«Доктор Кто» эры Рассела Т. Дэвиса

Давайте сразу проясним – цель этой статьи не в критике Стивена Моффата. Цель – напомнить зрителям «Доктора Кто» о том, как этот сериал стал таким, каким мы его знаем, и благодаря кому он вернулся из небытия. Мы знаем, что Расеела Т. Дэвиса часто критикуют; мы же попытаемся защитить свою позицию, и заключается она в следующем – РТД является превосходным шоураннером. Мы понимаем, что одно это предложение тут же станет поводом для негодования фанатов Моффата, но мы, еще раз подчеркиваем это, не собираемся нападать на сериал эпохи Моффата – мы лишь хотим защитить честь РТД как сценариста, продюсера, шоураннера и человека, который воскресил Доктора.

Персонажи

Это одна из причин, по которой РТД не должен быть забыт и охаян. Разнообразие прекрасно выписанных персонажей делает большую часть эпизодов, созданных под его началом, интересными и привлекательными. Возможно, самый яркий пример этого – эпизод «Полночь», навевающий мысли о картинах Хичкока. В этом эпизоде Доктор оказывается в ловушке, среди очень простых, но очень разных людей. «Полночь» — это, если хотите, мастер-класс по созданию и раскрытию характеров персонажей; вот как надо залезать под шкуру персонажу и заставлять его показывать свою истинную сущность. Некоторые из персонажей более раскрыты, чем другие — так, Вэл Кейн является властной особой, привыкшей руководить людьми, но вместе с тем в этой ситуации она лишается своей обычной уверенности. Она не возражает выбросить человека за борт, чтобы спасти остальных пассажиров, но в конечном счете сознательно идет на самопожертвование. Даже Доктор представляется в ином свете: не способный контролировать самого себя, а также (то, чего мы не видели в течение долгого времени) глубоко, глубоко напуганный. Увидеть персонаж таким, многогранным, если не сказать вывернутым наизнанку, незабываемо — и это в манере РТД. То, что действительно отличает его от Стивена Моффата и, наверное, других сценаристов тоже, — в его эпизодах главным является именно персонаж.

Диалоги

По поводу этого пункта некоторые могут возразить, что это именно то, в чем Стивен Моффат мастер — флирт между Доктором и Ривер, а затем между Доктором и Кларой может выглядеть очень забавно; но, простите, разве не так разговаривают вообще все моффатовские женские персонажи? Кажется, будто в писательском арсенале Моффата есть только один прием в отношении стиля общения женщин, и его-то он и использует бессменно — тогда как диалоги РТД можно описать одним словом «реалистичные». Вот то, чем страдают многие сериалы — диалоги в них написаны так, будто персонажи знают, что они персонажи ТВ-шоу и должны вести себя соответственно. В эту ловушку очень легко попасть. Но когда у руля был Рассел, диалоги были очень реалистичными и настоящими, а значит, и очень эмоциональными. Прощание Уилфреда и Доктора в «Конце пути», разговор Джеки и Элтона в «Любви и монстрах» — примеры того, как реалистичный диалог может сделать эпизод невероятно трогательным.

Содержание

Конечно, все субъективно — но, мне кажется, если брать во внимание работу шоураннера, вы можете найти следы его влияния в каждом эпизоде. И одно несомненно — РТД сделал все, чтобы каждый эпизод его эпохи был так хорош, как это вообще возможно. Я не говорю, что каждый эпизод под его началом был замечательным — были и неудачи (впрочем, у каждого фаната на этот счет свое мнение), но мы должны быть благодарны РТД за каждый эпизод — просто за то, что каждый из них существует.
Эпоха РТД была надежной и уютной, и мне очень нравилось, что каждую субботу в течение тринадцати недель меня ждало захватывающее приключение. Стивен Моффат говорит, что DW не должен быть уютным, он должен быть непредсказуемым, и зрители не должны знать точно, когда именно он вернется. Я не могу с этим согласиться. DW должен быть надежным; мне кажется, это записано в ДНК этого сериала, и сериал эпохи РТД именно таким и был.
И если говорить о содержании сериала в целом, я считаю, что истории РТД были очень универсальными, и со временем не потеряют ни капли своей актуальности.

Доктор

Доктор, без сомнения, интересный, непостижимый и цельный персонаж. Ему более 1200 лет, и за эти столетия в его жизни было столько взлетов и падений, столько любви, потерь, приключений, дружбы, одиночества, и в определенной степени именно этот опыт сформировал его характер. Возьмите эпизод «Далек» — из-за ужасных событий военного времени Доктор полон ярости, самобичевания (ведь это он уничтожил две расы) и враждебности; он — потерян, одинок и стар, совсем как далек. Они оба потеряли все и оба выжили в войне, в которой выжить было нельзя.
Доктор рассматривается подобным образом и в эпоху Моффата — например, в эпизоде «Вампиры Венеции», в котором подчеркивается, насколько уничтожение собственного народа влияет на Доктора; эпизод «Хороший человек идет на войну» является примером того, как гнев Доктора может нанести вред не только его врагам, но и его друзьям тоже. Есть и другие примеры, и все же я не могу не чувствовать, что Моффат хочет нарисовать Доктора не теми красками, какими нужно. Возьмите эпизод «Большой взрыв» — в финале развития потенциально темной сюжетной линии мы получаем человека, который бегает со шваброй в дурацкой феске и защищается от врагов с помощью спутниковой антенны. Это составляет странный контраст по отношению к темам предыдущих эпизодов, и мне не кажется, что это работает. Сценарист всегда должен уметь провести грань между «детским» и «по-детски», и, пусть это непопулярное мнение, я лично не считаю, что Моффат обладает таким умением.
Эпоха РТД прекрасно отразила возраст Доктора и его темную, опасную сторону, и в то же время выразила авантюрный склад его характера.
Среди фанатов много претензий к любовной линии Доктора и Розы. Он в одиночку переносил свои страдания после уничтожения Галлифрея, а Роза стала для него искрой жизни; благодаря ей он посмотрел на свою жизнь и мир новыми глазами (более того, наивными глазами); она помогла ему преодолеть его потери. В конечном счете, между ними возникает сильная и искренняя привязанность. Так почему бы Доктору не влюбиться?

Он вернул DW

Этот аргумент может выглядеть несправедливым («Я думаю, эпоха Моффат лучше» / «Эй, но это РТД вернул сериал к жизни!»), но я имею в виду несколько иное. Мои чувства просты — РТД создал первый сезон и ВВС держались за него, пока он сам не решил уйти. Он дал нам столько прекрасных персонажей. Он создал тайну, окружающую Доктора, с самого первого момента, когда он появился перед нами такой одинокий, такой непостижимый. Он заставил нас задуматься о Галлифрее.
Самый первый его эпизод начинался с загадки: почему и как ожили манекены? И мы увидели, что на самом деле виноват известный поклонникам классики злодей — но преподнесенный так по-новому. И далее сезон развивается по определенной системе, то обращаясь к будущему, то погружаясь в прошлое. Было ли сделано все, что можно — вопрос спорный, но в одном я уверен: вклад РТД в сериал был огромным.

Эмоции

Эмоциональная составляющая, конечно, в некоторой степени субъективна и зависит тот того, насколько вы эмоционально сроднились с персонажами. По-моему, «Девочка, которая ждала» — самый печальный эпизод моффатовской эпохи, в котором Эми оказывается в ужасном положении, которого вы бы никому не пожелали. Я не думаю, однако, что что-либо из нынешнего сериала способно превысить эмоциональную составляющую развития образа Джеки Тайлер. Она — прежде всего мать, которая потеряла мужа, и у которой нет никого, кроме дочери. Затем она потеряла свою дочь, осталась одна, не зная, жива ли Роза и где она находится. Кульминация этой сюжетной линии — в эпизоде «Любовь и монстры», где мы глазами Элтона видим, чего стоит Джеки разлука с Розой.
Напротив, эпоха Моффата создает впечатление страха сделать окончание слишком мрачным. Так, самоубийство Эми и Рори в эпизоде «Ангелы захватывают Манхэттен» было бы гораздо более трагическим и трогательным, если бы эти двое сразу же не выскочили из могил, разрушая настроение этой сцены. В эпоху РТД персонажи умирали всерьез и надолго — яркие примеры тому Аделаида Брук, Гарриет Джонс, Линда Мосс. Эти смерти прибавили DW реализма и напомнили нам, что Доктор не в силах спасти всех, и что он не всегда поступает правильно.
Тот факт, что спутники и другие важные персонажи умирают редко, но метко, подчеркивает сущность характера Доктора, который прекрасно понимает, кто именно тому виной и не может не страдать от этого. В эпоху Моффата исключение из правила «никакой трагедии» — смерть Клары. У «Снеговиков» был очень горький финал, хотя люди, в общем-то, забыли об этом из-за того, что оригинальная Клара Освальд вполне себе жива.

В целом

Эпоха Рассела Т. Дэвиса слишком много критикуется и заслуживает больше уважения. Она была полна веселья, приключений и сильных эмоций. Она была настоящей. Низкий поклон вам за это, РТД.

Оригинал

Яндекс.Метрика