Показать сообщение отдельно
Старый 25.05.2018, 11:43   #64
MrsSpooky
посвященный
 
Аватар для MrsSpooky
 
Регистрация: 25.02.2009
Адрес: Saint Petersburg - the сity on the Neva river
Сообщений: 1,418
По умолчанию

***
Глава 4
Март 1864 года
В окрестностях Фредериксберга, Вирджиния

Вместо того чтобы оседлать лошадей, на которых они приехали и которых все еще чистили и поили, Малдер, Скалли и Джеймс берут трех свежих коней и галопом скачут на юг в сторону Фредериксберга. По дороге они не разговаривают, но Малдер время от времени замечает направленные на него обеспокоенные взгляды Скалли, все всякого сомнения боявшейся того, что он сделает что-нибудь необдуманное и глупое, и ей придется вмешаться.

«Не беспокойся, Скалли, - хочется ему сказать. – Я не заставлю тебя рисковать своей жизнью, чтобы устранить последствия моей глупости». Если бы она осталась в доме, все было бы по-другому, и он не стал бы вести себя столь осторожно; теперь же он твердо намерен сделать так, чтобы все они вышли из этой переделки живыми. Скалли не может вечно рисковать собой ради него, а Джеймс, которому семья Малдера уже должна больше, чем когда-либо сумеет отплатить, вовсе не обязан расплачиваться за доброту одной маленькой девочки своей жизнью.

Они по возможности держатся неосновных дорог, избегая встречи с другими путниками, делая большой крюк вокруг Фредериксберга и направляясь от него на запад. Когда они достигают Майн Роуд, то впервые поворачивают на восток, после того как Малдер сверяется с едва различимой в лунном свете картой.

- Нам туда, - говорит он им. – Сразу за перекрестком с Лансдаун Роуд, не доезжая до ручья. – Его спутники молча кивают и замедляются, проехав Лансдаун, осматривая подлесок с левой стороны в поисках съезда с дороги. Когда журчание ручья нарушает тишину весенней ночи, Малдера охватывает тревога. Они что, пропустили съезд? Или Спендер как-то умудрился его замаскировать?

- Вон там! – шепчет Скалли, указывая в нужном направлении, и они останавливают коней. И вправду, слева от них в кустарнике есть небольшой проход, недостаточно широкий для того, чтобы сквозь него прошла повозка. Через него и одному всаднику проехать-то можно не без труда. Если бы они специально не искали его, то никогда бы не нашли.

- Нельзя брать лошадей, - бормочет Джеймс. – Шум ручья скроет наши шаги, если мы будет ступать тихо, но не стук копыт.

- Мы можем привязать их через дорогу, под деревьями, - предлагает Скалли, спрыгивая с коня. – Сейчас достаточно темно, так что никакой случайный путник их не заметит.

Джеймс тоже спешивается и следует за ней.

- Мне это не нравится, - возражает Малдер. – Нам будет трудно быстро ускакать, если оставить лошадей здесь.

- Знаю, - соглашается Скалли, - но Джеймс прав. Лошади и так не слишком-то тихо ступают, а если их еще и что-то спугнет, они нас выдадут.

Они оба правы, и Малдеру это отлично известно, но симпатии эта идея у него все равно не вызывает. Он не знает, в каком состоянии Саманта, ранена ли она и сможет ли бежать, или же ему или Джеймсу придется ее нести, и любое расстояние между ними и их средством передвижения лишь еще больше все усложняет. Все же он спешивается и следует за Джеймсом и Скалли, и вскоре их лошади уже привязаны за поводья к низко свисающей ветке, вне зоны видимости с дороги.

По мере их медленного продвижения по тропе вдаль от главной дороги Малдер особо остро ощущает каждую ломавшуюся под его сапогами ветку. Скалли и Джеймс, следовавшие за ним по пятам, двигаются в почти полной тишине, тогда как сам он каким-то образом умудряется издавать максимум звука, несмотря на все свои усилия этого избежать. Видимо, удача все же на их стороне, потому что они никого не встречают по пути, а шум бегущего рядом с тропой ручья скрывает его шаги.

Через пару минут Малдер замечает проблеск света менее чем в пятидесяти метрах впереди. Он жестом показывает остальным пригнуться и осторожно уводит их с тропы в кусты, ближе к ручью. Еще через двадцать метров он различает сквозь деревья край поляны, а в десяти метрах позади – дом (скорее, хижину, в лучшем случае маленький коттедж, если уж проявить снисходительность). Малдер замирает на краю поляны, укрытый от тех, кто мог выглянуть в окна хижины, густыми кустами черники.

Они некоторое время хранят молчание, внимательно изучая объект. Между ним и краем поляны почти нет открытого пространства – от ближайшего к хижине дерева до стены меньше полутора метров голой лесной почвы – так что им не придется беспокоиться о долгой вылазке без всякого укрытия, за что Малдер невероятно благодарен случаю.

В выходящем на поляну окне мелькает чья-то тень. Малдер не узнает мужчину, на миг выглянувшего наружу и затем двинувшегося дальше, и поворачивается за разъяснениями к Джеймсу.

- Это был Алекс? – спрашивает он. – В окне, прямо сейчас?

Джеймс кивает, и Малдер достает пистолет, готовясь к атаке.

- Идем, - шепчет он… но прежде чем у него появляется возможность сорваться с места, Скалли и Джеймс останавливают его, хватая за обе руки.

- Ты спятил, Малдер? – шипит ему на ухо Скалли. – Мы понятия не имеем, сколько там людей, и там ли вообще твоя сестра!

- Она права, - соглашается с ней Джеймс. – Давайте повременим и сначала посмотрим, что удастся выяснить, а потом составим план, который не включает вас, врывающегося туда и размахивающего оружием, словно безумец.

Малдер вынужден признать, что в их словах есть смысл, так что как бы ему это ни претило, он остается на месте, наблюдая за любыми движениями внутри хижины.

Как оказывается, наблюдать-то особо и не за чем: несколько раз мимо окна прогуливается Алекс Крайчек, и однажды Малдер замечает Чарльза Спендера, курящего свою неизменную сигару и иногда жестикулирующего ею, зажатой кончиками пальцев, в споре с Крайчеком. Однако они слишком далеко, чтобы можно было различить слова.

- Надо подойти ближе, - бормочет он. – Нужно увидеть, что происходит внутри.

Скалли бесшумно подается вперед на коленях.

- Позволь мне, - шепчет она. – Я самая маленькая и легкая и могу передвигаться тише вас обоих. – Малдер уже открывает рот, чтобы возразить, но резко захлопывает его при виде ее взгляда. И опять же, она права. Осторожно доставая винтовку, она держит ее наизготовку и поднимается на корточки. – Я сделаю круг вокруг хижины, ближе к стене, - сообщает она им. – А вы оставайтесь здесь.

Как и обещала, Скалли быстро и бесшумно преодолевает расстояние между кромкой леса и хижиной, прижимаясь к обшитой досками стене прямо под окном. Малдер, который с замиранием сердца следит за ее передвижениями, вздыхает с облегчением. Пока она остается у стены, ни Крайчек, ни Спендер не увидят ее, если только не откроют окно и не высунутся наружу.

Скалли начинает обходить хижину, останавливаясь каждые пару метров и прижимаясь ухом к стене в попытке услышать разговоры внутри. Вскоре она исчезает за углом, вызывая у Малдера новый приступ беспокойства. Он начинает считать про себя, прикидывая, когда ему следует ожидать Скалли с другого края дома, если она избежит обнаружения и не напорется на охранников, которых Спендер мог там поставить.

Он доходит до семидесяти девяти, когда понимает, что больше не в силах ждать. Поднимаясь с колен на корточки, он достает пистолет и готовится броситься к хижине, чтобы обойти ее с другой стороны и встретиться со Скалли.

В последнюю секунду Джеймс разгадывает его намерения и снова удерживает его.

- Погодите, - шипит он. – Просто погодите. Дайте ей еще минуту. Мы бы что-нибудь услышали, если бы ее заметили и схватили.

Малдер неохотно подчиняется, но не опускает оружие.

Меньше тридцати секунд спустя Скалли показывается из-за угла. Она на мгновение замирает под окном, а потом несется прочь по поляне. Аккуратно вклинившись между Джеймсом и Малдером, она снова припадает к земле.

- На противоположной стене в досках есть зазор, - говорит она ему. – Недостаточно широкий, чтобы кто-нибудь увидел меня, но и мне не удалось рассмотреть всю хижину. Там только одна комната, никаких перегородок. – Она кивает на угол, который только что обошла. – Саманта там, Малдер. Саманта, Алекс, Спендер и все, если только кто-нибудь не стоял у стены с зазором, вне поля моего зрения.

- Саманта в порядке? – спрашивает Малдер.

- Я не смогла ее толком рассмотреть, но думаю, да, - отвечает Скалли. – Она лежит на койке в углу.

- Ты расслышала, о чем они говорили? – шепчет Малдер, но Скалли качает головой.

- Не особо, - столь же тихо отзывается она, - но похоже, что они спорили.

Малдер закусывает губу, обдумывая ситуацию. Если в хижине действительно только Спендер и Крайчек, то счет в их со Скалли и Джеймсом пользу. Но как им лучше туда проникнуть?

- С какой стороны дверь? – спрашивает он, и она подбородком указывает вправо, на ту стену, из-за которой только что вышла.

- Слегка приоткрыта, - говорит она.

- Так, значит, нас трое, а их двое, - подводит итог Малдер. Скалли мгновенно понимает, что он имеет в виду, и качает головой.

- Если мы ворвемся через дверь, и у одного из них будет время отреагировать на наше появление, они могут причинить вред Саманте, - замечает она.

- Что если нам выманить их наружу? – предлагает Джеймс. – И тогда попробовать обезвредить?

- Я могу спрятаться за деревьями со стороны двери, - вызывается Скалли, - и застрелить их, когда они будут выходить, чтобы не целиться по дому и не рисковать Самантой.

Малдер обдумывает ее слова; предложение Скалли не лишено смысла, к тому же так она будет находиться под прикрытием деревьев, по крайней мере поначалу. В итоге он согласно кивает.

- Хорошо. Я подберусь ближе к двери, но вне зоны видимости. Вы двое спрячетесь у угла хижины. Я создам какой-нибудь шум – буду хрустеть ветками или кустарником - а ты, Скалли, выстрелишь в них, как только они выйдут. Джеймс, ты выстрелишь следом. Если только один из них выйдет, поможешь мне прорваться через дверь.

- А что насчет меня? – спрашивает Скалли. Несмотря на слабый свет, выражение ее лица красноречиво свидетельствует о том, что она прекрасно понимает, почему ему так нравится план.

- Ты перезарядишь и последуешь за нами, - отвечает он. Скалли прищуривается, но согласно кивает. – Тогда выдвигаемся, - добавляет Малдер, и они тихо идут сквозь лес, держась под укрытием деревьев, пока не достигают угла хижины и слегка приоткрытой двери. Скалли высматривает подходящую ветку, на которую можно опустить ствол ружья для большей устойчивости, и внезапно у Малдера возникает такое ощущение, что они снова оказались в полку и готовятся к очередной битве с врагом, не будучи уверенными в успехе, но отчаянно надеющимися на благополучный исход.

Он импульсивно протягивает руку и дотрагивается до ее щеки. Она подпрыгивает от неожиданности и разворачивается к нему лицом. Они ничего не говорят, но в тусклом свете ламп, льющемся из окон хижины он видит, что она чувствует то же самое. Слегка наклонив голову набок, она на миг касается губами кончиков его пальцев и вновь сосредотачивается на стоящей перед ней задаче. Джеймс, внимательно наблюдавший за этой сценой, закатывает глаза, и Малдер застенчиво улыбается ему. Он разворачивается, чтобы отойти в сторону, так что когда – если – Спендер и Крайчек выйдут наружу, не оказаться на линии огня.

Но прежде чем он делает хотя бы один шаг, тишину ночи разрезает внезапный крик.

- Маленькая СТЕРВА! – орет незнакомый голос, принадлежащий, как Малдер понимает, Крайчеку.

- Хватай ее, идиот! – вторит ему Спендер. Мгновение спустя дверь хижины распахивается, и Саманта со связанными впереди руками выбегает наружу – несколько неуклюжая из-за невозможности пользоваться руками для баланса, но все же невредимая. Сердце Малдера радостно подпрыгивает, но тут следом за ней из хижины выскакивает Крайчек – очевидно прихрамывающий, но все равно легко ее нагоняющий. Малдер делает шаг в сторону поляны, намереваясь вырубить Крайчека прежде, чем тот нагонит Саманту, и как следует отделать его, когда вдруг…

БАХ.

Крайчек падает где-то в полуметре от Саманты, и стоящая рядом с Малдером Скалли начинает спешно перезаряжать ружье. Малдер подбегает к Саманте, которая замирает на месте и смотрит с полнейшим недоумением на упавшего Крайчека. Ее удивление лишь усиливается, когда она замечает бегущего к ней старшего брата. Он достигает ее как раз в тот момент, когда из хижины появляется Спендер.

Будь Спендер вооружен, они оказались бы в крайне незавидном положении… но, если не считать неизменной сигары, его руки пусты. Он оглядывает развернувшуюся перед ним сцену: задыхавшегося Крайчека, лежащего на земле и державшегося за грудь, и Малдера с поднятым пистолетом, стоявшего между ним и Самантой.

Еще одна пуля со свистом пролетает рядом с головой Спендера, и, резко развернувшись, он видит бегущих к нему с задней стороны дома Скалли и Джеймса. Похоже, прикинув количество направленного на него оружия, он разворачивается и ныряет в лес прежде, чем Малдер даже успевает прицелиться. Малдер стреляет ему вслед, но промахивается, и Спендер исчезает в темноте за деревьями. Несколько секунд спустя до них доносится стук копыт, постепенно замирающий вдали.

В наступившей тишине все четверо смотрят друг на друга в полнейшем потрясении. Саманта переводит взгляд с Малдера на Скалли, потом на Джеймса и снова останавливает его на брате.

- Фокс? – Она касается все еще связанными руками его груди, словно чтобы убедиться, что он и вправду здесь. – Что ты тут делаешь?

- Мы пришли за тобой, - отвечает он. – Хотя, судя по всему, ты неплохо справлялась и без нас. – Он стряхивает с себя вызванное потрясением оцепенение, вытаскивает из-за пояса нож и, перерезав веревки на запястьях Саманты, потирает покрасневшую раздраженную кожу под ними. – Как ты выбралась?

Она по какой-то причине усмехается Скалли.

- Так же, как Дана попала в армию, - отвечает она. – Некоторые мужчины вечно недооценивают женщин. Я притворилась, что нарыдалась и заснула после того, как они швырнули меня на ту койку. Я подождала, пока они отвлекутся на споры… и так как они оказались слишком тупыми, чтобы связать мне ноги, когда Алекс подошел достаточно близко, я сделала ему подножку и побежала.

При упоминании Крайчека они все переводят взгляды на теперь уже замершее тело на земле в нескольких метрах от них. Скалли осторожно приближается и склоняется над ним, поднося ладонь к его рту, чтобы проверить, дышит ли он, а потом прижимает два пальца к шее в поисках пульса. В следующее мгновение она выпрямляется и качает головой.

- Мертв, - сообщает она. – Что нам с ним делать?

Малдер разворачивается к Джеймсу и Саманте.

- У него есть семья? – спрашивает он. – Нам надо по крайней мере дать им знать. Кем бы он ни был, но у него могла остаться семья – жена и ребенок, зависящие от него.

- Я ничего о нем не знаю, - отвечает Саманта. – Папе, возможно, известно больше… то есть если он… - Она вдруг замолкает, очевидно вспомнив об обстоятельствах своего похищения, и по выражению ее лица Малдер понимает, что из-за стресса и волнения, вызванных побегом и его попыткой освободить ее, она на мгновение позабыла о том, что тогда произошло. – Фокс, - продолжает она дрожащим голосом, - папа…

- Он был в порядке, когда мы уезжали, - заверяет ее Малдер, обняв рукой ее дрожащие плечи. – Мы привезли ему хирурга из лагеря – того самого, что спас жизнь Скалли.

- Дважды, - вставляет та. – Он превосходный врач, Саманта, уверяю вас. Ваш отец в надежных руках.

Сэм делает глубокий вдох и кивает, после чего закрывает глаза и облокачивается на Малдера. Поняв, что она, должно быть, изнурена всем случившимся, он бросает последний взгляд на Крайчека и говорит:

- У нас нет времени его хоронить, и мы не можем взять его тело с собой – это привлечет нежелательное внимание, и я понятия не имею, что с ним делать, когда мы туда доберемся. Я пошлю в военный штаб конфедератов сообщение о том, что он пал в бою. Таким образом, если у него есть семья, они по крайней мере узнают, что он не вернется к ним.

Остальные согласно кивают, одобряя его план.

- Надо уходить, - замечает Скалли. – Мы не знаем, вернется ли Спендер с подкреплением.

- Сомневаюсь в этом, - лаконично отвечает Саманта. – Они с Алексом спорили из-за того, что делать со мной. Кроме Дианы почти никто в их маленьком кружке не одобрит того, что сегодня сделал мистер Спендер – выстрелил в папу и похитил меня. Остальные решат, что он слишком далеко зашел.

- Это может сделать его еще более отчаянным, - вслух принимается размышлять Джеймс. – В попытке вернуть вас, мисс Саманта, и использовать, как рычаг давления. Я не знаю наверняка, что ваш отец отказался делать, но Спендер, вероятно, думает, что если вновь заполучит вас, то сможет использовать в попытке заставить мистера Малдера подчиниться… или вас, мастер Фокс, если ваш отец заартачится.

Малдер обдумывает его слова.

- Тогда мы не можем отвезти тебя домой, - тихо замечает он и добавляет, увидев потрясенное выражение лица Саманты. – Пока Спендер на свободе, ты не можешь чувствовать себя в безопасности. Ситуация слишком рискованная, учитывая, что отец ранен и не в силах защитить тебя, а я вскоре уеду.

- Но куда я поеду? – спрашивает она.

- Что если нам отправить ее к моей семье? – осторожно предлагает Скалли. – В Пенсильванию? Она могла бы остаться с моей матерью до тех пор, пока не будет безопасно вернуться домой.

- Твоя мать не будет против? – уточняет Малдер.

- Уверена, что нет, - убежденно подтверждает Скалли. – И Мелисса все еще дома с ней. Она окажется в отличной компании. – Она разворачивается к Саманте. – Как вы на это смотрите, Сэм? На то, чтобы пожить с моей матерью и сестрой в Вест Честере? У нас далеко не столь роскошно, как в вашем доме в Вирджинии, но с ними вы будет в безопасности столько, сколько потребуется… и что-то подсказывает мне, что вы с моей сестрой легко найдете общий язык.

Сэм закусывает губу.

- Я… я согласна, - говорит она. – Если мне и вправду пока нельзя возвращаться домой.

- Думаю, лучше перестраховаться, - замечает Малдер. – Если Спендер достаточно решительно настроен, чтобы выстрелить в человека, с которым дружил десятилетия, то ничто не помешает ему снова попробовать похитить тебя.

- Но как мы переправим ее туда? – спрашивает Скалли. – Я не могу поехать домой по очевидным причинам и слабо верю в то, что Скиннер отпустит тебя на такой длительный срок – только не в конце марта, когда в любой момент могут снова начаться боевые действия.

- Думаю, - с нечитаемым выражением на лице встревает в разговор Джеймс, - что я мог бы помочь с этим. – Все трое поворачиваются к нему с удивлением на лицах. – Но вначале нам надо убраться отсюда. Давайте вернемся к лошадям, и я все объясню по дороге.

Как бы Малдеру ни хотелось вытянуть из него информацию на месте, он понимает, что Джеймс прав, и они все вместе направляются по узкой тропе к дороге. Их лошади, к счастью, стоят там же, где они их и оставили, и вскоре они уже скачут в направлении Калпепера. Саманта едет вместе с Малдером, сидя в седле впереди него.

Когда между ними и поворотом к хижине Спендера оказывается пять миль, они замедляют коней до легкой рыси, и Малдер поворачивается к Джеймсу.

- Ладно, объясни мне, как нам переправить Сэм в Вест Честер, - просит он. – И потом объясни, почему ты единственный, кто это знает.

- У меня есть… друзья, - нерешительно начинает Джеймс. – Друзья, которым я доверяю и которые могут переправить мисс Саманту в безопасное место. Я не уверен, как много я могу сказать, чтобы не подвергнуть их опасности.

- Да брось, Джеймс, ты же знаешь, что я бы освободил тебя или платил бы тебе приличную зарплату по твоему усмотрению уже много лет назад, если бы это было в моей власти. Я – не мой отец. Я не стану наказывать или выдавать тебя. Кто твои друзья, и откуда нам знать, что им можно доверять?

И все же Джеймс по-прежнему колеблется.

- Я защищаю не только собственную шкуру, мастер Фокс, - отвечает он. – Я должен думать и о других людях.

- И я обещаю, что что бы ты мне ни сказал, дальше меня и Скалли это не пойдет, - заверяет его Малдер. – Но я не могу оставить свою сестру в компании неизвестно с кем.

- Я… - Джеймс все еще не торопится продолжать, и Малдер понимает, что никакие уверения не развеют его страхи. Но чем больше он над этим думает, тем сильнее становятся его подозрениями насчет того, что скрывает Джеймс.

- Я всегда задавался вопросом, - тихо начинает Малдер, - почему ты никогда не пытался сбежать, Джеймс. Нас иногда месяцами не было на плантации. Отец всегда писал, предупреждая тебя, когда семья туда вернется. Если бы ты захотел пуститься в бега, то у тебя было бы огромное преимущество по времени. Ты бы мог оказаться в Канаде к тому моменту, когда мы обнаружили бы твое исчезновение.

- Я знаю, - отвечает Джеймс. – Но как я уже сказал… я беспокоюсь не только за себя.

Он некоторое время хранит молчание, задумчиво всматриваясь в темноту и простирающуюся перед ними дорогу.

- Джеймс, - вздыхает Малдер, - я обещаю, что если ты скажешь мне, что прятал сбежавших рабов на плантации, пока нас там не было, а наш дом был остановкой на подземной железной дороге Гарриет Табмен [прим. пер. - википедия] и никто об этом не знал… - Он качает головой, усмехаясь. – Сложно представить, что обрадовало бы меня сильнее, Джеймс. Я серьезно.

Джеймс смущенно улыбается.

- Я примерно так и полагал, - признается он. – Но, как я уже сказал, мне приходится думать не только о себе. Излишняя осторожность не повредит.

Саманта, несмотря на ее изможденность, чрезвычайно обрадована услышанным.

- Это правда, Джеймс? – спрашивает она. – Ты и вправду помогал беглым рабам?

- Очень долгое время, мисс Саманта, - подтверждает он. – С тех пор, как вы только начали ходить. Если я скажу этим людям, куда вас доставить, они все для этого сделают.

- Поезжай с ней, Джеймс, - вдруг предлагает Малдер. – Ты сделал достаточно. Больше, чем достаточно. – Джеймс явно колеблется. – Пожалуйста, Джеймс. Спендер видел тебя там, у хижины. Он знает, что ты в него стрелял. Ты тоже можешь оказаться в опасности.

- Полагаю, что так, - со вздохом признает Джеймс. – Ладно, мисс Сэм, я поеду с вами, чтобы убедиться, что вы без проблем доберетесь до семьи мисс Скалли. – Он переводит взгляд на Малдер, вопросительно приподнимая бровь. – А потом что мне делать?

- Это уже тебе решать, Джеймс, - отвечает тот. Джеймс медленно обдумывает его слова, по-прежнему всматриваясь в дорогу, и Малдер спрашивает себя, каково это – чувствовать себя ответственным за то, какое направление примет твоя жизнь, когда тебе с самого рождения указывали, что нужно делать. Он помнит ощущение свободы, испытанное им в день отъезда с плантации, прочь от ожиданий отца. Скалли рассказывала, каково ей было сбежать от планов родителей касательно ее. Насколько более ошеломительным должно быть это внезапное ощущение свободы для Джеймса, который никогда ничего не мог за себя решать?

Малдер размышляет над тем, что Джеймс отказался от собственной свободы, чтобы помочь другим получить ее, сидя на этой пустой плантации так соблазнительно близко от границы, где его ждала долгожданная свобода… и не воспользовался представленными ему шансами, чтобы другие могли воспользоваться ими вместо него.

Он удивленно качает головой. Джеймс обладает храбростью, которую Малдеру никогда не постичь.

Они добираются до Калпепера, но в десяти милях от плантации Джеймс направляет их на запад. Через какое-то время они подъезжают к скромному домику в стороне от дороги в окружении фруктового сада, листья деревьев в котором только начинают распускаться от тепла ранней весны. Джеймс стучит, и когда многочисленные затворы оказываются отодвинутыми в сторону, дверь распахивается, и на пороге возникают трое мужчин, недоверчиво косящихся на незнакомцев.

- Джеймс, - говорит самый низенький из них темноволосый мужчина с очками на кончике носа, - в чем дело? Ты не сообщал, что приведешь с собой кого-то.

- Знаю, мистер Фрохики, и сожалею об этом, - отвечает Джеймс и выводит Саманту на передний план. – Это мисс Саманта Малдер. Нам нужно переправить ее на север как можно скорее. И меня заодно.

Трое мужчин выпучивают глаза на Сэм, в свою очередь нервно поглядывающую на них.

- Малдер? – спрашивает самый высокий из них с всколоченной копной светлых волос на голове. – Из Малдеров Калпепера? С плантации Малдеров? Самой могущественной семьи в пределах пятидесяти миль вокруг? И ты хочешь, чтобы мы доставили дочь плантатора на территорию Союза?

- Пожалуйста, ее жизнь в опасности, - ступая вперед, говорит Малдер. – Я ее брат. Я отсылаю ее туда ради ее же собственной безопасности. Чем быстрее она там окажется, тем лучше.

Троица награждает Малдера недоверчивыми взглядами.

- Вы Фокс Малдер? – спрашивает третий мужчина с бородой. – Сын Уильяма Малдера? Тот, что сбежал и присоединился к Союзу?

- А по моему мундиру этого не видно? – спрашивает Малдер. – Да, это я. Я заплачу сколько попросите, только доставьте их обоих в безопасное место. Как можно скорее.

Коротышка Фрохики выглядит оскорбленным его словами.

- Мы не берем плату, - фыркает он. - Нам только нужно быть уверенными в том, что нас не вернут в Калпепер и не бросят в тюрьму по выдвинутому вашим отцом обвинению в похищении его дочери.

- Вы хотите, чтобы все было оформлено в письменном виде? – спрашивает Малдер. – Хорошо, я готов. Принесите бумагу. Я подпишу все, что скажете, только увезите мою сестру. Пожалуйста.

Пятнадцать минут спустя чернила подсыхают на письменном заявлении Малдера, дающего свое разрешение мистеру Фрохики, мистеру Байерсу и мистеру Ленгли перевезти Саманту Малдер и Джеймса Ричардса через границу на территорию Союза. Они без промедления седлают коней для Фрохики и Байерса. Ленгли остается на случай, если другие беглецы нагрянут к ним в отсутствие остальных. Малдер в последнюю секунду выводит свою собственную лошадь и передает поводья Сэм.

- Возьми эту, - говорит он ей. – Джеймс, ты бери ту лошадь, на которой ехал к хижине Спендера. Так у каждого будет свой собственный конь, что позволит вам ехать быстрее. Мы со Скалли вернемся на плантацию на одной лошади.

Скалли передает Саманте свое собственное поспешно написанное письмо.

- Это для моих матери и сестры, - объясняет она. – В нем говорится, кто вы такая и почему мы отправили вас на север. Не беспокойтесь, - добавляет она, увидев встревоженное выражение на лице девушки, - они будут вам рады. Моя мать была так долго одна после стольких лет постоянного присутствия в доме множества людей. Она будет рада компании, и они с Мелиссой будут обе рады третьему человеку, с которым можно поговорить, когда им до смерти надоест компания лишь друг друга.

Прощание с Самантой оказывается одним из самых трудных поступков в жизни Малдера, особенно из-за его поспешности. Остальные по возможности предоставляют им приватность, ожидая на некотором расстоянии, пока брат с сестрой крепко обнимаются.

- Увидимся, когда все закончится, - говорит Малдер, не желая отпускать сестренку, хотя и знает, что должен это сделать.

- Обещаешь? – спрашивает она, и он кивает.

- Обещаю. Как только нас со Скалли отпустят, мы сразу же приедем в Вест Честер за тобой.

- Но что если с тобой что-нибудь случится? – с дрожью в голосе спрашивает Саманта.

- Эй, Скалли за мной присмотрит, разве нет? – шутит Малдер, отстраняясь и держа Саманту за плечи. – Ничего со мной не случится, пока она за мной приглядывает.

- Пока ты ее слушаешься и не делаешь глупостей, - возражает Саманта, на какой-то миг снова становясь собой, что вызывает у Малдера улыбку.

- Я оскорблен, - говорит он. – Мы тут вообще-то обо мне говорим.

- Вот именно, - отвечает она и снова обнимает его. – Люблю тебя, Фокс, - добавляет она.

- Тоже люблю тебя, сестренка, - отзывается он и, сжав ее в объятиях напоследок, неохотно отпускает. – Тебе пора. – Она кивает, едва сдерживая слезы, после чего подходит к Скалли, обнимает ее и забирается на свою лошадь. Малдер и Скалли стоят рядом, смотря, как маленькая группа скачет по залитой лунным светом сельской местности.

- Вам лучше убраться отсюда, - внезапно замечает Ленгли, нарушая тишину. – Двое солдат Союза привлекают к этому месту нежелательное внимание.

Больше ничего не добавив, он исчезает внутри фермерского дома и захлопывает за собой дверь. Малдер и Скалли обмениваются взглядами, выразительно приподнимая брови.

- Дружелюбно, - замечает она, и Малдер разражается смехом. Они взбираются на свою лошадь – Скалли садится спереди – и выезжают на дорогу, ведущую к Калпеперу. Выполнив стоящую перед ними задачу и не имея больше причин спешить, они едут не торопясь, давая уставшей лошади отдых. Малдер крепко обвивает талию Скалли руками и опускает подбородок ей на плечо.

- Ты в порядке? – спрашивает она, выпуская поводья из одной руки, чтобы погладить его по щеке.

- Как ни странно, но да, - говорит он. – С ней все будет в порядке. Они хорошо позаботятся о ней. Учитывая все случившееся, ей будет безопаснее с твоей семьей, чем было до этого. И куда веселее, уверен. – Он усмехается. – Думаю, ты права насчет нее и Мелиссы: они отлично поладят.

- Я просила Сэм не говорить моей матери о нашем обручении, - признается Скалли. – Лучше мне самой сообщить ей эту новость… особенно, если ты будешь рядом. Иначе она может подумать, что я все выдумала.

- Она тебе не доверяет? – спрашивает Малдер.

- О, доверяет, - отвечает Скалли. – Но даже ты должен признать, что это та еще история. Сын богатого южного землевладельца и женщина-северянка, переодевшаяся в мужчину, встречаются во время войны и влюбляются? – Она качает головой. – Я не смогла бы придумать более нелепую басню, даже если бы попыталась.

- Думаю, твоя сестра, возможно, была права, - размышляет Малдер. – Насчет судьбы и предначертанности. Полагаю, что некоторым людям – некоторым душам – предназначено найти друг друга, чтобы быть вместе в любом своем воплощении.

Скалли обдумывает сказанное.

- Приятная мысль, - соглашается она, теснее прижимаясь к нему. – Идея о том, что мы с тобой были вместе в прошлом и будем вместе в будущем… Не уверена, что я верю в это… но мне бы хотелось.

Она поворачивает голову набок, улыбаясь ему, и Малдер целует ее.

- И мне, Скалли, - говорит он. – И мне.
__________________
Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать...
В. Цой
MrsSpooky вне форума   Ответить с цитированием