Дегенерация Доктора

Обозреватель doctorwhotv.co.uk Кристофер Ричи размышляет, к чему может привести переписывание истории «Доктора Кто».

Перевод: Singer для форума IWTB.RU
Ссылка на оригинал

Между 1989 и 2005 годами «Доктор Кто» находился в хиатусе. Несмотря на храбрую, но неудавшуюся попытку повторно запустить сериал в 1996 году в форме телефильма, в котором главную роль сыграл — и сыграл абсолютно превосходно — Пол МакГанн, «Доктор Кто» жил в пьесах, рассказах и комиксах. На экраны сериал вернулся в 2005 году, и во главе его встал Рассел Т. Дэвис. Это стало возрождением сериала. Телеведущий Майкл Паркинсон заметил, что сериал вырос «из неуклюжих съемок, сюртуков и вычурных манжет в превосходную драму с сильными характерами и сценариями, которые совмещают в себе комедию, трагедию и социальную сатиру».

Чтобы заполнить время, когда сериал был в хиатусе, Дэвис придумал красивую идею, чтобы преодолеть пропасть между классикой и новым сериалом, и называлась она «Война Времени». Это была простая, но гениальная идея, которая показывала народ Доктора, Повелителей времени, погруженными в бесконечную и кошмарную войну с их заклятыми врагами, далеками – воплощениями зла. Война Времени имела последствия вселенского масштаба – разрушенные миры, бесчисленные невинные жертвы, и итог — Вселенную, оказавшаяся на краю апокалипсиса. В их стремлении стать победителями, Повелители времени превратились в самые отвратительные порождения войны, которые не остановились бы ни перед чем, чтобы достигнуть полной победы над далеками. В последние дни войны они даже запланировали оставить свою физическую форму, чтобы стать существами одного только сознания, и стать, таким образом, бессмертными. Во многих отношениях Война Времени сделала Повелителей времени и далеков одинаковыми в их жестокости и бесславии.

Зрители узнали об истории Войны Времени в новом сериале, где главные роли сыграли Кристофер Экклстон, Дэвид Теннант и Мэтт Смит. До 50-й годовщины саму войну никогда не показывали на экране. Эта история была рассказана сквозь переплетения сюжетных линий, позволяя нам создать ее в собственном воображении. Важно, что именно Доктор заканчивает Войну Времени. В «Конце Времени» зрители узнают, что Доктор обладает Моментом – ужасным оружием, которое он использует, чтобы спасти Вселенную от Повелителей Времени и далеков, но, делая это, он совершает геноцид.

После событий Войны Времени Доктор Экклстона раздавлен своим недавним прошлым. Совершенно ясно, что это решение было нелегким. Он живет с чувством вины за то, что выжил, он является последним из своего вида и ненавидит самого себя из-за своих действий – «Я наблюдал, как это случилось. Я сделал так, чтобы это случилось». Возможно, самым большим различием между классикой и новым сериалом было развитие Доктора как персонажа. Война Времени, придуманная Дэвисом, сделала Доктора намного более темным, сложным, серьезным и загадочным персонажем. Доктор больше не был безмятежным сказочным героем, или просто «безумцем с будкой», защищающим Землю и другие планеты от зла. Экклстон дал нам другого Доктора — страдающего, неуверенного и яростного. Возможно, Война Времени — лучший сюжет за всю историю «Доктора Кто». Более того, образ Доктора, созданный Экклстоном — самый недооцененный за все 50 лет, то же можно сказать и о МакГанне.

Требования современной зрительской аудитории изменили главных героев. Зрители хотят видеть не идеализированных, а реалистичных персонажей, людей, которыми они могут восхищаться или которым они могут сочувствовать, людей, которые имеют прошлое за спиной. Вот вам недавние примеры — такие как Рик Граймс (Эндрю Линкольн) в «Ходячих мертвецах», Джейсон Борн (Мэтт Дэймон), Кэрри Мэтисон (Клэр Дэйнс) в «Родине», Джеймс Бонд (Дэниел Крэйг), доктор Грегори Хаус (Хью Лори), Сага Норен (София Хелин) в «Мосте», или Дэйнерис Таргариен (Эмилия Кларк) и Тирион Ланнистер (Питер Динкледж) в «Игре престолов». Успех нового «Доктора Кто» был в основном связан с идеей нетипичного героя; человека, ищущего искупления.

Следующий Доктор, сыгранный Теннантом, тоже мучим чувством вины и потери. В известной степени он начинает примиряться со своим прошлым, главным образом в результате его любви к Розе Тайлер. Но после потери Розы, Марты Джонс и Донны Ноубл Доктор Теннанта снова возвращается к прежнему себе. В «Водах Марса» (это, безусловно, один из лучших эпизодов нового сериала) он заходит слишком далеко, изменяя «фиксированную точку во времени», и на мгновение становится высокомерным Повелителем времени, почти став Валеярдом. Эпизод показывает эту врожденную черту Повелителей времени, особенно проявляемую, когда их власть неконтролируема или неограниченна. Это — горькое напоминание, что Доктор принял правильное решение закончить Войну Времени.

Доктор Теннанта характеризуется изменчивостью. Он переходит от периодов восторженной энергии к моментам абсолютного одиночества, смешанного с чувством вины о его прошлом. Это — превосходная работа, которая передает логику действий Доктора во время Войны Времени. Доктор Теннанта представляется как человек, который бежит, и всегда продолжает бежать, пытаясь ускользнуть от своего позорного прошлого. Но, к сожалению, это — тот вид прошлого, из которого убежать невозможно. У Доктора Теннанта есть жажда жизни – он более гуманен и более романтичен, чем какое-либо другое воплощение. К сожалению, его отношения с женщинами всего лишь служат отвлечением и обеспечивают мимолетные мгновения утешения. Трагедия Теннанта состоит в том, что каждая из личных потерь его Доктора — напоминания большей потери Галлифрея и цены образа жизни путешественника во времени.

Доктор Смита намного более инопланетен и маниакален, чем Доктора Экклстона и Теннанта. Война Времени отдаляется все дальше по мере течения лет, и именно Доктор Смита воплощает радость новых беззаботных путешествий в Тардис – радость, почти искреннюю время от времени. Смит добавляет к предыдущим образам Доктора эту часть эмоционального диапазона, но все же это — более темные оттенки: его гнев в «Звере внизу» и в «Городе под названием Милосердие», и его желание отомстить в эпизоде «Хороший человек идет на войну». Как и его предшественники, Доктор Смита не может убежать от своего прошлого. Многие истории Моффата побуждают нас задаться вопросом о прошлом Доктора и о сущности того человека, которым он был:

«Древнее существо, пропитанное кровью невинных. Дрейфующее в космосе в своем бесконечном лабиринте. Для такого существа смерть была бы подарком». (Комплекс Бога)

«Это тюрьма для гоблина или трикстера. Или воина. Неназванной, ужасной твари, впитавшей кровь миллиарда галактик, внушавшей ужас всему космосу. И ничто не могло остановить его или сдержать его». (Пандорика открывается),

«Бойся меня, я убил их всех». (Жена Доктора)

«Смотреть на вас, Доктор, это все равно что смотреться в зеркало. В вас есть гнев, как и во мне. Есть чувство вины, как и во мне. Одиночество. Всё, кроме решимость сделать то, что должно быть сделано. Я благодарю богов, что мои люди не полагались на вас, когда им требовалось спасение!». (Город под названием Милосердие)

«То, что я сделал, я сделал без выбора… во имя мира». (Имя Доктора)

Фактически, Доктор Смита доказывает: то, что он выжил во время Войны времени — его наказание. Как говорит персонаж «Города под названием Милосердие» — «Все мы несем наши тюрьмы с собой».

И вот мы увидели «День Доктора» Моффата. Поскольку он был основан на приквеле «Ночь Доктора» и замечательном возвращении Пола МакГанна, я думал, что этот специальный эпизод будет для меня настоящим удовольствием. Вместо этого я испытал разочарование и беспокойство о будущем сериала. Естественно, в эпизоде были некоторые моменты, которые мне понравились: взаимодействие между Смитом, Теннантом и Хертом; возвращение зайгонов и Злого Волка; регенерация Херта; и камео Питера Капальди и Тома Бейкера. Даже история об участии Доктора в Войне Времени сама по себе была замечательной эпической идеей. Но почему, Моффат, откуда вы вдруг взяли все воплощения Доктора, помещающие Галлифрей в карманную Вселенную? Ведь это уменьшило значимость Войны Времени до уровня незначительного пустячка.

Был момент, когда я чуть не прослезился – сцена, все три Доктора держали руки над кнопкой, запускающей Момент. Это было бы подходящей концовкой — Доктор Херта знал, что у него была поддержка его будущих воплощений, и они все вместе, одновременно, нажали бы на кнопку. Увы, с его склонностью к сказочным историям, волшебным и нереалистичным поворотам, проделывающим в сюжете огромные дыры, Моффат уничтожил лучшую сюжетную линию нового «Доктора Кто» и превратил Доктора в плоский характер типа Иисус-спаситель, который неспособен совершить зло или поступить неправильно. Он уничтожил самые лучшие черты этого персонажа: то, что Доктор может делать ошибки и что он не всегда может исправить их. Доктор не должен быть всемогущим, но Моффат сделал еще один шаг к тому, чтобы превратить его в бога. Это решение Моффата — оскорбление творческого гения Дэвиса и истории, которую он рассказывал четыре сезона. Кроме того, это решение означает недопустимое игнорирование интерпретаций Докторов Экклстона и Теннанта. У Докторов Дэвиса была многомерная и неоднозначная натура – во многом похожая на главного героя Вергилия, Энея. Важно отметить, что Рассел Т. Дэвис говорил, что самые правдоподобные и интригующие главные персонажи не являются ни героями, ни злодеями, часто они — что-то промежуточное.

С одной стороны, я ценю, что у Доктора есть новая цель – вернуться домой. Он знает, куда он должен стремиться. Как Одиссей Гомера, он будет искать свою Итаку. Я также признаю, что это очень удобно для Моффата – за свое спасение Повелители времени, вероятно, вознаградят Доктора новым циклом регенераций (может быть, после этого он сможет регенерировать в женщину), — и таким образом, гарантируется долговечность сериала, хотя это момент скользкий и неоднозначный. Но с другой стороны, это решение Моффата предает всю прежнюю историю сериала. Доктор оставил Галлифрей, потому что он был авантюристом, не желающим мириться с застойным образом жизни на его родной планете. В классике Повелители времени характеризовались как тихие, выродившиеся и сгнившие изнутри. Они были унылыми, закосневшими и ни во что не вмешивающимися. Так что идея Доктора, желающего найти Галлифрей и возвратиться домой, абсурдна. Фактически, моффатовский поворот сюжета ниспровергает саму основу, на которой был создан сериал. Доктор – чужой среди своих, он странник и неутомимый путешественник. Он принял решение сбежать от своих соотечественников в потрепанной старой Тардис.

Как давний поклонник, который смотрел и классику, и новый сериал, я волнуюсь о будущем DW. Конечно, сериал должен приспосабливаться и меняться, чтобы гарантировать, что он продолжится после восьмого сезона. Хотя я не против изменений, я считаю, что моффатовский ход ознаменовал собой дегенерацию Доктора. Возвращение Галлифрея сработает только в том случае, если Повелители времени окажутся еще более злыми, чем далеки, вынуждая Доктора жить с последствиями его действий в День Доктора. Жизненно важно, чтобы Доктор был способен ошибаться. Надеюсь, Питер Капальди сможет показать Валеярда в Докторе – его темную сторону, его неоднозначную личность. Волшебной сказке Моффата пришло время закончиться.

Яндекс.Метрика