Показать сообщение отдельно
Старый 10.12.2015, 16:51   #1
MrsSpooky
посвященный
 
Аватар для MrsSpooky
 
Регистрация: 25.02.2009
Адрес: Saint Petersburg - the сity on the Neva river
Сообщений: 1,418
По умолчанию Читаем вместе: "Невидимые игры" (автор: 19, переводчик: MrsSpooky)

часть 1
Невидимые игры
Автор: 19
E-MAIL: xff19@yahoo.com
Рейтинг: R за используемые выражения
Категория: TRA
Ключевое слово: MSR
Спойлеры: только крайне незначительные
Краткое содержание: очередная не слишком приятная прогулка по лесу.

Перевод: MrsSpooky
Бета: hitrost0

Отказ: персонажи «Секретных материалов» принадлежат FOX Corporation, студии 1013 и одному известному типу - Крису Картеру. Подозреваю, что я никогда не заработаю на таком глупом занятии, как написание историй по старым телевизионным шоу.

Авторская заметка: не знаю, насколько правдоподобно описанное в фике, но данная технология фактически находится в разработке: http://www.wired.com/wired/archive/1...invisible.html
Я действительно старалась сделать все от меня зависящее, чтобы это выглядело реалистично, но вы вольны списывать любые натяжки на мое творческое воображение.

***
Часть 1/15

Комната представляла собой настоящую мечту технофила – столь же перенасыщенная различным оборудованием, как супернавороченный домашний медиа-зал какого-нибудь теленаркомана, только без безвкусных декораций и удручающе восторженного ведущего.

Огромные встроенные телевизионные экраны покрывали каждую стену в виде идеальной решетки формата 3х4. Все 48-дюймовые мониторы были подсоединены к бесчисленному количеству микрофонов и камер, причем последние могли одновременно снимать при дневном, ночном и инфракрасном свете. Каждая камера и микрофон постоянно охватывали небольшую площадь, которая затем частично совпадала с площадью, покрываемой следующей камерой и микрофоном. Кроме того, все они соединялись с продвинутыми датчиками обнаружения движения. Всякий раз, когда датчик улавливал движение в поле зрения определенной камеры, изображение с нее мгновенно отображалось на одном из мониторов в соответствующем пространственном отношении к положению сектора. Все это представляло собой первоклассное оборудование, но на военных оно не производило особого впечатления. В конце концов, понадобятся горы аудиовизуального оборудования, пусть даже по-настоящему высококачественного, чтобы кто-то заметил эти траты на фоне беззастенчивого приобретения стоивших баснословных денег танков и реактивных самолетов. В общем, благодаря подобной технике это были, вполне вероятно, самые хорошо просматриваемые десять гектаров земли во всем мире. В свете этого довольно ироничным казалось то, что им еще только предстояло найти то, что они искали.

В данный момент на экранах мало что происходило – вот здесь по лесу бродило какое-то зверье, а там - группа напряженных солдат. Но наблюдавшие за мониторами люди знали, что скоро все изменится.

Это была отборная троица, плечи и грудь каждого из участников которой украшали яркие знаки отличия, медали и боевые шрамы. Они входили в группу из всего девяти человек, знавших о существовании этой комнаты с ее многочисленными камерами и причинах, по которым эти самые камеры были установлены. У каждого на лице застыло мрачное выражение; каждый относился к этому знанию с одинаковым оттенком покорности. Один представитель этой троицы, однако, ощущал особо тяжелый вес на своих широких, увешанных наградами плечах. Это было его шоу, являвшееся последним шансом разобраться с их маленьким косяком, не прибегая к крайним мерам. Что представлялось ему особенно неудачным, ведь он уже почти уверился в том, что это последнее «решение» окажется столь же эффективным, как и предыдущие – то есть совершенно неэффективным.

Его невеселые раздумья оказались прерваны лейтенантом, докладывающим своему командиру последние новости.

- Генерал Томпсон, старт проекта назначен на пятнадцать часов. Все подразделения готовы приступить к его выполнению в час «Ч».

Томпсон чуть заметно покачал головой и обратил все свое внимание на мониторы справа от себя. Большинство было еще отключено, но на паре из них отображались выверенные и хорошо отработанные приготовления элитных команд специального назначения (спецназа). Томпсон не стал к ним приглядываться, заметив лишь их граничащую с маниакальной предбоевую проверку, перепроверку и пере-перепроверку провизии, оружия и карт.

Камеры показывали четыре команды из шести человек каждая – лучших из лучших, настоящие сливки армии, флота, ЦРУ и ФБР. Среди них имелись «зеленые береты» [прим. пер. - войска специального назначения; десантно-диверсионные войска. Подразделения для специальных операций в составе Сухопутных войск. Основные функции: проведение противопартизанских операций и обучение военнослужащих дружественных армий приемам проведения специальных операций], «морские котики» [прим. пер. -основное тактическое подразделение Сил специальных операций (ССО) ВМС США, в оперативном отношении подчинённых Командованию специальных операций (КСО) ВС США (U.S. Special Operation Command, USSOCOM), предназначен для ведения разведки, проведения специальных и диверсионных мероприятий, поисково-спасательных операций и выполнения других задач, стоящих перед ССО] , члены отдела по борьбе с терроризмом и освобождением заложников ФБР и секретного подразделение ЦРУ, как бы оно там ни называлось – даже Томпсон этого не знал. Все присутствующие горели желанием выиграть для своих организаций право похваляться тем, что они надрали задницы другим командам в незамысловатой тренировочной миссии. Или, по крайней мере, им так сказали.

Игра будет простой, но реалистичной; ее целью станет захват базы противника в глубине непроходимых лесов, которую, как предполагалось, защищает неизвестное количество условных повстанцев. Каждую команду снабдили арсеналом пейнтбольного вооружения, приблизительно равнявшегося запасу автоматов, гранат и мелкокалиберного оружия, к которому они были привычны. Тот, кому в голову или туловище угодит пейнтбольный шарик, считался «мертвым». Два «несмертельных» выстрела также будут означать «гибель» солдата. Если вкратце, это походило на обычную военную игру, будучи чем-то весьма простым – участникам даже боевых выстрелов не предполагалось делать. В общем, задача была проще простого, особенно принимая во внимание уровень подготовки представленных команд. Или так казалось на первый взгляд.

Генерал Томпсон вздохнул про себя и морально подготовился к неизбежной головной боли, наблюдая за четырьмя командами.

Шесть «морских котиков», как всегда, всерьез подошли к делу. Одетые в камуфляж цвета хаки, обвешанные абсурдным количеством различного оружия, амуниции и прочих запасов, они рассеянно перепроверяли свое снаряжение, одновременно изучая весьма схематичные карты местности, которыми их снабдили. Впереди у этих «котиков» оставались еще шесть месяцев полуторагодичного предварительного курса тренировки на дислокации, а потому они верили, что эта миссия представляла собой часть интеграционного дивизионного тренинга. Шесть мужчин из этой команды перенесли 24 недели углубленной воздушно-десантной подготовки водолазов-разведчиков, включая «Адскую Неделю» – 132 часа непрерывных физических упражнений на грани пытки. Эти солдаты находились в лучшей форме за всю свою жизнь – физически и психологически выносливее, чем им самим казалось возможным. Они прекрасно разбирались во всевозможных видах десантных операций, знали любое оружие вдоль и поперек, могли в течение многих дней обходиться безо всякого отдыха. Они представляли собой взвод, предназначенный для проведения наземных военных действий, члены которого тренировались вместе целый год, и их единственной слабостью было отсутствие реального боевого опыта. Покажут ли они уровень доверия в команде, необходимый в нестандартных ситуациях, когда станет по-настоящему жарко, а вопросы жизни и смерти будут решаться за считанные секунды?

Никто не мог бы ответить на этот вопрос, но Томпсон неохотно признавал, что «морские котики» представляли собой наиболее квалифицированную команду из всех. Сам будучи солдатом сухопутных войск, он совсем не радовался тому обстоятельству, что они были выносливее и натренированнее – настоящие машины для убийств. Даже без боевого опыта в качестве военного взвода каждый из них провел больше года, интенсивно тренируясь и зачастую занимаясь боевой стрельбой. Если кто-то и преуспеет в данной миссии, то это они. К сожалению, Томпсон практически не сомневался, что не преуспеет никто.

Переводя внимание на шесть «зеленых беретов», столпившихся вокруг оперативных карт, Томпсон раздраженно вздохнул. Эти люди уже начали спорить насчет плана действий, пока их командующий офицер отсутствовал, заканчивая последние приготовления. Хотя это был явно хорошо тренированный и в целом сплоченный отряд, его члены уже не выказывали готовности к предстоящей схватке, которая отличала «морских котиков». Разумеется, все они прошли чрезвычайно сложный квалификационный курс тренировки, включающий углубленное изучение личной и командной тактик. Разумеется, все они являлись опасными убийцами, даже будучи безоружными. Разумеется, все они изучали иностранные языки, а также специфические дисциплины вроде вооружений, коммуникаций и медицины. Но эти навыки им мало чем помогут в данной ситуации. И если они уже начали спорить…

Томпсон невысоко оценивал их шансы на успех, особенно в сравнении с «котиками», и эта мысль его сильно расстраивала – он и сам был «зеленым беретом», специализировавшимся на тактике борьбы с диверсионными отрядами противника, за что и получил в свое время Почетную медаль Конгресса. Но эти мужчины не были закаленными в боях воинами, не демонстрировали сплоченности ветеранов. Вкратце это означало, что их уже вполне можно считать покойниками.

Разочаровавшись в «зеленых беретах», Томпсон переключился на мониторы, показывающие шестерку агентов ЦРУ, исполнительно проверявших незнакомое для них пейнтбольное оружие. В отличие от «котиков» и «беретов», агенты ЦРУ сильно разнились как по возрасту, так и по физической подготовке. Томпсон решил, что ни один из них не прошел бы тренинг «морских котиков», поморщившись от очевидного недостатка у них опыта обращения с военным вооружением. Однако предполагалось, что недостаток физической тренировки они искупят своей психологической подготовкой. Эти оперативники подвергались тяжелейшим стрессам во время тренировки агентов ЦРУ и отлично разбирались в том, как себя вести в незнакомых ситуациях. Подобные навыки определенно пригодятся им в этой конкретной миссии, размышлял Томпсон. Так что парни из ЦРУ были той еще темной лошадкой – физически непригодные, но, возможно, достаточно сообразительные и психологически готовые к экстремальным ситуациям. К сожалению, они не привыкли работать вместе – обычно оперативники ЦРУ отправлялись на задание поодиночке, а потому столь резкий переход к командной работе вряд ли пройдет без сучка без задоринки. Они действовали сообща только на тренировочных испытаниях. Томпсон подозревал, что групповая динамика и физическая неподготовленность станет их погибелью. Доверие окажется решающим фактором в данном задании, а эти ребята явно не были готовы беззаветно полагаться друг на друга. Короче говоря, им тоже крышка, независимо от их способности действовать нестандартно.

Голова у Томпсона уже начала неприятно пульсировать. Это с самого начала была ужасно неудачная идея. Он не испытывал никаких моральных трудностей по поводу того, чтобы послать людей на верную смерть, но это больше походило на отправление ягнят на бойню.

Он перевел взгляд на последнюю команду отдела по борьбе с терроризмом и освобождением заложников ФБР. В целом это подразделение представляло собой гражданский спецназ. Физически они были в куда лучшей форме, чем типичные просиживающие штаны в офисе служащие ФБР, и тренировались с лучшими командами специального назначения по всему миру. Их проверяло в деле подразделение «Дельта» [прим. пер. - занимается осуществлением специальных операций, в том числе по освобождению заложников]. Они отлично разбирались в вооружении и тактической подготовке. Они занимались спасением заложников во всех мыслимых ситуациях. Однако они были далеко не в столь отличной физической форме, как «котики», не были столь разносторонне тренированными, как «береты», не были столь психологически устойчивы, как агенты ЦРУ, и… и… очевидно, их даже было не шестеро.

Томпсон повнимательнее пригляделся к экрану и убедился в том, что на нем и в самом деле отображались лишь четыре агента ФБР, одетых в новую с иголочки форму и уверенно несущих на себе весь свой личный боевой арсенал, однако поглядывающих вокруг себя с явным раздражением. Их командир выкрикивал нетерпеливые указания, но без толку – очевидно, что эта команда не была готова к выполнению стоявшей перед ними задачи.

Куда, черт побери, запропастились двое оставшихся членов команды? Томпсон снова бессильно простонал, досадуя на свою легковерность. Его убедили в том, что они ему нужны, что они являлись его последним шансом на успех, что они были созданы для этой миссии. Ему пришлось умолять их начальника прислать их, а Томпсон в принципе никогда не умолял. И теперь до начала шоу оставалось всего десять минут, а их и след простыл.

Генерал Бродерик Томпсон не привык к тому, чтобы его заставляли ждать. Он терпеть не мог непунктуальных гражданских. Вообще-то, он много чего не терпел, особенно непокорных, неадекватных, нетренированных неженок из ФБР, да к тому же еще и опаздывающих. Как он только дал убедить себя с том, что от них будет какой-то прок – что они не окажутся лишь очередным пушечным мясом? Томпсон внимательно изучил то, что смог раздобыть, из их странных личных дел, но установил лишь, что они проработали вместе больше семи лет, оба оказывались в больницах чаще, чем любой среднестатистический агент, и были изгоями в ФБР в течение почти всего срока своей службы. К его удивлению, у него не получилось выяснить, что представляли собой те таинственные расследования, которыми они занимались, а это о многом говорило, учитывая его весьма высокий уровень допуска к секретной информации. Так что ему было известно только то, что они всего лишь пара обычных агентов ФБР без спецназовской подготовки за плечами, с полным набором различных выговоров в личных делах и тревожной неспособностью уворачиваться от вражеского огня. И одним из них была женщина! Господи ж ты Иисусе. Какого хрена он вообще думал?

Боковым зрением заметив какое-то движение на одном из мониторов в стороне от тех, что показывали предстартовую площадку, Томпсон развернулся, чтобы получше рассмотреть производившие его предметы, а вернее, людей. Мужчина был высоким и худощавым, с развитой мускулатурой бегуна и вызывающей манерой насмешливого всезнайки. Его форма и оружие свободно свисали с него, и он выглядел совершенно не к месту – как городской мальчик в глуши или привыкший носить дорогие костюмы мужчина в боевом снаряжении. При этом он умудрялся вести себя, словно на увеселительной прогулке, направляясь к своей напарнице со спрятанными за спиной руками.

Когда он приблизился, она наградила его опасным взглядом, наполненным одновременно недоверием и раздражением. Он, однако, продолжал идти как ни в чем не бывало, очевидно совершенно не улавливая ее настроения. Томпсон отметил про себя этот недостаток взаимопонимания и снова вздохнул – ясно, что эти двое не являлись такой уж сплоченной командой, как ему разрекламировали.

Женщина все так же выражала недоверие - причем не только взглядом, но и выражением лица и языком тела - по мере того, как ее напарник уверенно шагал к ней. Однако когда он наконец достиг того места, где она стояла, вторгаясь в ее личное пространство, она заметно смягчилась – ее плечи опустились, она сделала глубокий вдох и прикусила губу, чтобы удержаться от грозившей появиться на ее губах ухмылки. Достав из-за спины два дымящихся стаканчика с кофе из «Старбакса», он практически нависал над ее хрупкой фигурой с самодовольным выражением на лице. Поспешно выхватывая у него стаканчик, она почти незаметно наклонилась к нему.

Томпсон наблюдал за этой сценой с вновь разгоревшимся интересом. Они оказались не такими, как он предполагал, и, очевидно, им сильно не доставало нужного тренинга, особенно по сравнению с остальными участниками, однако на мгновение он увидел в их взаимодействии фамильярность и определенную расслабленность в присутствии друг друга, которые, как хорошо знал Томпсон, являлись редкостью даже среди членов крепко сплоченных групп спецназа. Они были другими. Они были слабыми. Они были потенциальными мертвецами. Они были в двух сотнях миль от ближайшей кофейни.

Так где, черт побери, он раздобыл кофе из «Старбакса»?
__________________
Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать...
В. Цой
MrsSpooky вне форума   Ответить с цитированием