IWTB RU forum

IWTB RU forum (http://iwtb.ru/forum/index.php)
-   Творчество по сериалу Секретные материалы (http://iwtb.ru/forum/forumdisplay.php?f=21)
-   -   Читаем вместе: «Непреднамеренные грехопадения», автор Dasha K., перевод RedHead (http://iwtb.ru/forum/showthread.php?t=2910)

татьяна 23.09.2012 20:23

Я решила поныть немного ... Ну, когда же продолжение будет!?

RedHead 26.09.2012 10:22

Цитата:

Сообщение от татьяна (Сообщение 252611)
Я решила поныть немного ... Ну, когда же продолжение будет!?

Будет..обязательно! Просто у меня затык с 4-ой частью... творческий кризис, назовем его так)

АlenaS 26.09.2012 10:52

Ой как жаль! Так нужен качественный юмор - просто жизненно необходим. :D

RedHead 27.09.2012 12:46

И вот по просьбам трудящихся..))

Часть 4-ая: Непреднамеренные грехопадения: Добрые намерения
Автор: Plausible Deniability


Внезапно пробудившись от своего спокойного сна, я вижу, что в окружающей обстановке действительно кое-что изменилось: я лежу в пропахнувшей сексом кровати в чем мать родила, а надо мной нависает Скалли.

«О, боже мой». - Я мысленно испускаю стон. – «Опять все сначала. Ну что со мной такое?»

Ну и что с того, что Скалли заявилась ко мне вчера ночью? Надо положить этому конец раз и навсегда. Это ошибка. Я с ней работаю. И уважаю ее. И ни в коем случае нельзя делать то… в общем, то, чем мы занимались прошлой ночью.

Неудивительно, что сейчас она завороженно уставилась на меня с выражением крайнего отвращения на лице.

На ней одежда для бега. Конечно, как и всякий разумный и ответственный взрослый человек в этой части земного шара, она уже давно на ногах. Я же, в отличие от нее, лежу на кровати, растянувшись на сбившихся простынях, и пытаюсь выдавить из себя извинения, но так как понятия не имею, с чего начать, то бормочу какую-то чушь.

Напарница отводит глаза, и я слежу за ее взглядом. Моя утренняя эрекция предстает перед ней во всей своей красе. Что ж, Скалли доктор и должна знать, что такая реакция возникает совершенно непроизвольно. По крайней мере, очень на это надеюсь.

Протерев глаза, я сажусь на кровати и спрашиваю:

-Который час? – Надеюсь, она решит, что мыслями я уже на работе.

- Начало восьмого.

О черт, я облажался. От удивления у меня даже челюсть отвисла.

-Нам ведь нужно опросить того свидетеля в Олстоне!

Скалли качает головой.

-Не надо, полиция Бостона поймала нашего парня сегодня утром.

И напарница объясняет, как наш маньяк-обезглавливать сам попался в ловушку.

Но я пропускаю ее слова мимо ушей. И продолжаю думать все о том же: о черт, о черт, нужно это прекращать. Нам нельзя больше этим заниматься. Может, на сей раз судьба меня пощадила. Может, я, в конце концов, не так уж страшно облажался. Но вполне мог бы. Мог действительно свести на «нет» всю проделанную работу, валяясь в кровати, как наркоман в отключке, и пытаясь проспаться после очередного секса, который не должен был произойти. О чем я только думал вчера? Почему позволил себе потерять контроль? Как ухитрился отмахнуться от тысяч вполне рациональных причин, по которым мне стоит держаться подальше от своей напарницы?

Или я просто сознательно о них «забыл»? Теперь припоминаю: все здравые мысли улетучились из моей головы в ту же самую секунду, как Скалли вошла ко мне в комнату.
Признайся: ты самый большой придурок в мире.

Напарница прерывает поток моих самобичеваний, протягивая пакет из «Старбакса».
Я беру его, даже не задумавшись, рефлекторно. Сама собака Павлова обзавидовалась бы. К черту самообвинения, не помирать же с голоду.

-Спасибо, - благодарю я Скалли, засовывая руку в пакет и выуживая оттуда кекс. Я так голоден, что не трачу времени на то, чтобы аккуратно разворачивать бумагу, и жадно ем кекс, толком не вынув его из обертки и засунув в рот примерно две трети десерта за раз. Начинка, кажется, из клюквы. Довольно вкусно.

Боже, я свинья.

По всей видимости, Скалли думает так же.

-Приятного аппетита, - говорит она, отворачиваясь. – Я только что выходила на пробежку и хочу принять душ.

Ты придурок, и к тому же неблагодарный. Протянув руку, я хватаю Скалли за кисть.

-Не так быстро. Позавтракай со мной, - говорю я тоном пай-мальчика, всем своим видом показывая, что собираюсь держать свои порывы под контролем.

И я правда настроен держать себя в руках. Но, к сожалению, тяну Скалли к кровати слишком сильно, и она падает прямо на меня. На ней надеты лишь беговые шорты и укороченный топ, а ее раскрасневшаяся кожа влажно блестит от пота после пробежки. Она пахнет самой собой, только раза в четыре сильнее.

О, Боже. Я знал, что природа наградила меня этими утренними эрекциями не просто так.

-Малдер, - говорит напарница, отворачиваясь. – Я вся потная…

Или, по крайней мере, мне кажется, что Скалли говорит именно это. Я сейчас слышу не очень хорошо. Трудно что-нибудь уловить среди верещания сигналов боевой готовности, которые феромоны подают в мой мозг. Я стягиваю с нее одежду и швыряю на пол, воодушевленный тем, что не встречаю никакого сопротивления.

Поразительно, как мужчина за несколько мгновений может перейти от добрых намерений к самым что ни на есть развратным деяниям. Сейчас я так возбужден, что не узнал бы ни один из тех благородных порывов, даже если бы они предъявили мне паспорт с фотографией, поэтому просто беру руку Скалли и кладу мне на член. Умно, ничего не скажешь. Как будто ей самой его никак не отыскать. Она же доктор, ради всего святого!

-Признайся, - слышу я себя словно со стороны. – Ты хочешь меня. Ты хочешь его.

«Ты хочешь его»? В какой недоразвитой части моего мозга родилась эта пошлость?

Скалли закатывает глаза.

-Малдер…

Я целую ее.

-Скажи, - отчаянно настаиваю я, не отрывая от нее губ. – Скажи мне, Скалли.

Она с досадой вздыхает.

-Хорошо, сдаюсь. Я хочу тебя, Малдер.

Скалли сказала «сдаюсь». Полагаю, это означает, что я должен отпустить ее, но вместо этого смеюсь, замечая, что мое дыхание слегка сбилось.

-Так и знал, - говорю я, а может, слова были и другими, но не менее легкомысленными, и радостно устремляюсь ниже.

«Не могу поверить, что она мне это позволяет», - думаю я, устраиваясь поудобнее промеж ее бедер. Это самый приятный в мире вкус, сама сущность Скалли, и в этот момент я – единственный мужчина на этой планете, который имеет возможность им насладиться. Я закрываю глаза и медленно рисую языком гедонистические узоры на ее теле, смакуя сладость нежной влажной кожи, как ребенок, слизывающий с ложки сахарную глазурь.

И совсем скоро Скалли начинает извиваться и судорожно дышать. Ее лицо на подушке такое расслабленное и красивое. Я знаю, что если продолжу в том же духе, то она вскоре кончит. И тогда я лягу на нее сверху и проскользну внутрь ее все еще содрогающегося тела. Не успею и глазом моргнуть, как сам начну задыхаться и стонать.

Нет.

Слишком быстро, слишком суетливо. В этот раз все будет по-другому. Мне нужно реабилитировать хотя бы парочку своих добрых намерений.

Я поднимаю голову и смотрю на нее. Смотрю прямо в глаза. Боже, она так прекрасна.

-Что ты делаешь? – спрашивает Скалли.

-Слишком быстро, - отвечаю я. И приподнимаюсь, чтобы встретиться с ней лицом к лицу. Хоть мне и не хватает силы воли, чтобы не распускать руки, но зато я могу щегольнуть перед Скалли выдержкой и растянуть удовольствие.

То, что нужно.

«На этот раз спешить не будем», - думаю я. Это единственный способ полностью избавиться от моих безумных порывов.

Никакой спешки. Обещаю: сегодня мы занимаемся этим в последний, самый последний раз.

И больше никогда.

«Даржин Парк» – прекрасное местечко для ужина со Скалли: это бостонская достопримечательность, расположенная прямо посреди других достопримечательностей. Ресторану уже около ста пятидесяти лет. Это часть рыночного комплекса, находившегося в тени Фанел-Холла* - прекрасного кирпичного здания, построенного еще до революции, в котором когда-то, еще в колониальный период, собирались бостонцы, отстаивающие независимость от британского правления.
Ну и, кроме того, если есть в мире рестораны с атмосферой без малейшего намека на сексуальность, то это «Даржин Парк».

Он известен своими дородными официантками, несдержанными на язык деспотичными дамами, которые имеют обыкновение хамить посетителям. Это место, где воздух гудит от звона вилок по тарелкам и шумных разговоров и где в целях экономии пространства за длинными деревянными столами усаживаются совершенно незнакомые люди. В «Даржин Парке» не подают пряные блюда и модные вина. Нет, вместо этого вы получаете вкусную и добротно приготовленную, но непритязательную американскую пищу: густой суп, индейский пудинг и «обед по-новоанглийски». Такую еду мама готовила для меня в детстве, когда я болел.

Скалли озираясь, оглядывает луженый потолок и стены горчичного цвета, явно ошарашенная тем, как присущая Новой Англии вычурность здесь маскируется под потрепанный утилитаризм.

-Хорошее местечко, - говорит она себе под нос.

-Ага, у нас тут очаровательно, - соглашается проходящая мимо официантка без тени иронии.

За столом мы сидим бок о бок с семьей из Нью-Йорка и группкой местных: один из них, подросток, весь вечер то и дело толкает Скалли локтем.

-Простите, дуд страшно много дароду по суббодам, - гнусавит он, извиняясь, видимо, за всех и сразу.

Здесь безопасно, думаю я, заказывая тушеное мясо и картофельное пюре. В этом ресторане мне ничего не угрожает. Не нужно волноваться о возбуждающем влиянии кокосового масла и напитков с ромом или пасты и красного вина. Тут шумно, неромантично и народу - как селедок в бочке. Ни один мужчина никогда не залезал под юбку женщине после «Даржин Парка».

После нашего эротического экспромта сегодня утром, с удовольствием докладываю, что не почувствовал ни малейшего побуждения переступить за рамки нашего партнерства.
Мы со Скалли провели вместе первую половину дня, и, как только мне удалось избавиться о мыслей о сексе, все снова стало прекрасно, как в прежние времена. Мы допросили нашего пленного подозреваемого и, выкроив время для осмотра достопримечательностей, прогулялись по знаменитой Тропе Свободы*** и насладились слаженной греблей университетской команды по реке Чарльз. Мы болтали, дурачились и в итоге как-то незаметно прошли немалое расстояние. И у меня ни разу не возникло желания опять наступить на те же грабли.

Поздравляю себя за решимость. Может быть, все, что требовалось, – это сбавить темп и дать эмоциям улечься вместо того, чтобы бросаться в омут с головой. В конце концов, я проработал со Скалли больше пяти лет - и ни единого намека на плотские отношения. Может быть, мне действительно просто следовало хорошенько обо всем подумать, чтобы раз и навсегда преодолеть напряженность и оставить эти неуместные выходки позади.

-Вот, пожалуйста, - говорит официантка, ставя перед Скалли тарелку с рибай-стейком****.
Чудовищно огромный ломоть мяса аж свисает с края блюда.

Напарница смотрит на меня с удивлением.

- И что, человек правда может столько съесть?

-Чудно, правда? – говорю я, безупречно изобразив бостонский акцент.

О да, я снова в своем привычном амплуа. Ибо не чувствую ничего, даже отдаленно похожего на страсть, и, осознав это, с облегчением смотрю на свое картофельное пюре и улыбаюсь. Я на верном пути.

Поужинав, мы садимся в подземку и отправляемся в отель. Грохочущий стук поезда, проносящегося по темным туннелям, всегда вызывал у меня самые яркие фрейдистские ассоциации и даже возбуждал, когда я был подростком. Конечно же, в те времена меня могло возбудить что угодно. Сегодняшний я, тридцати восьми лет от роду, к счастью, более устойчив к мыслям подобного рода.

Моя решимость непоколебима. Скалли сидит рядом, пытаясь сохранять равновесие при каждом колебании и повороте вагона, но периодически поезд неожиданно кренится набок, и, повинуясь законами движения Ньютона, она приваливается ко мне. И это не вызывает у меня ровным счетом никаких эмоций. Скалли всего лишь моя напарница.

Сейчас я стопроцентно уверен в успехе. Мой живот набит тушеным мясом и индейским пудингом, и все в этом мире идет как надо. Беспокойное возбуждение, которое я ощущал сегодняшним утром, вкупе с неистовым вожделением исчезли без следа. Я снова в здравом уме. До чего же приятное чувство!

Поезд останавливается на «Площади Копли», двери со свистом открываются, и мы вместе выходим. Ступеньки, ведущие со станции, пахнут как обычно, то бишь мужским туалетом. Даже сей факт действует на меня успокаивающе. Это очень неэротично - плестись со Скалли по лестнице, воняющей мочой.

Выйдя на улицу Бойлстон, мы сворачиваем к Хантингтон-Авеню. Прохладный ночной воздух прозрачен и чист, как всегда в Бостоне субботней ночью. Огни города ярко горят, и площадь Копли кишит людьми - общительными студентами и модно одетыми горожанами.

-Я отлично провела день, - говорит Скалли по пути в отель. По ее тону совершенно ясно, что она имеет в виду только то, что произошло после секса в гостиничном номере. И это тоже настраивает меня на позитивный лад: значит, напарница не меньше моего преисполнена решимости вернуть наши отношения на безопасный уровень.

-И я.

-Завтра рано вылетаем, да?

-Ага. Очень рано.

Мы поднимаемся в лифте на наш этаж. Скалли останавливается у двери в свою комнату, а я направляюсь к своему номеру и, достав из кармана ключ-карту, вставляю ее в электронный замок.

-Спокойной ночи, Скалли, - говорю я, открывая дверь.

- А где мой ключ?

Нахмурившись, она роется в сумочке.

-Должно быть, оставила его в номере.

Я распахиваю для напарницы дверь.

- Зайди через мой.

Она проходит мимо меня внутрь и, пока я включаю свет, направляется прямиком к смежной двери, двигаясь так поспешно, словно пытается подчеркнуть, что отсутствие ключа – это всего лишь оплошность, а не какая-нибудь там романтическая уловка.

Напарница исчезает в своем номере, и в этот же момент я замечаю ее ключ на своем комоде.

-Он тут! - кричу я через дверь. – Нашелся.

Взяв карточку, я иду к Скалли, которая еще не успела включить свет, с трудом высматривая ее очертания в темноте.

-Скалли? С тобой все в порядке?

- Я просто снимаю обувь Малдер, - говорит она. Одна туфля с гулким стуком падает на пол, а вслед за ней – другая. – У меня жутко болят ноги.

-Ясно. Твой ключ остался у меня.

Мои глаза постепенно привыкают к полумраку, и теперь я различаю в темноте миниатюрную фигуру напарницы. Скинув туфли, Скалли бесшумно подходит ближе.
И останавливается всего в нескольких сантиметрах от меня.

-Спасибо, - говорит напарница, забирая ключ из моей протянутой руки.

-Не за что.

-Что ж…тогда спокойной ночи.

-Спокойной ночи.

Но вместо того, чтобы повернуться и уйти, я тянусь к ней в темноте и прижимаюсь губами к ее рту. Мои руки обвивают Скалли за талию, а она в ответ обнимает меня за плечи и, тихо застонав, запускает пальцы в мои волосы.

Минуты тянутся бесконечно долго. Не знаю, сколько времени прошло, но уверен, что поцелуй длится далеко не одно мгновение.

Наконец я отрываюсь от нее и заявляю:

-Мы совершаем ошибку.

-Да, - соглашается Скалли. – Большую ошибку.

- Нельзя этого делать.

-Да. Да, нельзя.

Я снова наклоняюсь и целую ее.

Она такая милая, моя Скалли. Такая милая, такая нежная и невероятно прекрасная. Само совершенство во всех смыслах этого слова…

Одна ночь ничуть не ослабит моей решимости. Правда ведь?



Конец 4-ой части.
**************************************

*Фанел-Холл (англ. FaneuilHall) располагается недалеко от берега и правительственного здания в Бостоне, Массачусетс. С 1742 года служит в качестве рынка и конференц-зала. Здесь произносили речи Сэмюэл Адамс, Джеймс Отис и другие поборники независимости от Великобритании. В настоящее время здание является частью Тропы свободы и Бостонского национального исторического парка. Иногда его ещё называют «Колыбель свободы». В настоящее Фанел-Холл довольно популярен среди туристов.
**обед по-новоанглийски – традиционное новоанглийское блюдо, состоящее из отварной солонины или копченой ветчины с капустой и другими овощами, чаще всего картофелем, брюквой, пастернаком, морковью и луком.
*** Тропа свободы - туристический маршрут, объединяющий целых 16 памятников Бостона в единый исторический комплекс, который напоминает о борьбе за независимость американского народа. С тропы невозможно сбиться, поскольку она выделена цветом - белым по красной брусчатке и красным по серым тротуарным плитам.
**** Рибай – наиболее мясистый и богатый жировыми прослойками вариант мясного стейка, который отличается особой сочностью и нежностью. Куски рибая берутся между 5 и 12 ребрами говяжьей туши

RedHead 27.09.2012 12:47

Хочу добавить, что эта часть получилась почти исключительно благодаря усилиям самого замечательного редактора - Кены, ибо меня внезапно подкосил приступ творческой импотенции)) Саша, спасибо за чудесную правку и волшебный пендель!))

MrsSpooky 27.09.2012 13:15

Цитата:

Сообщение от RedHead (Сообщение 252896)
Одна ночь ничуть не ослабит моей решимости. Правда ведь?

Детский сад, ей-богу:D Никак я не могу понять, почему они так упорно пытаются убедить себя, что их отношения - это ошибка? Хотя, наверное, подобное юморное произведение не стоит подвергать чрезмерному анализу, оно написано явно для того, чтобы просто посмеяться над незадачливыми агентами:D

Спасибо, RedHead за очередную главу, улыбнуло:)

Unbekannterin 27.09.2012 13:19

Бедненькие-бедненькие .... только один самый последний разочек

Спасибо за перевод!!!

RedHead 27.09.2012 13:21

Цитата:

Сообщение от MrsSpooky (Сообщение 252898)
Хотя, наверное, подобное юморное произведение не стоит подвергать чрезмерному анализу, оно написано явно для того, чтобы просто посмеяться над незадачливыми агентами:D
Спасибо, RedHead за очередную главу, улыбнуло:)

ага. довести угрызения совести наших агентов до абсурда, а потом их же и обсмеять)
пожалуйста!)

RedHead 27.09.2012 13:25

Цитата:

Сообщение от Unbekannterin (Сообщение 252899)
Бедненькие-бедненькие .... только один самый последний разочек

просто Малдер не знал, что авторы еще одну главу задумали ))

Unbekannterin 27.09.2012 13:30

Цитата:

Сообщение от RedHead (Сообщение 252901)
просто Малдер не знал, что авторы еще одну главу задумали ))

Вдвойне бедненький ... Это ж куда мир катится-то ... Надо сексоваться и надо :D


Часовой пояс GMT +3, время: 22:04.

Работает на vBulletin® версия 3.7.0.
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot