайк.

- Выдвигаемся? – уточнил Джон, едва в окне квартиры Скалли вспыхнул свет.

- Пора бы и отдохнуть, - уставшим голосом согласился Фрохайк.

Байерс хмыкнул, повернул ключ зажигания и фургон, взвизгнув, рванул в ночь.

*****
Лишь захлопнув за собой входную дверь и повернув ключ в замке, Скалли смогла глубоко вдохнуть. Ноги дрожали, руки не слушались, а сердце колотилось так, что казалось, она только что пробежала многочасовой марафон.

«Все позади!», - попыталась успокоить она себя. И ведь все действительно было позади! А в качестве бонуса за пережитые волнения она получила необходимые улики, чтобы вытащить задницу Малдера из очередного дерьма…

«В один момент ты доказываешь всем, какой справедливой и крутой можешь быть, а в другой – в очередной раз остаешься в пустой квартире в полном одиночестве».

Дана на автомате зажгла свет и буквально через несколько секунд услышала звук отъезжающей машины.

От непролитых слез и нестерпимой жалости к самой себе в горле запершило так, что она закашлялась.

Черт бы побрал Малдера!

«А чего ты ждала от него?»

Этот вопрос Скалли ненавидела, считала глупым и переадресовывала барышням, стремящимся любыми путями поймать мужчину на крючок.

«Ты все сделала правильно!»

Но привычное заклинание почему-то больше не работало. Она еле-еле доплелась до ванной, открыла кран и плеснула в лицо прохладной водой. Дана посмотрела на себя в зеркало и поморщилась. Сверкающие глаза, взлохмаченные волосы, чуть приоткрытые влажные губы… Девушка в ожидании, не иначе.

«Какое же ты жалкое зрелище, Дана Кэтрин Скалли! Твой бывший напарник счел бы тебя интересным объектом для изучения!»

Стянув с себя одежду, она забралась в душ и включила воду. От резкого движения заныли ребра… И Дана вспомнила, как несколько недель назад боролась за собственную жизнь, как таяла в грозовую ночь в объятиях Малдера, который перед этим загнал ее в ловушку… Прежняя боль, ярость и обида на бывшего напарника нахлынули на нее так неожиданно, что она едва устояла на ногах.

Что мешало ей теперь поступить с Малдером так, как поступил с нею он? Загнать его в угол и заставить делать то, что хочет она, Дана Скалли?

Примерная католичка, привыкшая контролировать свои желания и не поддающаяся фантазиям… И Скалли, как воочию, увидела себя в клубе «Жара» в компании Дэна и Тома…

Ее темная сторона, которая однажды дала о себе знать, а потом на многие годы была заперта в глубинах подсознания, будто почувствовала слабину и потребовала немедленной свободы...

Как во сне она вновь услышала слова Мисси:

- Когда-нибудь ты вернешься к тому, чтобы снова ощутить нечто подобное.

Но что может быть опаснее, чем пойти на поводу у собственных желаний? Она, как представитель закона, знала, насколько губительны подобные порывы…

Но, боже, как же притягательны были эти мысли…

«Господи, что я делаю? Постоянно доказываю, на что способна? Вот только кому?»

Дана вздрогнула всем телом. Déjà vu.

Она боялась утонуть в собственных желаниях, которые, спустя годы, так внезапно вернулись к ней. Дана ощущала сухость во рту, она тяжело дышала, опустив голову, вновь и вновь пыталась воскресить в памяти образы Дэна и Тома… Калейдоскоп ярких картинок мелькал перед глазами, сливаясь в отчетливый мужской силуэт, подозрительно похожий на бывшего напарника.

*****
Малдер стоял у двери квартиры Скалли и, практически не дыша, вслушивался в то, что происходит внутри. Он вертел на пальце ключ и думал, стОит ли им воспользоваться или все-таки нужно вежливо постучать?

Он прислонился лбом к прохладной деревянной поверхности, чувствуя, что его самообладание на пределе. Она была там, и ему нестерпимо хотелось попасть к ней.

«И что ты ей скажешь? Что решил немного пройтись по округе, проветрить голову после всего произошедшего, а потом заглянуть на огонек к бывшей напарнице?»

Ответа он не находил. Малдер понимал, что наломал дров, но после того, как они провернули сегодня ночью опаснейшую операцию, ему показалось, что можно все прокрутить немного назад, до того момента, когда они встретились на берегу Потомака, и он осознанно начал мстить ей.

«А как же Диана?»

Ответа снова не было.

За дверью послышались легкие шаги, и Малдер представил, что за этой тонкой перегородкой сейчас находится Скалли - женщина, которая дважды перевернула его жизнь.

«К черту Диану! К черту всё!»

Скалли была нужна ему, и он был готов поставить что угодно на то, что и она нуждалась в нем. Какие бы ссоры и обиды сейчас ни стояли между ними, они всегда понимали друг друга с полуслова. Один взгляд, усмешка, неторопливый поворот головы… Так хорошо, как с ней, ему больше ни с кем не было.

Послышался звук льющейся воды, и Малдер тяжело вздохнул. Пора было рискнуть всем или убираться восвояси - теперь уже навсегда.

Он сжал пальцы в кулак, и ключ врезался в его ладонь.

*****

«Пойми меня правильно, Дана, в жизни иногда случаются вещи, о которых мы впоследствии жалеем. Вещи, которые влияют на всю нашу жизнь. Мне бы не хотелось, чтобы такое произошло и с тобой. Иногда мы совершаем необъяснимые поступки. Не очень разумные, зачастую просто сумасшедшие. Просто потому, что мы неосознанно хотим этого. Это как некая запретная свобода, о которой мы постоянно думаем и которую стремимся ощутить…»

Слова Мелиссы, которые она сказала после приключения Даны в «Жаре», отчетливо всплыли в памяти, будто и не было всех этих лет. Сестра всегда приходила ей на помощь, поддерживала даже после смерти.

Скалли полностью отдавала себе отчет в том, чего хочет, особенно после сегодняшних событий, но в том и дело, что ее желания были недосягаемы.

Прохладные струи хлестали по ее разгоряченному телу, не принося облегчения. Скалли уперлась ладонями в кафельную стену душевой, а затем повернула кран с холодной водой на всю мощность. Ей пришлось стиснуть зубы со всей силы, чтобы не закричать. Ледяной душ не успокоил ее сердце, но вернул способность здраво рассуждать.

Переодеваясь в привычную пижаму, Скалли сосредоточенно рассматривала свое отражение.

Опасная вылазка была позади, а доказательства, необходимые, чтобы она могла рассчитаться по всем долгам, лежали в ее гостиной. Чиновники из ОПЭ будут вынуждены отступить, Скалли была в этом уверена. Если она предоставит комиссии вещество, из-за которого погибло столько людей и которое являлось разработкой военных, то все обвинения против Малдера покажутся смехотворными и нелепыми, а дело Пола не посмеют закрыть!

«Ты будешь защищать его перед ОПЭ? - тут же спросила она себя. - Члены комиссии не поскупятся на откровенные вопросы…»

Даже облачившись в привычную пижаму, Скалли все еще дрожала. Зная, что не уснет этой ночью, она зашла в гостиную и замерла.

Предмет ее терзаний сидел в кресле, разглядывая диск, который она взяла в лаборатории комплекса.

*****
В скупом свете настенного бра его лицо казалось одновременно знакомым и таинственным. Она притворилась, будто не удивлена его появлению.

Малдер послал ей мрачный взгляд, поднялся и сам сделал шаг навстречу. Дана не шевельнулась, лишь упрямо сжала губы и привычно вскинула подбородок. Даже когда бывший напарник запустил пальцы в ее еще влажные после душа волосы, она не запротестовала. Его движения стали смелее, но Скалли сделала вид, будто ее это не волнует. Но разве это было возможно?

«Малдер живет на звездах, а я - на земле», - напомнила она себе.

Он наклонился и поцеловал ее почти грубо, сминая ее губы и парализуя волю. Это было невероятно волнующе, и Скалли, позабыв на мгновение обо всем, обняла его за шею, привстала на носочки и приоткрыла рот. Она прижалась к нему и потерлась о его бедра своими, в ответ Малдер стиснул ее попку. Скалли начала терять связь с реальностью и просто-таки заставила себя отстраниться от него. Она сделала это так неожиданно, что закружилась голова, и Дана чуть не упала. Малдер, конечно, все заметил.

Она тряхнула волосами, и очарование момента было мгновенно потеряно.

- Не старайся, я ничего не чувствую, - попыталась выкрутиться она.

- А я чувствую горячее, податливое маленькое тело, - заявил он и сжал ее бедро. Его тихий хриплый голос царапал ее кожу, словно наждачная бумага.

В животе вспыхнул фонтан искр, и Дана облизнула губы, ощутив вкус Малдера.

- Мне неинтересно, что будет дальше. Не обижайся.

Он долго смотрел прямо ей в глаза. Медленно провел тыльной стороной ладони по ее груди.

- Не обижусь.

И, дождавшись, пока она вздрогнет, наградил ее довольно дерзкой улыбкой и вернулся в кресло.

Ее сердце сделало невероятный кульбит и куда-то упало, разлетевшись вдребезги, безумная мешанина эмоций: досада, тоска, гнев - нахлынула на нее.

Скалли чувствовала себя будто с похмелья, словно по-настоящему надралась накануне. Бывший напарник пытался изменить правила игры, но он не имел права злиться только потому, что она не собиралась ползать перед ним на коленях, умолять переспать с ней, обожать его и покоряться его воле.

Ничего, он еще не знает, с кем связался!

Она сделала вид, что взяла себя в руки, села на диван и подобрала под себя ноги.

- Надеюсь, теперь ты уйдешь?

Его взгляд переместился на дверь в ее спальню.

- Определенно нет.

Малдер небрежно перекинул диск на журнальный столик. Его бесцеремонность и раздражала ее, и возбуждала. И с этим она уже ничего не могла поделать.

- Будет лучше, если ты спрячешь его как следует, - наконец проговорил он.

- Будет лучше, если ты продолжишь меня игнорировать, как все последнее время. А еще лучше, поезжай домой, - парировала она.

Она невольно приняла тон обиженной подружки, и от осознания собственного унижения у нее свело скулы.

- Нет, - просто сказал он.

Не будь за окном глубокая ночь, не переживи они несколько часов назад опасную вылазку на секретную базу, не действуй ей на нервы так нестерпимо все, что было связано с давними воспоминаниями и желаниями настоящего, и - о, черт! - не скучай она по нему так сильно, наверное, смогла бы лучше скрыть свое раздражение и обиду.

- Ты игнорировал меня все прошедшие недели, а теперь, среди ночи, вдруг решил объявиться. Только не говори, что это связано с сегодняшними событиями!

- Я знал, что, если оставить тебя ненадолго в покое, то ты сразу поймешь, как я тебе нужен, - под стать ей ответил он и тут же добавил примиряющим тоном, глядя на нее зеленовато-карими глазами: - По-моему, с тебя хватит на сегодня.

Скалли отвела взгляд от его лица.

- С нас обоих хватит. К счастью, все позади.

- Вот и прекрасно! – и тут же вкрадчиво добавил: - Я позволю тебе вернуться к делу Пола.

Дана резко повернулась к нему и фыркнула, не сдержавшись.

- Или опять будешь упрямиться? Твое обычное состояние... - расплылся в иронической улыбке Малдер, но глаза выдали его. Он смотрел на нее мягко, с нежностью.

Когда Скалли вдруг поняла, что Малдер, похоже, тоже скучал по ней, ее тело начало плавиться само собой. Чтобы побороть собственную слабость, она поспешно вскочила с дивана, схватила диск и ожесточенно запихнула в комод.

- Я не собираюсь пикироваться с тобой, уходи, - сдержанно попросила она, повернувшись к нему спиной.

Она слышала, как он вздохнул, как скрипнуло под его весом кресло.

- Не хочу сказать, что ты эгоистка, Скалли, но считаю, что иногда тебе следует подумать и о других людях. Например, о твоих подчиненных, о ФБР, наконец. Твое нежелание сотрудничать с КСО может навредить нашему общему делу, - поддел он ее.

- У руля КСО сейчас одна известная мне заносчивая и самоуверенная, но чертовски умная личность, которая и сама отлично справится, - хмыкнула она, рассматривая отражение Малдера в оконном стекле.

- Заносчивая и самоуверенная личность, при всем ее уме, не справится без тебя, - помолчав, ответил он.

Дана потрясенно застыла, не веря в то, что только что услышала. Она медленно повернулась к Малдеру и окинула его долгим взглядом. Он сидел в ее маленьком кресле, вытянув свои длинные ноги и скрестив их в лодыжках. Лицо его было мрачнее тучи.

Несколько недель назад после этих слов бывшего напарника Скалли могла бы уже праздновать победу. Но не теперь, когда Малдер сидел в ее квартире с потухшим взглядом. Не этого она хотела.

- Не подлизывайся… - пожурила она, пытаясь перевести все в шутку, но Малдер явно был настроен на серьезный разговор. К которому она не была уверена, что готова.

- Я просто откровенен, - спокойно резюмировал он.

- А как же твоя репутация одинокого волка, или правильнее сказать, лиса, которую ты вновь восстановил, работая в КСО? – улыбаясь, спросила Дана.

- Людям нужны легенды, Скалли, - поучительным тоном заметил он.

Ей сразу стало легче дышать. Она вернулась на диван и с любопытством посмотрела на Малдера.

- Так что же ты предлагаешь?

- Для начала нам нужно кое-что обсудить. Тема номер один в нашей повестке: Даллас, твой уход из «Секретных материалов» и желание снова выгородить меня.

Ей не понравилось начало, и она решила потянуть время.

- Это было нелегко… - сглотнула она, и откинулась на спинку дивана.

Малдер же спокойно ждал, глядя на нее. Его неистощимое обаяние производило на людей почти фантастическое воздействие, но сейчас перед ней сидел спокойный и рассудительный человек, который всегда оказывался быстрее, умнее и выносливее остальных, особенно, если был решительно настроен у этих самых остальных что-то узнать. Ей стоило бы предвидеть, что так будет, и подготовиться к допросу.

- Прости, – прошептала она. Отпираться дальше не было смысла.

- О, мы оба знаем, что ты куда красноречивее, чем кажешься сейчас! – грустно улыбнулся он.

- Как давно ты понял?

- Меньше суток назад, когда ты затеяла операцию по вторжению на ту базу. Все выглядело настолько нехарактерным для тебя, что мне пришлось хорошенько подумать над всем, что произошло с того момента, когда нам удалось выбраться из Антарктиды.

Скалли невольно напряглась, вспоминая разговор со Скиннером буквально за несколько минут до того, как ее показания должна была заслушать комиссия по главе с Джанной Кэсседи. Это было не самое приятное воспоминание в ее жизни. И не самый лучший поступок.

Тогда она была уверена, что поступает правильно, хотя со стороны это походило на предательство – и именно так Малдер и решил.

Дана хорошо помнила, что после ее ухода из отдела она ничего не захотела объяснять, поэтому он устроил скандал и велел не попадаться ему на глаза.

Поймет ли он ее сейчас?

В любом случае она должна сказать ему правду. И то, что сейчас он сидел рядом с ней и откровенно признавал, что она нужна ему, придавало Скалли смелости и уверенности.

- Я должна была сделать так, чтобы тебя оставили в ФБР, потому что знала, что рано или поздно ты оправишься от удара, - и добавила: - Ты имел полное право злиться на меня.

Их глаза встретились, и она смутно отметила, что сейчас они у него темные, как ночное море. Дана отметила, что он не удивлен ее признанию.

- Это работа Скиннера, не так ли? Что он пообещал тебе? – спросил он.

- Малдер, в тот момент это был лучший выход из сложившейся ситуации. В том случае, если бы ты согласился с принятыми комиссией выводами, работа в ФБР не закончилась бы для тебя увольнением. Так и произошло, ты вернулся в КСО, и у тебя оставался шанс когда-нибудь вновь вернуть себе «Секретные материалы».

Он долго молчал, и Скалли почти потеряла надежду, что он поймет и простит ее. Лицо Малдера оставалось совершенно бесстрастным. И вид у него был совсем не страдающий.

- Но почему ты ничего не рассказала мне, Скалли?

Вопрос был вполне резонным, и она даже удивилась своему спокойствию.

- Разве тогда ты не попробовал бы меня остановить? Не свел бы все мои усилия на нет? Те, кто закрыли «Секретные материалы», ждали малейшего повода, чтобы избавиться от тебя раз и навсегда.

Его ответное молчание было красноречивее любых слов.

И тут на нее снизошло озарение.

Скалли поняла, что, действуя тогда в одиночку, за спиной у напарника, она совершила непростительную ошибку. Потому что преодолевать трудности им удавалось, лишь когда они действовали сообща, как единое целое, поддерживая и ободряя друг друга.

Просто для того, чтобы держать людей на расстоянии, она пользовалась своим самоконтролем и желанием решать все единолично, а он – неиссякаемой иронией вкупе с язвительностью. Оба средства были одинаково эффективны.

После истории с Далласом Малдер стал себе видеть в ней женщину, на которую нельзя положиться. Но из них двоих сам оказался ненадежным. Не готовым поставить на кон свое сердце. Какая простая истина!

Его глаза чуть сузились, и Скалли поняла, что вот-вот он выдаст очередной малдеризм. И он не заставил себя ждать.

- Дорогой Дневник! Сегодня праздник моего сердца: агент Скалли, наконец, призналась во всем!

- Малдер, заткнись, - не выдержала она, закатывая глаза.

Приложив к груди руку, Малдер продолжил дурачиться:

- Дорогой Дневник! Агент Скалли действительно сказала это... – Малдер усмехнулся. - Пожалуй, следует усложнить задачу, - посерьезнел он и посмотрел на нее так, словно ожидал, что она вот-вот спасует.

Сердце Скалли пропустило удар.

- Чего ты еще от меня хочешь? - прошептала она.

- Хочу, чтобы на деле ты была такой же стойкой, какой притворяешься. Есть еще один не менее важный вопрос, на который я хочу услышать ответ.

Он сжал губы, но когда заговорил снова, в его голосе послышалась неприкрытая нежность:

- В лабораторию ты тоже отправилась ради моего блага?

Она занервничала, услышав эту нежность, зная, что бессильна перед ней.

- Не все в этом мире происходит из-за тебя, Малдер, - напомнила она ему, отводя взгляд.

Но Скалли сознавала, что это лишь попытка отсрочить неизбежное, и, так или иначе, но придется сделать этот пугающий прыжок в пропасть.

- Скалли… - выдохнул он, срываясь с места и опускаясь перед ней на колени. – Я вовсе не упрекаю тебя – видит Бог, после всего того, что ты для меня сделала, я не имею на это никакого права. Я просто не мог позволить тебе снова рисковать собой, потому и заставил Стрелков все рассказать, я должен был прикрыть тебя или защитить в случае опасности, да что угодно, лишь бы знать, что тебе ничего не угрожает! Ты – самое слабое место в моей броне. И так было всегда. Ты попробуешь простить меня за все, что я наворотил?

Малдер втянул в легкие побольше воздуха, чтобы немного унять эмоциональный шторм, и продолжил:

- Ты надежный человек, Скалли. Ты всегда стояла на страже моих интересов, даже в ущерб своим собственным. Твоя преданность не знает границ - сейчас я понимаю это ясно, как никогда.

Он поднялся и протянул руки в ожидании ее решения.

Скалли заколебалась. Готова ли она забыть обо всех прошлых обидах и начать все с чистого листа? Ее сердце настойчиво требовало от нее сделать этот шаг, тогда как разум напоминал, как много боли он ей причинил, как сильно заставил страдать. Но разве не сама она положила начало этому мстительному противостоянию? Разве не оставила его, пусть даже и не по своей воле, когда он так сильно в ней нуждался? И сейчас он нашел в себе достаточно сил, чтобы показать ей свою уязвимость, признавая, как сильно она ему нужна, и искренне прося у нее прощения. Так неужели же у нее не хватит смелости ответить ему тем же?

В кои-то веки они должны были быть открытыми и честными друг перед другом, стараясь услышать и понять не только себя, но и другого, если хотели смело смотреть в будущее, что бы оно ни сулило, и не оглядываться больше на прошлое. Ведь существовала только одна непреложная истина, которую они оба знали наверняка: им не справиться друг без друга. Она нужна ему, он – ей. Они - две половины одного целого.

Наконец решившись, Дана медленно поднялась и вложила свои ладони в его. Вздохнув с облегчением, Малдер притянул ее к себе, и Скалли прижалась щекой к его груди.
__________________
Время пришло...
Айра вне форума   Ответить с цитированием